ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 28.06.1984"КЭМПБЕЛЛ (campbell) И ФЕЛЛ (fell) ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
КЭМПБЕЛЛ (CAMPBELL) И ФЕЛЛ (FELL)
ПРОТИВ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА
(Страсбург, 28 июня 1984 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
В ноябре 1973 г. заявитель, г-н Кэмпбелл, английский подданный, 1944 г. рождения, и второй заявитель, отец Фелл, католический священник, также английский подданный, 1940 г. рождения, были осуждены за ряд преступлений и приговорены соответственно к 10 и 12 годам тюремного заключения. Они были отнесены к категории особо опасных преступников.
16 сентября 1976 г. в тюрьме Албани произошел инцидент. Потребовалось вмешательство тюремных властей для прекращения протеста шестерых заключенных, включая заявителей. При этом заявители и несколько членов тюремного персонала получили телесные повреждения. Впоследствии заявителей обвинили в дисциплинарных нарушениях правил внутреннего распорядка тюрьмы. Во время разбирательства в Совете посетителей их признали виновными и подвергли наказанию, которое включало утрату права на существенное сокращение срока заключения, обычно предоставляемого за хорошее поведение.
В сентябре и ноябре 1976 г. соответственно отец Фелл и г-н Кэмпбелл ходатайствовали перед министром внутренних дел о предоставлении им юридической помощи в связи с возможным гражданским разбирательством по фактам указанного инцидента, в том числе по факту нанесения им телесных повреждений. В соответствии с существовавшей в то время практикой им было отказано в удовлетворении этой просьбы до окончания внутреннего тюремного разбирательства их жалоб (т.е. до февраля 1977 г. для отца Фелла и до декабря 1977 г. для г-на Кэмпбелла).
Власти также отказали заявителям в просьбе о проведении независимого медицинского освидетельствования, с которой они обратились вскоре после инцидента. В соответствии с тюремными правилами и существующей практикой такое освидетельствование обычно не предусмотрено для заключенного, если только он не является стороной судебного разбирательства.
После получения отцом Феллом разрешения на встречу с адвокатом ему было запрещено беседовать с ним наедине. При этом должен был присутствовать тюремный офицер. Возможность консультации с адвокатом наедине была предоставлена отцу Феллу начиная с 12 мая 1977 г. в связи с его жалобой в Европейскую комиссию по правам человека.
Находясь в заключении, отец Фелл в соответствии с тюремными правилами и существующей практикой по отношению к заключенным его категории был также ограничен в праве переписки. В частности, он жаловался на то, что ему не разрешали вести переписку с двумя монахинями - сестрой Пауэр и сестрой Бенедиктой.
Со времени указанных выше событий, ставших основанием для настоящего дела, существующие в тюрьмах Англии и Уэльса правила переписки и посещения заключенных претерпели существенные изменения, особенно в том, что касается категории лиц, с которыми заключенным разрешена переписка, получения консультации юриста в связи с гражданскими разбирательствами по делам об обращении с заключенными в тюрьме, а также условий проведения встреч заключенных со своими адвокатами.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Основанием для разбирательства послужили две жалобы против Великобритании, поданные в Комиссию в 1977 г. Г-н Кэмпбелл и отец Фелл утверждали inter alia следующее:
- Совет посетителей тюрьмы признал каждого заявителя виновным в дисциплинарных правонарушениях, равнозначных, по существу, правонарушениям уголовным. Вместе с тем разбирательство их дел не соответствовало требованиям статьи 6 Конвенции;
- задержка с предоставлением заявителям возможности получить консультацию юриста повлекла за собой нарушение их права на судебное разбирательство, гарантированного статьей 6 Конвенции, а также права на уважение тайны корреспонденции, гарантированного статьей 8 Конвенции;
- отказ в проведении независимого медицинского освидетельствования заявителей привел к нарушению их прав, гарантированных статьей 6.
Отец Фелл утверждал также следующее:
- отказ разрешить ему консультироваться с адвокатом наедине повлек за собой нарушение статей 6 и 8 Конвенции;
- отказ разрешить переписку с рядом лиц нарушил его права, гарантированные статьей 8;
- лишение его эффективных средств правовой защиты привело к нарушению статьи 13.
Решениями от 6 мая 1978 г., 9 октября 1980 г., а также от 14 марта и 19 марта 1981 г. Комиссия признала жалобы заявителей частично приемлемыми. Жалоба отца Фелла на нарушение статьи 6, касающаяся разбирательства его дела в Совете посетителей, была объявлена неприемлемой, поскольку он не исчерпал все внутренние средства правовой защиты. Комиссия объединила жалобы заявителей в одно дело.
В своем докладе от 12 мая 1982 г. Комиссия пришла к выводу:
- девятью голосами против трех воздержавшихся, что разбирательство дела г-на Кэмпбелла в Совете посетителей является нарушением его прав по статье 6 Конвенции;
- единогласно, что отказ провести независимое медицинское освидетельствование заявителей не является нарушением статьи 6 п. 1;
- единогласно, что отказ разрешить отцу Феллу консультироваться со своим адвокатом наедине, а не в присутствии тюремного служащего, является нарушением статьи 6 п. 1 и что нет необходимости рассматривать вопрос о том, было ли это также нарушением статьи 8;
- единогласно, что отказ разрешить отцу Феллу переписку с сестрой Пауэр и сестрой Бенедиктой явился нарушением статьи 8 Конвенции;
- единогласно, что отцу Феллу не были предоставлены эффективные средства правовой защиты в отношении его жалоб на нарушение статьи 8 и что в связи с этим была нарушена статья 13 Конвенции.
Комиссия передала дело в Суд 14 октября 1982 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
I. Предварительные возражения Правительства
A. Возражение на основании того, что г-н Кэмпбелл
не использовал внутренние средства правовой защиты
в связи с разбирательством в Совете посетителей
56. В памятной записке в Суд от 17 марта 1983 г. Правительство утверждало, что поскольку г-н Кэмпбелл не ходатайствовал о пересмотре решения Совета посетителей по своему делу посредством процедуры сертиорари (см. п. 15 и 39 - 41 выше), то он тем самым не исчерпал всех внутренних средств правовой защиты и, следовательно, его жалобу в отношении разбирательства в Совете не следует принимать к рассмотрению.
57. Суд готов учитывать предварительные возражения подобного рода, но только если государство - ответчик ранее представило их на рассмотрение Комиссии с учетом конкретных обстоятельств дела. Обычно эта процедура должна осуществляться на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости дела. Если же данное условие не выполнено, то Правительство лишается права на эти возражения в Суде (см. inter alia Решение по делу Артико от 13 мая 1980 г. Серия A, т. 37, с. 12, 13, п. 24, 27).
1. О потере права на предварительное возражение
58. Возражения Правительства о приемлемости жалобы г-на Кэмпбелла были представлены в Комиссию 20 декабря 1977 г. В них отсутствовали ссылки на то, что г-н Кэмпбелл не исчерпал все внутренние средства правовой защиты в связи с разбирательством его дела в Совете посетителей. Лишь позже (13 декабря 1978 г.) Правительство обратилось к Комиссии с просьбой отклонить на основании статей 26 и 29 Конвенции жалобы заявителя в отношении указанного разбирательства, поскольку им не было подано заявления для осуществления процедуры выдачи приказа сертиорари. Комиссия, уже признавшая приемлемыми жалобы г-на Кэмпбелла 6 мая 1978 г., заявила (14 и 19 марта 1981 г.) о невозможности применения в данном случае статьи 29 Конвенции.
59. Суд отмечает, что 6 декабря 1977 г. Отделение королевской скамьи Высокого Суда правосудия в Решении по делу Св. Жермены указало на то, что данная процедура не применима к разбирательствам, осуществляемым Советом посетителей (см. п. 39 "b" выше). Таким образом, Правительству было бы весьма непросто двумя неделями позже доказывать в Комиссии, что она была доступна для г-на Кэмпбелла. Независимо от мнения представителя Комиссии Суд полагает, что, поскольку власти государства - ответчика только что приняли решение по данному внутреннему вопросу, Правительство едва ли могло утверждать, что речь идет о сомнительной или нерешенной проблеме английского права и что поэтому г-н Кэмпбелл должен был предпринять попытку обратиться в национальные суды.
Уведомление об апелляции по делу Св. Жермены было сделано 20 декабря 1977 г. Однако этот вопрос не был окончательно решен до 3 октября 1978 г., когда Апелляционный суд пересмотрел решение Отделения королевской скамьи (см. п. 39 "c" выше). Очевидно, что именно решение Апелляционного суда 1978 г. побудило Правительство дополнить свои первоначальные аргументы. В этих специфических обстоятельствах Суд считает, что вряд ли можно было ожидать, чтобы Правительство представило свои возражения о неисчерпании всех внутренних средств до принятия решения Апелляционным судом (см. Решение по делу Артико, там же, с. 13, п. 27, третий подпункт). Соответственно Правительство не лишается права на возражение.
2. Обоснованность возражения Правительства
60. Статья 26 Конвенции предусматривает только те правовые средства, которые применимы к предполагаемым нарушениям и в то же время являются доступными и достаточными (см. inter alia Решение по делу Ван Оостервейка от 6 ноября 1980 г. Серия A, т. 40, с. 13, п. 27).
Что касается г-на Кэмпбелла, то Комиссия не высказала своего мнения о том, подпадает ли процедура сертиорари под данную категорию правовых средств.
61. Прежде чем возникнет обязанность исчерпать все правовые средства, должна существовать достаточная уверенность в наличии таких средств (см. Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии от 18 июня 1971 г. Серия A, т. 12, с. 34, п. 62, Решение по делу Девеера от 27 февраля 1980 г. Серия A, т 35, с. 18, п. 32, и mutatis mutandis Решение по делу Ван Дроогенбрука от 24 июня 1982 г. Серия A, т. 50, с. 30, п. 54). Во время подачи жалобы г-ном Кэмпбеллом в Комиссию (4 марта 1977 г.) ничто не указывало на то, что в отношении решения Совета посетителей может быть применена процедура сертиорари. Как отметил Апелляционный суд, процедура ранее не применялась в отношении решений Совета посетителей (см. п. 39 "c" выше). Однако ситуация изменилась после того, как он вынес 3 октября 1978 г. свое Решение по делу Св. Жермены и заключенные получили возможность добиваться пересмотра в судах результатов дисциплинарных разбирательств в Совете посетителей.
Вместе с тем следует иметь в виду, что в деле г-на Кэмпбелла установленный срок, в течение которого в принципе еще можно было прибегнуть к процедуре сертиорари, давно истек (см. п. 41 выше, а также Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии. Серия A, т. 12, с. 34 - 35, п. 62). Конечно, можно получить приказ и по истечении этого срока. Именно поэтому Правительство утверждает, что если бы обращение г-на Кэмпбелла последовало сразу после вынесения второго Решения по делу Св. Жермены Отделением королевской скамьи (15 июня 1979 г.), то ему не было бы в нем отказано. Вместе с тем Правительство полагает, что г-н Кэмпбелл едва ли теперь может использовать эту процедуру, поскольку его запоздалое обращение будет сочтено неуместным и непростительным (см. п. 15, 40 и 41 выше). Именно с учетом этих соображений необходимо рассматривать вопрос о доступности внутренних правовых средств в настоящем деле.
62. Что касается эффективности указанных средств, то во время разбирательства дела в Суде Правительство согласилось с тем, что в отношении значительного количества жалоб заявителя они таковыми не являлись. Так, заявитель не смог получить юридическую помощь до начала слушания его дела в Совете посетителей, разбирательство в Совете не было публичным, Совет не обнародовал своего решения и предположительно не был "независимым" органом, к участию в деле не был допущен представитель заявителя, что помешало прибегнуть затем к процедуре судебного пересмотра (см. п. 36 in fine выше). Несмотря на то, что в настоящее время действующее право изменилось, тем не менее, по признанию Правительства, г-н Кэмпбелл не может более надеяться на пересмотр своего дела в процедуре сертиорари.
63. Остаются в силе и следующие жалобы г-на Кэмпбелла: Совет посетителей не был "беспристрастным" органом, заявителю не было обеспечено право на "справедливое" разбирательство, в отношении заявителя был нарушен принцип презумпции невиновности, заявитель не был достаточно проинформирован о предъявленных ему обвинениях, у него не было времени для подготовки своей защиты, г-н Кэмпбелл был лишен своих прав в отношении возможности допроса свидетелей.
Правительство заявило, что все эти жалобы могли и должны были стать предметом разбирательства во время судебного пересмотра его дела после 3 октября 1978 г. Однако, несмотря на Решение Апелляционного суда по делу Св. Жермены о возможности такого пересмотра решения Совета посетителей, а также несмотря на заявление Правительства о том, что это средство защиты все еще доступно для г-на Кэмпбелла, Комиссия тем не менее решила не отклонять жалобу заявителя только на этом основании. По мнению Суда, в той ситуации г-н Кэмпбелл разумно полагался на Комиссию и ее оценку решения Совета посетителей в рамках Конвенции, а не на национальные суды. Тем более что и само Правительство признало, что данное средство правовой защиты г-ну Кэмпбеллу реально не было бы предоставлено. Соответственно, Суд считает несправедливым признать жалобы г-на Кэмпбелла неприемлемыми за неисчерпанием внутренних средств правовой защиты.
B. Приемлемость жалоб отца Фелла
в отношении разбирательства в Совете посетителей
64. Жалобы отца Фелла на результаты рассмотрения его дела в Совете посетителей были объявлены Комиссией неприемлемыми на том основании, что на момент принятия Комиссией этих Решений (14 и 19 марта 1981 г.) заявитель не исчерпал всех внутренних средств правовой защиты, поскольку он не ходатайствовал о процедуре сертиорари (см. п. 53 выше).
В памятной записке, направленной в Суд, отец Фелл, утверждал, что позже он направил такое ходатайство, однако безуспешно (см. п. 15 выше). В связи с этим он считает, что вышеупомянутые жалобы теперь приемлемы.
65. Согласно практике Суда, решения Комиссии об отклонении жалоб, которые она считает неприемлемыми, не подлежат пересмотру. Соответственно, компетенция Суда по спорным вопросам ограничивается только жалобами, принятыми Комиссией (см. выше inter alia Решение по делу Де Вильде, Оомс и Версип против Бельгии. Серия A, т. 12, с. 30, п. 51, Решение по делу Ирландия против Соединенного Королевства от 18 января 1978 г. Серия A, т. 25, с. 63, п. 157, и Решение по делу Фоти и другие от 10 декабря 1982 г. Серия A, т. 56, с. 14, п. 40 - 41).
Следовательно, Суд не компетентен рассматривать жалобу отца Фелла.
II. Разбирательство дела г-на Кэмпбелла
в Совете посетителей
66. Г-н Кэмпбелл утверждает, что Совет посетителей признал его виновным в дисциплинарных правонарушениях, которые по своей сути равнозначны правонарушениям "уголовного" характера. Тем не менее ему не была предоставлена возможность разбирательства в соответствии с требованиями статьи 6 Конвенции, которая предоставляет определенные гарантии "при определении... гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения".
A. Применимость статьи 6 Конвенции
1. Наличие "уголовного обвинения"
67. Комиссия пришла к выводу о том, что рассмотрение дела г-на Кэмпбелла в Совете посетителей действительно подпадало под "уголовные обвинения", и соответственно статья 6 Конвенции применима.
Правительство принципиально не согласилось с этим мнением Комиссии.
68. Суд столкнулся с аналогичной проблемой в деле Энгель и другие, на которое уже ссылались стороны. В своем Решении от 8 июня 1976 г. по этому делу (Серия A, т. 22, с. 33 - 35, п. 80 - 82) Суд, подчеркнув "автономность" понятия "уголовное обвинение" в смысле статьи 6, установил следующие принципы, которые затем подтвердил в своем Решении по делу Озтюрка от 21 февраля 1984 г. (Серия A, т. 73, с. 17 - 18, п. 48 - 50):
a) Конвенция не мешает государствам - участникам проводить или сохранять различия между уголовным и дисциплинарным правом, равно как и четко их разграничивать. Тем не менее из этого не следует, что установленное разграничение имеет решающее значение для целей Конвенции.
b) Если бы государства - участники могли по собственному усмотрению квалифицировать уголовное деяние как дисциплинарное, то тем самым они ограничили бы действие основополагающих статей 6 и 7, применение которых зависело бы от их суверенной воли. Подобное чрезмерное расширение пределов усмотрения могло бы привести к результатам, несовместимым с предметом и целями Конвенции.
69. В Решении по делу Энгель и другие Суд оговорил, что, проведя линию раздела между "уголовным" и "дисциплинарным", он имел в виду лишь ту область, к которой относилось данное дело, а именно военную службу. Суд хорошо понимает, что в реальных условиях тюрьмы существуют соображения как практического, так и политического характера, позволяющие установить особый дисциплинарный режим, например, соображения государственной безопасности и общественного порядка, необходимость принятия срочных мер при нарушении заключенными правил внутреннего распорядка, наличие специальных видов наказания, не известных обычным судам, а также желание тюремных властей сохранить за собой окончательное решение по вопросам дисциплины во вверенных им заведениях.
Тем не менее гарантии справедливого разбирательства, как они определены статьей 6 Конвенции, - один из основополагающих принципов любого демократического общества (см. Решение по делу Голдера от 21 февраля 1975 г. Серия A, т. 18, с. 18, п. 36). Как указывается в Решении по этому делу, правосудие не может заканчиваться за воротами тюрьмы. Вот почему в соответствующих случаях нет основания лишать заключенных гарантий, предусмотренных статьей 6.
Отсюда следует, что принципы, изложенные в Решении по делу Энгель и другие, относятся mutatis mutandis и к пенитенциарным заведениям и что приведенные выше соображения не могут исключить необходимость сохранения в этих заведениях линии раздела между "уголовным" и "дисциплинарным", что согласуется с предметом и целями статьи 6. Поэтому необходимо определить, подпадает ли дело г-на Кэмпбелла под категорию разбирательств "уголовного" характера в смысле Конвенции. В этой связи Суд считает правомерным применить в настоящем деле принципы и критерии, установленные указанным выше Решением с учетом имеющихся различий в обстоятельствах дел.
70. Сначала необходимо уточнить, куда относит национальное право подобные правонарушения: к сфере уголовного права, дисциплинарного права или одновременно к обеим (см. вышеупомянутое Решение по делу Энгель и другие. Серия A, т. 22, с. 34 - 35, п. 82).
Очевидно, что в соответствии с английским правом, правонарушения, в которых обвиняется г-н Кэмпбелл, относятся к дисциплинарному праву. Так, статья 47 Правил внутреннего распорядка говорит о том, что подобное поведение заключенного является "нарушением дисциплинарного характера", и уточняет, как следует поступать властям при такого рода нарушениях в условиях специального тюремного режима (см. п. 27 - 31 выше). Подтверждение тому, что внутреннее законодательство не относит решения Совета посетителей к сфере уголовного права, можно найти в Решении Апелляционного суда по делу Св. Жермены, где прямо говорится о том, что указанное дело "не относится к сфере уголовного права" (см. п. 37 выше). Лорд Судья Шоу выразил мнение о том, что речь шла, по существу, о внутреннем разбирательстве дисциплинарного характера, которое не следует рассматривать в аспекте публичного права или интереса. Подобные разбирательства служат узким целям сохранения порядка в пределах тюрьмы. Суд констатировал, что именно в этих целях статья 47 п. 1 Закона о тюрьмах 1952 г. наделила министра внутренних дел полномочиями утверждать Правила внутреннего распорядка тюрем (см. п. 26 выше). Вместе с тем в деле Макконки и в деле Тэрранта Суд отметил также и то, что можно провести некоторые параллели между разбирательствами в Совете посетителей и уголовными разбирательствами (см. п. 37 in fine выше).
71. В любом случае, содержащиеся в национальном праве указания и ориентиры имеют лишь относительную ценность. Значительно более важным является само существо правонарушения (см. вышеупомянутое Решение по делу Энгель и другие. Там же, с. 35, п. 82).
Следует иметь в виду, что неправомерное поведение заключенных может принимать различные формы. Некоторые проступки заключенных касаются только внутренней дисциплины, в то время как другие нельзя считать таковыми. Во-первых, одни правонарушения могут быть значительно более серьезными, чем другие. Тюремные правила содержат классификацию правонарушений. В частности, правонарушения, совершенные г-ном Кэмпбеллом, относятся к категории "особо тяжких" (см. п. 27 выше). Во-вторых, степень тяжести некоторых правонарушений может не зависеть от того обстоятельства, что они совершены в тюрьме. Поведение заключенного, противоречащее тюремным правилам, может оказаться сверх того и уголовным преступлением. Так, совершение акта грубого насилия по отношению к тюремному служащему может соответствовать уголовному составу "нападение с причинением телесного повреждения". Хотя бунт и подстрекательство к нему в тюремных условиях не подпадают как таковые в сферу общего уголовного права, тем не менее первопричины и факты дела могут стать основанием для предъявления уголовного обвинения в преступном сговоре (см. п. 30 выше).
Суд полагает, что подобные ситуации, будучи сами по себе недостаточными для вывода о том, что правонарушения, в которых обвиняется заявитель, должны рассматриваться как "уголовные" в свете Конвенции, тем не менее представляют эти правонарушения в несколько ином свете и не позволяют рассматривать их как чисто дисциплинарные.
72. Поэтому необходимо обратиться к последнему критерию, приведенному в вышеупомянутом Решении по делу Энгель и другие (там же, с. 35, п. 82), а также в Решении по делу Озтюрка (Серия A, т. 73, с. 18, п. 50), а именно к существу и степени строгости наказания, которое мог понести г-н Кэмпбелл. Самыми тяжкими наказаниями могли стать лишение его права на досрочное освобождение, которым он располагал к моменту начала разбирательства в Совете посетителей, лишение его на неопределенное время некоторых льгот, а также недопущение его к работе, т.е. лишение заработка, заключение в одиночную камеру на максимальный срок 56 дней. Фактически Совет посетителей отсрочил на 570 дней дату, когда г-н Кэмпбелл мог быть досрочно освобожден из тюрьмы, а также лишил его ряда льгот на 91 день (см. п. 14, 28 выше).
При рассмотрении дела Св. Жермены как в национальных судах, так и в органах Конвенции, подробно обсуждался вопрос о сути досрочного освобождения и о лишении индивидуума права на него. Согласно английскому праву, досрочное освобождение является дискреционной мерой (см. п. 29 выше). Английские суды юридически трактуют досрочное освобождение скорее как льготу чем право. Однако в деле Св. Жермены Апелляционный суд отметил, что, "хотя по своей форме досрочное освобождение может рассматриваться как предоставление льготы, фактически потеря такой возможности является наказанием или утратой заключенным его права".
Со своей стороны, Суд не считает, что различие между льготой и правом окажет ему существенную помощь в решении данного дела. Значительно важнее практика применения досрочного освобождения. Заключенный подлежит освобождению в день, который определен и сообщен ему властями сразу после начала отбытия наказания, если только впоследствии его не лишат этого права в результате дисциплинарного разбирательства (см. п. 29 выше). Таким образом, заключенный получает законное основание надеяться на то, что он получит освобождение до истечения установленного судом срока наказания. Следствием лишения этого права является продолжительность тюремного заключения сверх ожидаемого заключенным срока. Подтверждение сказанному можно найти в следующем фрагменте, взятом из Решения лорда Судьи Уоллера по делу Св. Жермены:
"...Обычно... заключенному по прибытии в тюрьму после вынесения приговора сообщают о максимальном сокращении срока, т.е. называют дату его досрочного освобождения. Независимо от того, является ли это его правом или льготой, заключенный может рассчитывать на досрочное освобождение в указанный властями день, если только не будет вынесено решение о лишении его права на такое освобождение. Лорд Рейд говорил о лишении "прав или льгот" как о равноценных понятиях, и я имею честь с ним согласиться. По моему мнению, совершенно несущественно, является ли досрочное освобождение правом или льготой. Достаточно просто проанализировать дело X, который лишился права на зачет 720 дней, и в результате ему пришлось провести в заключении почти два года сверх первоначально объявленной даты его досрочного освобождения. Таким образом, он утратил весьма существенную льготу" (All England Law Reports, 1979, v. 1, p. 723j - 724b).
В ранее упомянутом Решении по делу Энгель и другие (см. там же, с. 35, п. 82) Суд констатировал, что лишение индивидуума свободы, как мера наказания, носит карательный характер и относится к "уголовной" сфере права. Конечно, в настоящем деле, даже после решения Совета посетителей, юридическим основанием для содержания заключенного в тюрьме по-прежнему остается приговор суда. При этом срок наказания по приговору не увеличивается (см. п. 29 выше). Тем не менее Суд придерживается того мнения, что возможность утраты реального права на досрочное освобождение г-ном Кэмпбеллом, равно как и фактическое лишение его такого права Советом посетителей повлекли за собой столь серьезные последствия в отношении продолжительности его заключения в тюрьме, что данное наказание должно рассматриваться для целей Конвенции как наказание за "уголовное" правонарушение. Поскольку в результате решения Совета посетителей срок заключения стал существенно больше срока заключения, который мог бы иметь место до вынесения этого решения, то такого рода наказание вплотную приблизилось к наказанию путем лишения свободы (даже если формально это не так). В то же время предмет и цели Конвенции требуют, чтобы установление столь суровой меры наказания сопровождалось гарантиями, содержащимися в статье 6 Конвенции. На данный вывод Суда не влияет и то обстоятельство, что впоследствии досрочное освобождение заявителя (см. п. 16 выше) было приближено на значительное число дней.
73. Таким образом, учитывая "особо опасный" характер правонарушений, в которых был обвинен г-н Кэмпбелл (см. п. 27 выше), а также, принимая во внимание природу и суровость наказания, Суд находит, что статья 6 Конвенции применима к разбирательству дела г-на Кэмпбелла в Совете посетителей. Соответственно, Суд не видит необходимости рассматривать иные меры, которые могли быть применены к нему, кроме наказания путем лишения его права на досрочное освобождение.
2. О наличии "гражданских прав" заявителя
74. С учетом информации и выводов, содержащихся в предыдущем пункте Решения, нет необходимости рассматривать вопрос о том, затронуло ли разбирательство в Совете посетителей "гражданские права" заявителя. Суд, как и Комиссия, считает, что данный вопрос не представляет интереса с точки зрения принятия решения по данному делу.
B. Соответствие статье 6 Конвенции
75. Г-н Кэмпбелл утверждал, что в Совете посетителей было нарушено его право на "справедливое разбирательство", гарантированное статьей 6 п. 1 и 3 "a" - "d". Он также утверждал, что был нарушен принцип презумпции невиновности (статья 6 п. 2).
1. Статья 6 п. 1
76. Статья 6 п. 1 Конвенции гласит:
"Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение объявляется публично, однако пресса и публика могут не допускаться на судебные заседания в течение всего процесса или его части по соображениям морали, общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, а также когда того требуют интересы несовершеннолетних, или для защиты частной жизни сторон, или - в той мере, в какой это, по мнению суда, строго необходимо - при особых обстоятельствах, когда гласность нарушала бы интересы правосудия".
В настоящем деле никто не оспаривает, что Совет посетителей при выполнении им своих полномочий является "судом, созданным на основании закона". Английское право, и об этом свидетельствует судебная практика, предоставило Совету посетителей полномочия принимать решения, имеющие обязательную силу в указанной сфере. Мнения, высказанные судьями по делу Св. Жермены, доказывают, что Совет посетителей обладает судебными функциями (см. п. 38, 39 выше). К тому же "суд" в статье 6 п. 1 не обязательно должен пониматься как юрисдикция классического типа, интегрированная в общую судебную систему государства (см. mutatis mutandis Решение по делу X против Соединенного Королевства от 5 ноября 1981 г. Серия A, т. 46, с. 23, п. 53).
a) "Независимый" суд
77. Г-н Кэмпбелл утверждал, что Совет посетителей, в котором разбиралось его дело, не является "независимым" судом, в том смысле, как это предусмотрено статьей 6 п. 1. Он настаивал, что Советы посетителей - это вообще "пустое место". Заключенные не считают их независимыми. Советы практически являются инструментом исполнительной власти, многие их функции контролируются администрацией тюрем. Советы также обязаны выполнять директивы министра внутренних дел. Было также отмечено, что Советы не являются независимыми при исполнении функций судебного характера.
Комиссия полагает, что недостаточно просто провозгласить независимость и беспристрастность. Для того чтобы быть действительно "независимым", орган не должен зависеть от исполнительной власти при осуществлении своих функций. Только такая независимость гарантирует справедливое разбирательство. По мнению Комиссии, Совет не обладает необходимой независимостью по следующим причинам. Во-первых, его члены назначаются министром внутренних дел на определенный период времени и, очевидно, могут быть заменены в течение этого срока. Во-вторых, хотя Совет и не является частью администрации, тем не менее при выполнении своих функций он осуществляет столь тесный повседневный контакт с официальными тюремными властями, что может быть отождествлен с администрацией тюрьмы.
Правительство не согласилось с подобным заключением Комиссии. Оно заявило inter alia, что Совет не входит в структуру тюремной администрации, как местной, так и национальной, и поэтому он независим. Кроме того, при выполнении Советом административных функций он действует самостоятельно.
78. При определении того, может ли этот орган считаться "независимым" как от исполнительной власти, так и от сторон в деле (см. inter alia Решение по делу Ле Конта, Ван Левена и Де Мейера от 23 июня 1981 г. Серия A, т. 43, с. 24, п. 55), Суд считает важной процедуру назначения членов Совета посетителей, продолжительность их службы в этом качестве (см. там же, с. 24 - 25, п. 57), существование гарантий от давления на них (см. Решение по делу Пьерсака от 1 октября 1982 г. Серия A, т. 53, с. 13, п. 27), а также на то, имеет ли данная организация внешние атрибуты независимости (см. Решение по делу Делькура от 17 января 1970 г. Серия A, т. 11, с. 17, п. 31).
Суд последовательно рассмотрит эти важные для настоящего дела факторы, которые приводятся в качестве доказательства отсутствия у Совета признаков "независимости".
79. Члены Совета назначаются министром внутренних дел, который является ответственным за вопросы управления тюремными заведениями в Англии и Уэльсе (см. п. 26, 32 выше).
Суд не считает, что это свидетельствует о зависимости Совета от исполнительной власти. В противном случае это означало бы, что и судьи, назначенные или рекомендованные на этот пост соответствующим министром, несущим ответственность за деятельность судебных органов, также не являются "независимыми". Более того, хотя Министерство внутренних дел может подготавливать директивы и инструкции для Советов в отношении исполнения ими своих полномочий (см. п. 35 выше), Советы не обязаны выполнять их при принятии решений судебного характера.
80. Члены Советов работают в этом качестве в течение трехлетнего или менее продолжительного периода в зависимости от решения министра внутренних дел (см. п. 32 выше).
Конечно, такой срок службы является относительно непродолжительным, однако Суд полагает, что для этого имеются весьма понятные причины. Члены Совета исполняют свои обязанности на безвозмездной основе (см. там же), поэтому было бы весьма трудно найти людей, которые согласились бы взять на себя столь обременительные и ответственные задачи на более продолжительный срок.
Суд отмечает, что пенитенциарные правила не содержат положения об освобождении членов Совета от должности, равно как и гарантий невозможности их досрочного отзыва.
Хотя министр внутренних дел может, по-видимому, потребовать отставки любого члена Совета, однако это возможно только в самых исключительных обстоятельствах. При этом существование такой возможности не может рассматриваться как какое бы то ни было посягательство на принцип независимости членов Совета при исполнении ими функций судебного характера.
Невозможность отзыва судей исполнительной властью в течение их мандата должна в целом рассматриваться как следствие их независимости, которую гарантирует статья 6 п. 1. Даже если несменяемость судей формально законом не установлена, это еще не предполагает их зависимости от исполнительной власти при условии, что этот принцип признан фактически и что существуют другие гарантии несменяемости судей (см. вышеупомянутое Решение по делу Энгель и другие. Серия A, т. 22, с. 27 - 28, п. 68).
81. Остается рассмотреть вопрос о независимости Совета с учетом того, что он обладает одновременно как судебными, так и надзорными функциями (см. п. 33 выше).
В последнем случае, как указало Правительство, Совет стремится осуществлять независимый контроль за деятельностью администрации тюрьмы. Само собой разумеется, что осуществление Советом этой функции должно включать частые контакты с тюремными служащими, равно как и с заключенными. Однако это никоим образом не оказывает влияние на то обстоятельство, что задачей Совета, даже при исполнении им своих административных обязанностей, является роль независимого арбитра между обеими заинтересованными сторонами. Впечатление, которое может создаться у заключенных о якобы тесной связи Советов с исполнительной властью и тюремной администрацией, является весьма весомым фактором, особенно с учетом важности в контексте статьи 6 формулы "правосудие не только должно осуществляться, но должно быть видно, что оно осуществляется". Тем не менее подобное восприятие роли Советов со стороны заключенных, что, по-видимому, неизбежно в условиях тюрьмы, не является достаточным для вывода об отсутствии "независимости" (см. вышеуказанное Решение по делу Пьерсак против Бельгии, т. 53, с. 15). Суд не считает, что один лишь факт наличия такого рода контактов, - они существуют у Совета и с заключенными - может подтвердить подобное восприятие роли Советов.
82. В свете вышеизложенного Суд не видит основания для вывода о том, что Совет посетителей не является "независимым" в контексте статьи 6 Конвенции.
b) "Беспристрастный" суд
83. Г-н Кэмпбелл утверждает далее, что Совет посетителей, рассматривавший его дело, не был "беспристрастным" судом.
Правительство не согласилось с этим утверждением. Комиссия не высказала конкретного мнения по данному вопросу, указав, однако, на то, что содержащиеся в ее докладе выводы не следует понимать как предположение о наличии пристрастности или чего-либо подобного в работе Совета посетителей.
84. Личная беспристрастность членов Совета в контексте статьи 6 не подвергается сомнению, если нет доказательства противного (см. вышеупомянутое Решение по делу Ле Конта, Ван Левена и Де Мейера. Серия A, т. 43, с. 25, п. 58). В настоящем деле заявитель не представил Суду доказательств, которые могли бы явиться основанием для любого сомнения по данному вопросу.
85. Однако невозможно ограничиться чисто субъективными оценками, поскольку в данной сфере определенное значение может иметь также и внешняя сторона дела. Одновременно необходимо принимать во внимание вопросы внутренней организации (см. вышеупомянутое Решение по делу Пьерсака. Серия A, т. 53, с. 14 - 15, п. 30).
Совет посетителей тюрьмы Албани не проводил каких бы то ни было дисциплинарных разбирательств в отношении заявителя до 6 октября 1976 г. (см. п. 12 - 14 выше), когда он впервые приступил к рассмотрению его дела. В том, как оно было практически организовано, Суд не видит ничего, что могло бы оказать отрицательное влияние на объективную "беспристрастность" Совета.
В то же время г-н Кэмпбелл полагает, что Совет не был беспристрастен в достаточной мере. Тем не менее по причинам, аналогичным изложенным в п. 81 выше, Суд считает, что в контексте данного дела этого недостаточно, чтобы признать отсутствие беспристрастности в свете статьи 6.
c) "Публичное разбирательство"
86. Заявитель жалуется на то, что разбирательство, осуществленное Советом посетителей, не было публичным, хотя, как он добавил, лично для него этот факт имеет второстепенное значение.
Комиссия считает, что в данном отношении имело место несоблюдение статьи 6. Правительство заявляет, что практика, при которой разбирательства в Совете посетителей всегда носили и носят закрытый характер, является законной (см. п. 36 выше). При этом оно сослалось на текст статьи 6 "пресса и публика могут не допускаться... по соображениям... общественного порядка или государственной безопасности в демократическом обществе, если это требуется в интересах... защиты частной жизни сторон,... или при особых обстоятельствах, когда гласность нарушила бы интересы правосудия". В обоснование своей позиции Правительство наряду с требованием безопасности указывает также на возможное распространение аморальных и вредных высказываний заключенных и желание самих заключенных сохранить приватный характер разбирательств.
87. Обычные уголовные разбирательства, в том числе и в отношении лиц, представляющих общественную опасность, или лиц, доставленных в суд под стражей, почти всегда происходят публично, несмотря на проблемы безопасности, возможное распространение вредных идей и желание обвиняемых. Суд не может не считаться с доводами Правительства относительно общественного порядка и вопросов безопасности, когда разбирательство дисциплинарных проступков заключенных, содержащихся в тюрьмах, проходит открыто. Это, безусловно, привело бы к еще большим трудностям, чем те, которые возникают во время обычного уголовного процесса. Разбирательства в Совете посетителей обычно проводятся в тюрьме, и трудности допуска публики очевидны. Если бы такие разбирательства проводились за пределами тюрьмы и осуществлялись публично, это создало бы неимоверные трудности для государственной власти.
88. Поэтому Суд считает, что имелись достаточные основания, связанные с общественным порядком и вопросами безопасности, которые оправдывали недопущение прессы и публики на разбирательство дела г-на Кэмпбелла. Таким образом, Суд не видит здесь нарушения статьи 6 п. 1.
d) Публичное оглашение судебного решения
89. Заявитель, хотя и считает этот вопрос не первостепенным, тем не менее жалуется на то, что Совет посетителей не объявил публично Решение по его делу.
Комиссия полагает, что этот факт свидетельствует о нарушении статьи 6. Правительство вновь сослалось на безопасность и общественный порядок. Если считать, заявляет Правительство, что недопущение публики относится только к самому процессу и не распространяется на оглашение приговора, то тогда данное отдельное требование статьи 6 должно рассматриваться как допускающее подразумеваемое ограничение, т.е. публика на законных основаниях может не быть допущена на оглашение по делам о дисциплинарных правонарушениях заключенных.
90. Действительно, Суд признавал, что право доступа в суды, предусмотренное статьей 6, может быть в определенной степени установлено подразумеваемым образом (см. вышеупомянутое Решение по делу Голдера. Серия A, т. 18, с. 18 - 19, п. 38). Однако тогда речь шла о праве, прямо не сформулированном в первом предложении статьи 6 п. 1. В отличие от первого предложения второе предложение уже содержит подробный список исключений. С учетом статьи 17 и важности соблюдения принципа публичности процесса (см. inter alia Решение по делу Саттера от 22 февраля 1984 г. Серия A, т. 74, с. 12, п. 26) Суд не считает, что этот принцип, как утверждает Правительство, можно рассматривать как допускающий подразумеваемое ограничение.
91. В ряде других случаев Суд заявлял, что он не считает себя связанным необходимостью дословного толкования фразы "объявляется публично". В каждом конкретном случае форма публичного оглашения "судебного решения" в соответствии с внутренним правом государства - ответчика может осуществляться с учетом специфического характера конкретного разбирательства и целей статьи 6 п. 1 в данном контексте, т.е. необходимости обеспечить контроль общества над судебной властью для сохранения и гарантии права на справедливое разбирательство (см. Решение по делу Претто и другие от 8 декабря 1983 г. Серия A, т. 71, с. 11 - 13, п. 21 и 26 - 27, а также вышеупомянутое Решение по делу Саттера. Серия A, т. 74, с. 12, 14, п. 26, 33).
92. Тем не менее в настоящем деле не были приняты меры для публичного оглашения решения, принятого Советом посетителей. Таким образом, имеет место нарушение статьи 6 п. 1 Конвенции.
2. Статья 6 п. 2
93. Г-н Кэмпбелл заявляет, что во время разбирательства в Совете посетителей имело место нарушение статьи 6 п. 2, которая гласит:
"Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком".
Правительство не согласилось с утверждением заявителя. Комиссия не выразила конкретного мнения по данному вопросу.
94. Суд обращает внимание на то, что из-за отказа г-на Кэмпбелла присутствовать на разбирательстве в Совете посетителей, заявления о непризнании им себя виновным по двум пунктам обвинения были сделаны в Совете от его имени (см. п. 14 выше). Заявитель не представил доказательств того, что Совет рассмотрел его дело каким-либо иным образом, кроме как на основании указанных выше двух заявлений о непризнании им своей вины. Таким образом, его жалоба не может быть принята.
3. Статья 6 п. 3 "a"
95. Г-н Кэмпбелл утверждает, что он не был соответствующим образом проинформирован о характере обвинения против него и что по этой причине имело место нарушение статьи 6 п. 3 "a", в соответствии с которой обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право "быть незамедлительно и подробно уведомленным на понятном ему языке о характере и основании предъявленного ему обвинения".
Правительство не согласилось с его заявлением. Комиссия не выразила конкретного мнения по данному вопросу.
96. Суд обращает внимание на то, что до начала разбирательств как у начальника тюрьмы, так и в Совете заявитель получил соответствующие уведомления с информацией обо всех предъявленных ему обвинениях. Кроме того, до начала разбирательства в Совете его посетил председатель Совета (см. п. 13 выше).
Главным в доводах г-на Кэмпбелла является то, что обвинение в бунте - это весьма сложное понятие, особенно когда речь идет о тюрьме; он не был достаточно проинформирован по этому вопросу и не имел возможности разобраться в том, что означает это понятие и какого рода защитой он мог бы воспользоваться. Г-н Кэмпбелл мог без труда получить дополнительную информацию по данному вопросу, если бы явился к начальнику тюрьмы или присутствовал на разбирательстве в Совете. Необходимо также помнить о том, что ответственность за нежелание присутствовать на разбирательстве в Совете несет только сам заявитель (см. п. 13 in fine выше).
В этих обстоятельствах Суд не считает, что имело место нарушение статьи 6 п. 3 "a".
4. Статья 6 п. 3 "b", "c"
97. Заявитель утверждает, что в ходе разбирательства дела в Совете он стал жертвой нарушения статьи 6 п. 3 "b" и "c", согласно которой каждому обвиняемому предоставляется право при совершении уголовного преступления "иметь достаточное время и возможности для подготовки своей защиты" и "защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника или, если у него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы правосудия". Г-н Кэмпбелл подчеркнул, что в силу природы обвинений, выдвинутых против него, ему должны были предоставить защитника.
В своем докладе Комиссия выразила мнение о том, что имело место нарушение требований Конвенции, поскольку г-ну Кэмпбеллу не была предоставлена возможность пользоваться услугами защитника до разбирательства и во время разбирательства в Совете посетителей. Во время слушаний в Суде представитель Комиссии добавил, что в связи с мнением Комиссии о том, что отсутствие права на юридическую помощь является нарушением подпункта "c" п. 3, нет необходимости рассматривать данное дело в рамках подпункта "b" п. 3. Правительство согласилось с тем, что в соответствии с действовавшим в то время законодательством (см. п. 13, 36 выше) у заявителя не было права на юридическую защиту во время разбирательства в Совете. Правительство заявило также, что даже если бы он заблаговременно обратился с просьбой о предоставлении ему защитника до начала разбирательства в Совете, то ему было бы в этом отказано на основании существовавших тогда процессуальных норм (см. там же).
98. Г-н Кэмпбелл был проинформирован о предъявленных ему обвинениях 1 октября 1976 г., т.е. за 5 дней до начала заседания Совета (см. п. 13 выше). Он получил уведомление о начале разбирательства в Совете за день до его начала. В документе обращалось внимание на то, что г-н Кэмпбелл может дать ответ на обвинения против него в письменном виде (см. там же).
Суд считает, что при данных обстоятельствах у заявителя было "достаточное время" для подготовки своей защиты. Суд обращает также внимание на то, что г-н Кэмпбелл, по-видимому, не стремился отложить разбирательство по его делу (см. там же).
99. Что касается статьи 6 п. 3 "c", то г-н Кэмпбелл действительно принял решение не присутствовать на разбирательстве в Совете. Однако Конвенция требует, чтобы "лицо, в отношении которого выдвинуто уголовное обвинение и которое не желает защищать себя лично, имело возможность прибегнуть к услугам выбранного им защитника" (см. Решение по делу Пакелли от 25 апреля 1983 г. Серия A, т. 64, с. 15, п. 31).
Однако защитник едва ли мог "защитить" своего клиента в том смысле, как это понимается в подпункте "c" п. 3, без предварительной встречи между ними. Последнее соображение приводит Суд к заключению о том, что требования, предусмотренные в подпункте "b" п. 3, не были соблюдены.
Соответственно Суд считает, что имело место нарушение статьи 6 п. 3 "b" и "c".
5. Статья 6 п. 3 "d"
100. Заявитель также утверждает, что во время разбирательства в Совете он стал жертвой нарушения статьи 6 п. 3 "d", которая предоставляет любому лицу, обвиняемому в совершении уголовного преступления, право "допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и иметь право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него".
Правительство не согласилось с этим утверждением. Комиссия не высказала конкретного мнения по этому вопросу.
101. Г-н Кэмпбелл не представил Суду доказательств в подтверждение своей жалобы. Кроме того, и это видно из второго решения Отделения королевской скамьи по делу Св. Жермены (см. п. 40 выше), английское право признает, что заключенный, представший перед Советом посетителей, действительно имеет право вызова свидетелей. Однако данная жалоба должна быть рассмотрена прежде всего с учетом того факта, что заявитель отказался участвовать в рассмотрении дела. То, что могло бы произойти, если бы г-н Кэмпбелл принял такое участие, относится к сфере догадок и предположений, на которых Суд не может основывать свои решения.
В этих обстоятельствах Суд не видит нарушения статьи 6 п. 3 "d".
6. Выводы
102. Таким образом, Суд считает, что имело место нарушение требований статьи 6, поскольку:
- Совет посетителей не объявил свое решение публично;
- г-н Кэмпбелл не мог воспользоваться помощью защитника как до начала разбирательства в Совете, так и во время разбирательства.
Кроме того, заявитель подал жалобу более общего характера на то, что разбирательство в Совете не было "справедливым". Его заявление, что Совет не сделал серьезной попытки исследовать обвинение, может быть отклонено сразу же, поскольку заявитель не опроверг вывод доклада Джелликоу о том, что Совет отнесся к своим юридическим обязанностям очень серьезно (см. п. 33 выше). Во-вторых, оставив в стороне конкретные жалобы, которые были рассмотрены Судом выше, следует отметить, что г-н Кэмпбелл не представил доказательства каких-либо нарушений в ходе процесса, в их оценке и т.д. Придавая особое значение тому факту, что г-н Кэмпбелл был обязан присутствовать на разбирательстве, однако отказался сделать это, Суд считает, что его заявление не имеет под собой оснований.
В своих выводах по этому аспекту дела Суд учитывал развитие английского права сертиорари, каким оно представляется из Решений по делу Св. Жермены (см. п. 39 - 40 выше) в том, что касается процедуры, а именно новеллы, позволяющие заключенным, представшим перед Советом посетителей, получать помощь защитника (см. п. 36 и 46 выше). Суд также принял во внимание тот факт, что в соответствии с существующими сегодня процессуальными нормами (см. п. 30 выше) именно уголовному суду, а не Совету посетителей может быть поручено рассмотрение дела о нарушениях правил внутреннего распорядка тюрьмы, если такие нарушения сопровождались существенной степенью насилия или если они совершены заключенным, оставшийся срок пребывания которого в тюрьме невелик.
III. Доступ заявителей к юридической
помощи для принесения ими жалоб
A. Предварительные данные
103. Представляется целесообразным рассмотреть прежде всего некоторые возражения, которые Правительство основывает на изменениях в английском праве и в практике его применения со времени, прошедшего после событий, явившихся причиной настоящего дела (см. п. 42 - 52 выше). Эти возражения относятся не только к возможности доступа заявителей к юридической помощи для принесения ими жалоб на причинение им телесных повреждений, но также и к условиям посещения отца Фелла его адвокатом, к ограничениям на личную переписку заявителя и к предполагаемому нарушению статьи 13 Конвенции (см. разделы IV, VI и VII ниже). Правительство обратилось к Суду с просьбами о следующем:
- в контексте статьи 6 при принятии Судом решения по данному делу обратить внимание на имевшие место изменения в системе контроля над перепиской между заключенными и их адвокатами;
- принять к сведению изменения, внесенные в Правила внутреннего распорядка тюрем для "устранения нарушений" статьи 8, установленных Комиссией;
- заявить, что после вступления в силу пересмотренных Правил внутреннего распорядка тюрем факты, лежащие в основе данного дела, не будут более рассматриваться как нарушение статьи 13 Конвенции.
104. Суд уже рассматривал аналогичные заявления Правительства Великобритании в Решении по делу Силвер и другие от 25 марта 1983 г. (Серия A, т. 61, с. 31, п. 79) и не видит основания для отступления в настоящем деле от прежнего решения. Суд считает, что он не может исследовать вопрос соответствия норм измененного закона и практики их применения положениям Конвенции. Однако он обращает внимание на то, что начиная с декабря 1981 г. в законодательство Великобритании был внесен ряд существенных изменений в направлении обеспечения соблюдения обязательств, принятых ею по Конвенции.
B. Статья 6 п. 1
105. Заявители утверждают, что задержка разрешения на получение ими помощи адвокатов для подготовки исков о компенсации за нанесенные телесные повреждения во время инцидента 16 сентября 1976 г. (см. п. 17 - 20 выше) является нарушением их права на доступ к правосудию, что противоречит статье 6 п. 1 Конвенции, как это было разъяснено ранее в Решении Суда по вышеупомянутому делу Голдера.
Комиссия выразила мнение, что данная норма Конвенции действительно была нарушена. Правительство настаивало на том, что Суд не должен согласиться с этим выводом, поскольку в национальное законодательство и в практику его применения за период времени, прошедший после вынесения Решения по делу Голдера, внесены изменения.
106. Суд не может согласиться с этим возражением. Задержка в разрешении заявителям имела место в 1976 - 1977 гг. как следствие "правила предварительного рассмотрения дела". Это правило было заменено другим - "одновременного рассмотрения дела" в декабре 1981 г. (см. п. 46 "b" выше). До этой даты данное изменение, естественно, не могло дать возможности заявителям использовать их права по статье 6 п. 1 Конвенции. Поэтому нет основания говорить о "решении", пусть даже частичном, "этого вопроса" (см. mutatis mutandis статью 47 п. 2 Тюремных правил, а также упомянутое Решение по делу Силвер и другие. Серия A, т. 61, с. 31 - 32, п. 81). Кроме того, требование заявителей от 13 октября 1983 г. о справедливом возмещении ущерба в соответствии со статьей 50 (см. п. 7 выше) предполагает решение Суда по рассматриваемой проблеме.
107. Правительство в субсидиарном порядке заявляет, что в свете внесенных позже изменений во внутренние процессуальные нормы оно не оспаривает выводы Комиссии о нарушении статьи 6 п. 1.
Действительно, заявителям в конце концов было дано разрешение на встречу с адвокатом, которое они испрашивали у властей. Вместе с тем г-н Кэмпбелл со своей стороны, очевидно, также способствовал задержке, на которую он жалуется, поскольку он не предоставил властям достаточно быстро подробную информацию по своей жалобе для начала внутреннего разбирательства (см. п. 17 - 20 выше). Очевидно, что в делах о нанесении телесных повреждений очень важно иметь быстрый доступ к защитнику как по причинам необходимости сбора доказательств, так и по другим причинам. Более того, как было указано Судом в вышеупомянутом Решении по делу Голдера (Серия A, т. 18, с. 13, п. 26), такая задержка, пусть даже временного характера, может противоречить положениям Конвенции.
Поскольку принципы, изложенные в вышеуказанном Решении, применимы и к настоящему делу, Суд разделяет мнение Комиссии об имеющем место нарушении Конвенции.
C. Статья 8
108. Заявители утверждают, что невозможность встретиться с адвокатами из-за действия "правила предварительного рассмотрения дела" представляет собой нарушение статьи 8 Конвенции, которая гласит:
"1. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, неприкосновенности его жилища и тайны корреспонденции.
2. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законом и необходимого в демократическом обществе в интересах государственной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
Комиссия пришла к выводу о том, что действительно имело место нарушение этой статьи. Правительство заявило, что в свете последующих изменений внутренних процессуальных норм оно не оспаривает мнение Комиссии.
109. Доказательства, представленные в Суде, подтверждают, что властями было задержано письмо от 24 января 1977 г., адресованное г-ну Кэмпбеллу адвокатской конторой "Вудфорд и Экройд" (см. п. 20 выше). Кроме того, как справедливо указала Комиссия, совершенно ясно, что целью "правила предварительного рассмотрения дела" был запрет до завершения внутреннего расследования любой переписки между заявителями и адвокатами в связи с предполагавшимся иском.
Таким образом, имело место нарушение права заявителей на уважение их корреспонденции, предусмотренного статьей 8.
110. Суд уже имел возможность в вышеупомянутом Решении по делу Силвер и другие изучить в свете статьи 8 Конвенции тюремное "правило предварительного рассмотрения дела", равно как и содержащиеся в нем запреты на включение в письма заключенных к адвокатам еще не рассмотренных жалоб на обращение с ними в тюрьме. В том деле Суд не нашел оснований для того, чтобы не согласиться с выводами Комиссии о том, что приведенные выше причины задержки или ограничения переписки не соответствуют понятию необходимости в значении статьи 8 п. 2 (Серия A, т. 61, с. 38 - 39, п. 99).
Суд не видит причины для того, чтобы отказаться от этого вывода в настоящем деле. Таким образом, Суд считает, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции.
IV. Условия посещения отца Фелла его адвокатами
A. Статья 6 п. 1
111. После того как отец Фелл получил разрешение на встречи со своими адвокатами, ему в течение еще более двух месяцев было отказано в проведении таких встреч наедине. На них всегда присутствовал работник тюрьмы (см. п. 22 выше). Отец Фелл заявляет, что данный факт свидетельствует о нарушении статьи 6 п. 1. Именно так подобная ситуация была интерпретирована Судом в вышеупомянутом Решении по делу Голдера.
Комиссия считает, что отсутствие возможности встреч защитника и подзащитного наедине является нарушением права доступа в суд, что несовместимо со статьей 6 п. 1.
112. Правительство настаивает, что в свете упомянутых выше изменений, внесенных во внутренние процессуальные нормы, Суду не следует принимать решение по данному вопросу.
В соответствии с доводами, изложенными в п. 106 настоящего Решения, Суд отклоняет данное возражение Правительства. В связи с этим Суд обращает внимание на то, что правила, регулирующие вопросы конфиденциальных встреч между заключенными и их защитниками, не менялись до декабря 1981 г. (см. п. 46 "c" выше).
113. Как было заявлено ранее Комиссией, могут существовать соображения безопасности, которые оправдывали бы некоторые ограничения на условия посещений заключенного его адвокатами. Однако, несмотря на то, что отец Фелл относился к заключенным "категории A" (см. п. 44 "a" выше), Правительство не поднимало в Суде вопроса о том, что указанные выше соображения безопасности в отношении встреч с защитником наедине относятся также к делу отца Фелла. Более того, оно даже заявило, что в субсидиарном порядке не возражает против выводов Комиссии по данному вопросу.
Суд не видит причины не согласиться с выводами Комиссии и, таким образом, считает, что имело место нарушение статьи 6 п. 1.
B. Статья 8
114. Отец Фелл заявляет также, что вышеупомянутые ограничения на конфиденциальность его встреч с адвокатами являются нарушением права на уважение его личной жизни, гарантированного статьей 8.
115. Комиссия в связи с решением по статье 6 п. 1 считает, что нет необходимости рассматривать данную жалобу. Суд придерживается аналогичного мнения.
V. Допуск заявителей к независимому
медицинскому освидетельствованию
116. В Комиссии заявители утверждали, что отказ в независимом медицинском освидетельствовании (см. п. 23 - 24 выше) также является нарушением статьи 6 п. 1. Эта жалоба не было принята Комиссией.
117. Поскольку заявители не представили эту жалобу Суду, нет необходимости в ее рассмотрении (см. mutatis mutandis Решение по делу "Санди таймс" от 26 апреля 1979 г. Серия A, т. 30, с. 43 - 44, п. 74 - 75).
VI. Ограничения личной переписки отца Фелла
118. Отец Фелл подал жалобу на ограничение его личной переписки, поскольку тюремные правила запрещают переписку с лицами, не являющимися родственниками и друзьями (см. п. 44 "a" выше). Отцу Феллу не была разрешена переписка с двумя монахинями - сестрой Пауэр и сестрой Бенедиктой (см. п. 25 выше). На этом основании отец Фелл заявляет, что в отношении него имело место нарушение статьи 8.
Комиссия уже ранее сделала вывод о том, что отказ заявителю в переписке с двумя монахинями является нарушением статьи 8. Правительство заявило, что в свете последующих изменений национальных процессуальных норм (см. п. 46 "a" выше) оно не оспаривает этот вывод Комиссии.
119. Единственный конкретный пример ограничения права переписки, приведенный заявителем, датируется 1974 г., т.е. задолго до момента подачи им жалобы в Комиссию (см. п. 25, 53 выше). Однако Комиссия обращает внимание на то, что, возможно, имели место и другие ограничения до того, как в декабре 1981 г. были внесены изменения в соответствующие тюремные правила, что не оспаривается Правительством.
120. В вышеупомянутом Решении по делу Силвер и другие Суд уже имел возможность рассмотреть в рамках статьи 8 ограничения на личную переписку заключенных с лицами, не являющимися их родственниками или друзьями. С учетом отсутствия в этом деле особых обстоятельств Суд не нашел оснований, даже по отношению к заключенным "категории A" (см. п. 44 "a" выше), не согласиться с выводами Комиссии о том, что приведенная причина ограничения переписки не соответствует понятию необходимости в значении статьи 8 п. 2 (Серия A, т. 61, с. 38 - 39, п. 99).
Суд не видит причины не согласиться с этим выводом и в настоящем деле. Таким образом, Суд констатирует нарушение статьи 8.
VII. Предполагаемое нарушение статьи 13
121. Отец Фелл заявляет, что в Великобритании нет эффективного средства правовой защиты в отношении его жалоб по статье 6 п. 1 и по статье 8, и что, таким образом, он является жертвой нарушения статьи 13, которая гласит:
"Каждый человек, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективные средства правовой защиты перед государственным органом даже в том случае, если такое нарушение совершено лицами, действовавшими в официальном качестве".
A. Статья 13 в сочетании со статьей 6 п. 1
122. По заключению Комиссии, жалобы отца Фелла по статье 6 п. 1 о доступе к юридической помощи, отказе в независимом медицинском освидетельствовании и отказе разрешить встречи наедине со своим адвокатом не создают отдельного вопроса по статье 13.
123. Суд согласен с этим мнением, к которому присоединилось и Правительство. Ранее было решено, что нет необходимости рассматривать жалобу по вопросу медицинского освидетельствования (см. п. 117 выше). Две другие жалобы имеют отношение к вопросу о доступе в суд, и поскольку на них распространяются выводы, ранее сделанные Судом по статье 6 п. 1 (см. п. 107, 113 выше), то нет необходимости рассматривать их в рамках статьи 13. Требования статьи 13 являются менее строгими, и в связи с этим они поглощаются требованиями статьи 6 п. 1 (см. среди прочих Решение по вышеупомянутому делу Силвер и другие. Серия A, т. 61, с. 41, п. 110).
B. Статья 13 в сочетании со статьей 8
124. Остается рассмотреть жалобу отца Фелла по статье 8, относящуюся к вопросу о доступе к юридической помощи, отказу разрешить ему беседы наедине со своим адвокатом, а также к ограничениям на его личную переписку. Эти жалобы были рассмотрены Комиссией в рамках статьи 13. Комиссия сделала вывод о том, что имело место нарушение в силу отсутствия "эффективного средства правовой защиты".
125. С учетом вывода о том, что нет необходимости рассматривать в рамках статьи 8 (см. п. 115 выше) жалобы на запрет конфиденциальных встреч с адвокатом, Суд не считает целесообразным рассматривать этот вопрос в контексте статьи 13. Однако такой подход не может быть применен к двум другим жалобам.
126. Вопрос не ставится таким образом, что данные ограничения являются неправомерными с точки зрения национального законодательства или вытекают из неправильного применения соответствующих норм и директив. Речь идет о доступности заявителю иных эффективных средств правовой защиты, наряду со следующими четырьмя каналами, которые были изучены Комиссией, а именно: жалоба в Совет посетителей; жалоба парламентскому уполномоченному по административным вопросам; обращение в суд Великобритании; жалоба министру внутренних дел.
Правительство в своей памятной записке в Суд согласилось с тем, что до декабря 1981 г. первые три канала не предоставляли эффективные средства правовой защиты в контексте статьи 13 в отношении рассматрив

РЕКОМЕНДАЦИЯ n 169 Международной организации труда"О ПОЛИТИКЕ В ОБЛАСТИ ЗАНЯТОСТИ"(Принята в г. Женеве 26.06.1984 на 70-ой сессии Генеральной конференции МОТ)  »
Международное законодательство »
Читайте также