Статья 330. Основания к отмене судебных постановлений в надзорном порядке. "/.../

1) неправильное применение или толкование норм материального права;
2) существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда...".
Для принесения протеста о пересмотре дела в порядке надзора не были установлены временные рамки, и, в принципе, такой протест мог быть подан в любое время после вступления решения в законную силу.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
Заявитель утверждал, что неисполнение со стороны местных властей вступившего в законную силу Решения, вынесенного Астраханским областным судом 14 декабря 1999 г., нарушило его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное п. 1 ст. 6 Конвенции, и право на уважение его собственности, гарантированное ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции.
Он утверждал, что отмена 27 декабря 2000 г. президиумом Астраханского областного суда окончательного решения, вынесенного в его пользу, нарушила его право на справедливое судебное разбирательство, гарантированное п. 1 ст. 6 Конвенции, и право на уважение его собственности, гарантированное ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции.
Далее заявитель утверждал, что общая продолжительность гражданского разбирательства по его делу превысила разумный срок в нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.
ПРАВО
Заявитель утверждал, что решение, вынесенное в его пользу, в течение длительного срока не было исполнено и что оно было впоследствии отменено в порядке надзора. В отношении обеих жалоб он ссылался на ст. 6 и ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции.
Заявитель также жаловался на продолжительность гражданского разбирательства по его делу о социальных выплатах в нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции.
Статья 6 Конвенции в части, применимой к настоящему делу, гласит:
"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона...".
Статья 1 Протокола N 1 к Конвенции гласит:
"Каждое физическое или юридическое лицо имеет право беспрепятственно пользоваться своим имуществом. Никто не может быть лишен своего имущества, кроме как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.
Вышеупомянутые положения, однако, никоим образом не нарушают право государств каким-либо образом применять такие законы, какие оно считает необходимыми для контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или иных взносов или взысканий".
1. Неисполнение решения
Власти Российской Федерации утверждали, что исполнительное производство не могло быть возбуждено при отсутствии окончательного решения. Они не прокомментировали неисполнение Решения, вступившего в законную силу 14 декабря 1999 г.
Заявитель утверждал, что по его делу имелось окончательное и могущее быть принудительно исполненным Решение между 14 декабря 1999 г. и 27 декабря 2000 г., когда это Решение было отменено.
В свете доводов сторон Европейский суд счел, что данная часть поднимает сложные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Поэтому Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Иных причин для объявления ее неприемлемой не установлено.
2. Отмена судебного решения в порядке надзора
Власти Российской Федерации утверждали, что решение было отменено президиумом Астраханского областного суда в пользу заявителя. Они заявили, что Решение от 14 декабря 1999 г. было отменено с целью исправления судебной ошибки, которая "повлияла на размер компенсации, полагавшейся [заявителю], и, как следствие, нарушала его право на справедливое судебное разбирательство". Кроме того, власти Российской Федерации утверждали, что право заявителя на получение компенсации никогда не оспаривалось. Возвращение дела на новое рассмотрение было направлено на обеспечение права заявителя на справедливое судебное разбирательство и права на уважение его собственности.
Также власти Российской Федерации ссылались на тот факт, что спор заявителя об увеличении пособия являлся частью сложной общей проблемы, вызванной неопределенностью Закона "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС". Неясность следовало устранить обращением в Конституционный Суд Российской Федерации, который своим Постановлением от 19 июня 2002 г. прояснил этот вопрос. Впоследствии все споры, подобные спору заявителя, были разрешены в соответствии с этим Постановлением.
Заявитель не согласился с утверждениями властей Российской Федерации в том, что отмена была в его пользу. Он утверждал, что основной долг и ежемесячные выплаты, подлежащие выплате на основании Решения от 14 декабря 1999 г., его удовлетворили, и он прибег к надзорному производству, только чтобы взыскать неустойку. Заявитель напомнил, что его ходатайство было отклонено до того, как ходатайство, поданное государственными органами, было удовлетворено. Также он настаивал на том, что способ расчета, использованный во второй части разбирательства, был неверным и менее благоприятным для него, тогда как тот, который был использован до отмены решения, дал правильный результат.
В свете доводов сторон Европейский суд счел, что данная часть поднимает сложные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Поэтому Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Иных причин для объявления ее неприемлемой не установлено.
3. Длительность разбирательства
Власти Российской Федерации утверждали, что общая продолжительность разбирательства по настоящему делу не была чрезмерной с учетом сложности дела. В подтверждение своего утверждения они ссылались на разбирательство в Конституционном Суде Российской Федерации, разъяснение которого потребовалось для устранения неопределенности толкования законодательства, применяемого в данном споре. Они не признали никаких периодов бездеятельности, могущей быть приписанной органам власти, рассматривавшим дело заявителя. Власти Российской Федерации утверждали, что 22 ноября 2002 г. после ходатайства заявителя разбирательство было приостановлено впредь до вынесения Конституционным Судом Российской Федерации постановления по данному вопросу. После того, как 19 июня 2002 г. такое Постановление было вынесено, разбирательство было возобновлено. Судебных заседаний не назначалось до 2 сентября 2002 г., так как заявитель уведомил суд об отсутствии своего представителя. Впоследствии слушания проводились без больших, чем необходимо, перерывов, и дело было окончательно разрешено 29 апреля 2003 г. Также власти Российской Федерации утверждали, что заявитель способствовал продолжительности разбирательства неоднократными изменениями своих требований и выдвижением требований, "которые в комплексе противоречат законодательству".
Заявитель утверждал, что разбирательство не было достаточно быстрым. Он не согласился с утверждением о том, что он неоднократно изменял свой иск, и пояснил, что он только лишь корректировал расчеты для суммирования задолженности, возникающей во время разбирательства. Также он утверждал, что ссылка властей Российской Федерации на сложность дела является безосновательной.
В свете доводов сторон Европейский суд счел, что данная часть поднимает сложные вопросы фактов и права в соответствии с Конвенцией, разрешение которых требует рассмотрения дела по существу. Поэтому Европейский суд пришел к выводу, что данная часть жалобы не является явно необоснованной по смыслу п. 3 ст. 35 Конвенции. Иных причин для объявления ее неприемлемой не установлено.
НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО:
Объявил жалобу приемлемой, не предрешая дело по существу.
Председатель Палаты
Христос РОЗАКИС
Заместитель Секретаря
Секции Суда
Серен НИЛЬСЕН



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHT
FIRST SECTION
DECISION
AS TO THE ADMISSIBILITY OF APPLICATION Nо. 63973/00
BY NIKOLAY FEDOROVICH ANDROSOV AGAINST RUSSIA
(Strasbourg, 16.XII.2003)
The European Court of Human Rights (First Section), sitting on 16 December 2003 as a Chamber composed of
Mr C.L. Rozakis, President,
Mr P. Lorenzen,
Mrs F. Tulkens,
Mrs {N. Vajic} <*>,
Mrs S. Botoucharova,
Mr A. Kovler,
Mr V. Zagrebelsky, judges,
and Mr S. Nielsen, Deputy Section Registrar,
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Having regard to the above application introduced on 1 August 2000,
Having regard to the observations submitted by the respondent Government and the observations in reply submitted by the applicant,
Having deliberated, decides as follows:
THE FACTS
The applicant, Mr Nikolay Fedorovich Androsov, is a Russian national, who was born in 1946 and lives in Zenzeli village, Limanskiy District of the Astrakhan Region.
A. The circumstances of the case
The facts of the case, as submitted by the parties, may be summarised as follows.
Between 5 October 1986 and 11 November (or 1 November, according to the Government) 1986 the applicant took part in the emergency operations at the site of the Chernobyl nuclear plant disaster. As a result the applicant suffered from extensive exposure to radioactive emissions. In 1996 and 1997 the applicant underwent medical examinations which established the link between the applicant"s poor health and his involvement in the Chernobyl events. The applicant was awarded compensation, to be paid monthly.
In 1999 the applicant brought proceedings against the Welfare Office of the Limanskiy District of the Astrakhan Region (Отдел социальной защиты населения Лиманского района Астраханской области - "the defendant") for an increase in the compensation, for backdating the increase and recovering of the unpaid amount. The applicant considered that the amount of compensation had been determined incorrectly.
On 3 November 1999 the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region established, upholding the applicant"s claim, that the applicant was entitled to a monthly compensation of 5,045.73 roubles (RUR). The court established that the debt accrued as a result of previous underpayment was RUR 108,892.07. It also awarded the applicant RUR 60,000.00 as a penalty payment.
On 14 December 1999 the Astrakhan Regional Court, acting on appeal, upheld the decision as to the amount of the monthly payment and the principal debt, but reversed the penalty award. The judgment entered into force and enforcement proceedings were instituted. Both parties lodged requests for supervisory review of the courts" decisions.
On 17 March 2000 the Astrakhan Regional Court stayed the enforcement proceedings, pending the consideration of the defendant"s request for supervisory review.
On 13 April 2000 the Supreme Court of the Russian Federation refused the defendant"s request for supervisory review.
On 22 May 2000 the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region resumed the enforcement proceedings.
On 15 August 2000 the President of the Astrakhan Regional Court refused the applicant"s request for supervisory review.
On 15 September 2000 the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region granted a request by the Astrakhan Regional Office for Welfare Payments (Астраханский областной центр по начислению и выплате пенсий и пособий) to suspend the enforcement proceedings. The enforcement was stayed until 1 December 2000 to allow the authorities to "decide how to finance the court awards involving the recalculation of compensation to the victims of the Chernobyl catastrophe".
On 17 October 2000 the Supreme Court of the Russian Federation refused the applicant"s request for supervisory review of the suspension order.
On an unspecified date, following a request made by the Astrakhan Regional Office for Welfare Payments, the President of the Astrakhan Regional Court brought an extraordinary appeal against the judgments of 3 November 1999 and 14 December 1999. The case was thus reopened for consideration by way of supervisory review.
On 27 December 2000 the Presidium of the Astrakhan Regional Court quashed both the judgment of the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region dated 3 November 1999 and the judgment of the Astrakhan Regional Court dated 14 December 1999. The Presidium decided that the subordinate courts had wrongly determined the amount of monthly compensation. In particular, they had based all the calculations on the applicant"s salary as of October 1986. The Presidium held that the calculations should have been based on the applicant"s average earnings over the 12 months preceding the date on which the medical examination had established his disability. The case was remitted to the same District Court for a fresh examination.
On 27 February 2001 the Supreme Court of the Russian Federation, in response to the applicant"s complaint, refused to conduct a supervisory review of the decision of 27 December 2000.
On 23 April 2001 the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region, acting as a first instance court, ruled on the case. It awarded to the applicant the monthly payment of RUR 3,336.99 and established that the debt accrued was RUR 114,466.01. No penalty was awarded.
On 24 July 2001 the Astrakhan Regional Court acting as an appeal instance reversed the judgment of the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region of 23 April 2001. It pointed out that the District Court had applied the calculation mode incorrectly and that the amounts due had to be recalculated. The case was remitted to the same District Court for a new decision.
On 23 September 2002 the applicant filed a complaint with the Astrakhan Regional Court concerning the length of proceedings. He complained in particular that no decision had been taken in his case since 24 June 2001.
On 27 September 2002 the applicant was informed in reply that on 22 November 2001, on his request, the proceedings had been stayed pending the Constitutional Court"s decision in a similar case. He was informed that the proceedings had been resumed after the Constitutional Court"s ruling of 19 June 2002, and that a hearing had been fixed for 7 October 2002. He was also informed that the hearings had not been fixed until 2 September 2002 on the applicant"s request due to his counsel"s absence.
On 4 November 2002 the Limanskiy District Court of the Astrakhan Region

К тексту закона »
Читайте также