ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 09.10.2003"ДЕЛО "СЛИВЕНКО (slivenko) И ДРУГИЕ ПРОТИВ ЛАТВИИ"


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
ДЕЛО "СЛИВЕНКО (SLIVENKO) И ДРУГИЕ ПРОТИВ ЛАТВИИ"
(Жалоба N 48321/99)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 9 октября 2003 года)
По делу "Сливенко и другие против Латвии" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:
Л. Вильдхабера, Председателя,
Х. Розакиса,
Ж.-П. Коста,
Г. Ресса,
сэра Н. Братца,
Е. Макарчика,
И. Кабрала Баррето,
Ф. Тюлькенс,
В. Стражнички,
П. Лоренсена,
М. Цацы-Николовской,
Х.С. Грев,
А. Бака,
Р. Марусте,
К. Трайя,
С. Ботучаровой,
А. Ковлера, судей,
а также при участии П. Махони, Секретаря-Канцлера Суда,
заседая 12 июля, 25 сентября 2002 г. и 9 июля 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес 9 июля 2003 г. следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 48321/99), поданной 28 января 1999 г. в Европейский суд против Латвийской Республики двумя бывшими жительницами Латвии - Татьяной Сливенко и Кариной Сливенко (далее - заявители) в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Первоначально жалоба подавалась также Николаем Сливенко, гражданином Российской Федерации, супругом первого заявителя и отцом второго заявителя.
2. В Европейском суде интересы заявителей, которым по решению Европейского суда была предоставлена правовая помощь, представляли А. Аснис и В. Портнов, адвокаты, практикующие в г. Москве. Власти Латвии в Европейском суде были представлены своей Уполномоченной при Европейском суде по правам человека К. Малиновской.
3. Заявители утверждали, в частности, что их выдворение из Латвии является нарушением положений статьи 8 Конвенции, взятой отдельно или в совокупности со статьей 14 Конвенции, а также то, что заключение заявителей под стражу, имевшее место 28 - 29 октября 1998 г. и 16 - 17 марта 1999 г., является нарушением положений пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции.
4. Жалоба была передана на рассмотрение во Вторую секцию Суда (пункт 1 правила 52 Регламента).
5. В соответствии с правилом 26 Регламента Суда в составе Второй секции Суда была сформирована Палата для рассмотрения настоящего дела. Э. Левитс - судья, избранный от Латвии, - отказался от участия в рассмотрении данного дела (правило 28 Регламента). Власти Латвии соответственно назначили Р. Марусте - судью, избранного от Эстонии, - в качестве судьи, замещающего Э. Левитса (пункт 2 статьи 27 Конвенции и пункт 1 правила 29 Регламента).
6. 27 января 2000 г. Палата Суда коммуницировала жалобу властям Латвии (подпункт "b" пункта 3 бывшего правила 54 Регламента Суда). Стороны представили свои письменные замечания по делу, а затем и ответы на замечания друг друга. В дополнение к этому замечания были получены от властей Российской Федерации, использовавших свое право вступить в производство по делу в качестве третьей стороны (пункт 1 статьи 36 Конвенции и пункт 2 правила 61 Регламента). Стороны представили свои ответы на эти замечания (пункт 5 правила 61 Регламента).
7. 14 июня 2001 г. Палата Второй секции Суда в составе Председателя Палаты Х. Розакиса, судей А. Бака, В. Стражнички, П. Лоренсена, М. Цаца-Николовской, Р. Марусте, А. Ковлера, а также Э. Фриберга, Секретаря Секции, приняла решение об уступке своей юрисдикции в пользу Большой палаты Суда; при этом ни одна из сторон по делу не возражала против таковой уступки (статья 30 Конвенции и правило 72 Регламента).
8. Состав Большой палаты был определен в соответствии с положениями пунктов 2 и 3 статьи 27 Конвенции и правила 24 Регламента Суда; при этом Р. Марусте продолжил исполнение своих обязанностей в качестве судьи ad hoc, который был назначен властями Латвии замещающим судью, избранного в Европейский суд от государства-ответчика (пункт 1 правила 29 Регламента).
9. Слушания по вопросу о приемлемости жалобы и по существу проходили в открытом заседании во Дворце прав человека в Страсбурге 14 ноября 2001 г. (пункт 3 правила 59 Регламента Суда).
В Европейский суд явились:
a) от властей Латвии:
К. Малиновская, Уполномоченная Латвии при Европейском суде по правам человека,
А. Астахова;
b) от заявителей:
А. Аснис,
В. Портнов,
Т. Рыбина, советники;
c) от третьей стороны:
П. Лаптев, Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека,
С. Волковский,
С. Кулик.
В заседании также участвовали заявители.
Большая палата заслушала выступления К. Малиновской, В. Портнова и П. Лаптева, а также их ответы на вопросы судей.
10. Своим Решением от 23 января 2002 г. Большая палата объявила настоящую жалобу приемлемой в отношении пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции, а также статей 8 и 14 Конвенции. Их жалобы, заявленные в отношении других положений Конвенции, равно как и жалоба Николая Сливенко, были объявлены неприемлемыми.
11. По предложению Европейского суда стороны по делу и третья сторона представили дополнительные замечания по существу жалобы. Стороны также ответили на замечания друг друга.
12. 12 июля 2002 г. Европейский суд отклонил ходатайства заявителей и третьей стороны о проведении независимой экспертизы документа, предположительно подделанного властями Латвии (см. ниже, § 19 и 20 настоящего Постановления), и о проведении дополнительного слушания по существу жалобы.
13. Хотя заявителям и властям Латвии было лишь предложено представить свои замечания в отношении материалов, представленных в Европейский суд властями Российской Федерации как третьей стороной по делу, заявители и власти Латвии представили Европейскому суду дополнительные обширные материалы, вышедшие за рамки требуемых замечаний. 25 сентября 2002 г. Европейский суд принял Решение приобщить эти материалы к делу и предоставить сторонам и третьей стороне возможность представить свои окончательные заключения. Эти окончательные заключения были получены от сторон и третьей стороны в ноябре 2002 г.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
14. Обстоятельства дела, как они были изложены в материалах, представленных Европейскому суду сторонами, могут быть суммированы следующим образом.
15. Первый заявитель - Татьяна Сливенко, 1959 г.р. Второй заявитель - ее дочь Карина Сливенко, 1981 г.р.
16. Заявители являются русскими по происхождению. Первый заявитель родилась в Эстонии в семье военнослужащего Вооруженных Сил Союза Советских Социалистических Республик. В возрасте одного месяца она вместе со своими родителями переехала в Латвию. Ее супруг, Николай Сливенко, 1952 г.р., как офицер Советской Армии в 1977 г. был переведен для прохождения службы в Латвию. В 1980 г. в Латвии он познакомился с первым заявителем и вступил с ней в брак. В 1981 г. у них родилась дочь - второй заявитель. Отец первого заявителя уволился с действительной военной службы в 1986 г.
17. В 1991 г. Латвия восстановила свою независимость от СССР. 28 января 1992 г. бывшие советские вооруженные силы, включая части вооруженных сил, которые были дислоцированы на территории Латвии, перешли под юрисдикцию Российской Федерации.
18. 4 марта 1993 г. оба заявителя, а также родители первого заявителя были внесены в Реестр жителей Латвии как "граждане бывшего СССР" (см. ниже, § 50 - 56). На тот момент никто из них не был гражданином какого-либо государства. Первый заявитель в своем заявлении о внесении ее в Реестр не указала, что ее муж является российским военнослужащим.
19. Власти Латвии заявили, что, ходатайствуя о внесении записи о ней в Реестр, первый заявитель представила ложные сведения о роде занятий своего мужа, указав, что он работал на заводе. Власти Латвии представили Европейскому суду копию приложения к ходатайству первого заявителя о предоставлении ей вида на жительство в Латвии, включая заявление о том, что ее муж работал на заводе.
20. Заявители и третья сторона утверждали, что данный документ сфабрикован и что такого приложения к ходатайству вообще не существовало. Заявители и третья сторона ссылались также на то обстоятельство, что во время последующего производства по вопросу о законности их пребывания в Латвии (см. ниже, § 34 - 39) миграционные власти Латвии не упоминали факта предоставления каких-либо ложных сведений такого рода и что суды Латвии в своих решениях не устанавливали факта представления заявителями властям в какой-либо момент информации, упомянутой властями Латвии.
21. Николай Сливенко, который стал гражданином Российской Федерации в неустановленный день в начале 1990-х гг., продолжал прохождение службы в российской армии до своего увольнения с действительной военной службы в 1994 г. в связи с сокращением его должности. Стороны расходятся во мнении относительно точной даты увольнения Николая Сливенко - заявители утверждали, что он был уволен 2 марта 1994 г.; они основываются на том, что приказ о его увольнении был подписан и вступил в силу 2 марта 1994 г. Власти Российской Федерации поддерживают эту точку зрения. Власти Латвии считали, что супруг первого заявителя был уволен с действительной военной службы 5 июня 1994 г., так как только в этот день формально завершилась процедура его увольнения; его выходное пособие и выплаты в связи с увольнением рассчитаны с учетом этой даты.
22. Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой об условиях, сроках и порядке полного вывода с территории Латвийской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации и их правовом положении на период вывода был подписан в Москве 30 апреля 1994 г. и вступил в силу в тот же день (см. ниже, § 64 - 67).
23. Согласно утверждениям властей Латвии еще до подписания и вступления в силу данного Договора различные латвийские и российские органы власти сотрудничали между собой в деле определения российских военнослужащих, которые должны были покинуть Латвию. В связи с этим 31 марта 1994 г. российские военные власти представили латвийским властям список российских военнослужащих, находившихся в Латвии, в котором фигурировало и имя супруга первого заявителя; к списку было приложено ходатайство о продлении срока его временного проживания и временного проживания членов его семьи в Латвии. Все это, по утверждению властей Латвии, явно свидетельствовало о том, что пребывание этих лиц в Латвии было временным и что от них потребуют покинуть страну.
24. Согласно утверждениям заявителей и властей Российской Федерации из факта наличия списка от 31 марта 1994 г. отнюдь не вытекала обязанность Николая Сливенко покинуть Латвию, так как это был всего лишь документ, содержавший просьбу о продлении срока его временного пребывания в Латвии, представленный властям до подписания и вступления Договора в силу.
25. 7 октября 1994 г. Николай Сливенко обратился в Департамент гражданства и иммиграции Министерства внутренних дел Латвии (далее - Департамент) с ходатайством о предоставлении временного вида на жительство в Латвии на том основании, inter alia, что он состоял в браке с первым заявителем - постоянной жительницей Латвии. В ходатайстве ему было отказано на том основании, что он являлся российским военнослужащим и был обязан покинуть Латвию в процессе вывода российских войск, осуществляемого в соответствии с Договором.
26. 29 ноября 1994 г. Департамент аннулировал записи о заявителях в Реестре со ссылкой на статус Николая Сливенко как военнослужащего. Заявители утверждали, что их не поставили в известность об этом решении и что они узнали о нем только в 1996 г. в ходе производства в суде по обращению супруга первого заявителя (см. ниже, § 29).
27. Власти Латвии предъявили также Европейскому суду список, датированный 10 декабря 1994 г., который, согласно утверждениям властей Латвии, был представлен властям Латвии Вооруженными Силами Российской Федерации. В этом списке Николай Сливенко значился в категории военнослужащих, уволенных с действительной военной службы после 28 января 1992 г. Заявители и третья сторона оспорили подлинность данного списка.
28. Власти Латвии представили также список, датированный 16 октября 1995 г., который, согласно их утверждениям, был направлен Консульством Российской Федерации в Риге в Министерство иностранных дел Латвии. Как утверждали власти Латвии, в этом списке Николай Сливенко значился в числе российских военных пенсионеров, которые были уволены из Вооруженных Сил Российской Федерации после 28 января 1992 г. В списке имелось также указание на то, что 3 августа 1994 г. Николаю Сливенко было предоставлено жилье в г. Курске (Россия) и что он выехал из Латвии 31 декабря 1994 г. Заявители и третья сторона оспорили подлинность данного списка.
29. В действительности, однако, супруг первого заявителя оставался в Латвии. Он обжаловал в суд действия Департамента, заявив, что отказ выдать ему временный вид на жительство был юридически недействительным. 2 января 1996 г. Видземский окружной суд г. Риги удовлетворил требования второго заявителя. Департамент обжаловал это решение.
30. 19 июля 1996 г. Рижский окружной суд удовлетворил жалобу Департамента, установив, inter alia, что Николай Сливенко был российским военнослужащим до 5 июня 1994 г. и что Договором от 30 апреля 1994 г. устанавливалась обязанность всех российских военнослужащих, находившихся на действительной военной службе по состоянию на 28 января 1992 г., покинуть Латвию вместе со своими семьями. Окружной суд ссылался, inter alia, на список от 16 октября 1995 г., которым подтверждалось, что Николаю Сливенко было предоставлено жилье в г. Курске и что он выехал из Латвии в 1994 г. Николай Сливенко далее не обжаловал решение суда.
31. 20 августа 1996 г. миграционными властями Латвии было издано распоряжение о выезде заявителей с требованием покинуть территорию страны. 22 августа 1996 г. это распоряжение было официально вручено заявителям.
32. 22 августа 1996 г. местные власти приняли решение о выселении заявителей из квартиры, которая была им предоставлена Министерством обороны Латвии <*>. В многоквартирном доме, где была расположена квартира, проживали российские военнослужащие со своими семьями, а также иные жители Латвии. Ордер о выселении не был приведен в исполнение.
--------------------------------
<*> Так в тексте Постановления. На самом деле эта квартира была предоставлена заявителям органами власти Латвийской ССР. - Примеч. перев.
33. В 1996 г. в неустановленный день Николай Сливенко выехал в Россию, в то время как заявители остались в Латвии.
34. Первый заявитель подала в суд иск от своего имени и от имени своей дочери с требованием признать, что фактически они были постоянными жителями Латвии и что они не подлежат высылке из страны.
35. 19 февраля 1997 г. Видземский окружной суд г. Риги удовлетворил требования заявителей. Этот суд постановил,

"СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ О ТРАНЗИТЕ ВОЕННОГО ИМУЩЕСТВА И ПЕРСОНАЛА ЧЕРЕЗ ТЕРРИТОРИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В СВЯЗИ С УЧАСТИЕМ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИЯ В УСИЛИЯХ ПО СТАБИЛИЗАЦИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЮ ПЕРЕХОДНОГО ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА АФГАНИСТАН"(Заключено в г. Екатеринбурге 09.10.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также