ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 08.07.2003"ДЕЛО "ЗОММЕРФЕЛЬД (sommerfeld) ПРОТИВ ГЕРМАНИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ДЕЛО "ЗОММЕРФЕЛЬД (SOMMERFELD) ПРОТИВ ГЕРМАНИИ"
(Жалоба N 31871/96)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 8 июля 2003 года)
По делу "Зоммерфельд против Германии" Европейский суд по правам человека, заседая Большой палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
Л. Вильдхабера, Председателя Палаты,
Х.Л. Розакиса,
Г. Ресса,
сэра Николаса Братца,
А. Пастора Ридруехо,
Э. Пальм,
П. Куриса,
Р. Тюрмена,
Ф. Тюлькенс,
П. Лоренсена,
К. Юнгвирта,
М. Касадеваля,
Х.С. Грев,
Р. Марусте,
Э. Левитса,
М. Угрехелидзе,
А. Муларони, судей,
а также при участии П.Дж. Махони, секретаря-канцлера Суда,
заседая 20 ноября 2002 г. и 11 июня 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес 11 июня 2003 г. следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 31871/96), поданной 7 июня 1995 г. в Европейскую комиссию по правам человека против Федеративной Республики Германии гражданином Германии Манфредом Зоммерфельдом (Manfred Sommerfeld) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция).
2. Интересы заявителя в Европейском суде представляла С. Хирштеттер (S. Hierstetter), адвокат из г. Мюнхена (Munich). Интересы властей Германии представляла Уполномоченная при Европейском суде по правам человека Х. Вельсков-Тиз (H. Voelskow-Thies), Ministerialdirigentin, из Федерального министерства юстиции Германии, впоследствии интересы представлял К. Штольтенберг (K. Stoltenberg), Ministerialdirigent, также из Федерального министерства юстиции.
3. Заявитель утверждал, в частности, что решения германских судов об отклонении его запросов о доступе к ребенку, рожденному вне брака, являлось нарушением его права на уважение семейной жизни и что он являлся, таким образом, объектом дискриминации. Он также заявлял о нарушении его права на справедливое судебное разбирательство. Он ссылался на статьи 6, 8 и 14 Конвенции.
4. Жалоба была передана в Европейский суд 1 ноября 1998 г., когда вступил в силу Протокол N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции).
5. Жалоба была передана в производство Четвертой секции Суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В этой Секции была сформирована Палата в соответствии с пунктом 1 правила 26 Регламента (пункт 1 статьи 27 Конвенции) для рассмотрения этого дела, в составе: А. Пастора Ридруехо, председателя Палаты, Г. Ресса, Л. Кафлича, И. Кабрала Баретто, В. Буткевича, Н. Ваич, М. Пеллонпяя, судей, а также с участием В. Берже, секретаря Секции Суда. 12 декабря 2000 г. жалоба была признана частично приемлемой в отношении жалобы заявителя о том, что решения германских судов об отклонении его запросов о доступе к ребенку, рожденному вне брака, являлись нарушением его права на уважение семейной жизни и что он являлся, таким образом, объектом дискриминации.
6. 11 октября 2001 г. Палата вынесла Решение пятью голосами против двух, что нарушение статьи 8 Конвенции имело место. Она также установила пятью голосами против двух, что нарушение статьи 8 в совокупности со статьей 14 Конвенции, имело место, а также шестью голосами против одного, что имелось нарушение статьи 6 Конвенции. Палата также установила пятью голосами против двух, что государство-ответчик должно было выплатить заявителю i) 55000 (пятьдесят пять тысяч) немецких марок в возмещение морального вреда и ii) 2500 (две тысячи пятьсот) немецких марок в возмещение судебных расходов и издержек. Отдельное совместное мнение судей М. Пеллонпяя и Н. Ваич прилагалось к Постановлению.
7. 9 января 2002 г. власти Германии ходатайствовали, в соответствии со статьей 43 Конвенции и правилом 73 Регламента Суда, о передаче дела на рассмотрение Большой палате, ссылаясь на то, что Палата не должна была признавать нарушение статей 8 и 14 Конвенции. Ссылаясь на дело "Эльсхольц против Германии" (Elsholz v. Germany) (Постановление Большой палаты Европейского суда, жалоба N 25735/94, ECHR 2000-VIII), они утверждали, что применение бывшего немецкого законодательства, а именно пункта 2 статьи 1711 Германского Гражданского уложения, не представляло собой дискриминацию отцов детей, рожденных вне брака, или отцов в разводе.
8. 27 марта 2002 г. комитет Большой палаты принял Решение передать дело на рассмотрение Большой палате.
9. Состав Большой палаты определялся положениями пунктов 2 и 3 статьи 27 Конвенции и правилом 24 Регламента Суда. Поскольку судья Ж.-П. Коста не смог принять участие в окончательных слушаниях, он был заменен судьей П. Курисом в соответствии с пунктом 3 правила 24 Регламента.
10. Как заявитель, так и власти Германии предоставили подробное изложение фактов.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства по делу
11. Заявитель, 1953 года рождения, являлся отцом ребенка М., рожденного вне брака 25 января 1981 г. Заявитель признавал отцовство над М.
12. Заявитель и мать ребенка проживали вместе на момент ее рождения. Они расстались в сентябре 1986 года. Мать ребенка запретила любые контакты дочери с отцом. Заявитель встречал М. несколько раз в школе, пока это было возможно. Впоследствии мать ребенка вышла замуж за В., отца А., 1985 года рождения, и В. стала их общей фамилией.
A. Первое ходатайство о предоставлении доступа
13. 2 октября 1990 г. заявитель обратился в Земельный суд Ростока (Rostock) с целью получить разрешение на право доступа к дочери. Заслушав заинтересованных лиц, Орган опеки Ростока, порекомендовал в своих комментариях от 11 апреля 1991 г. не предоставлять такого права. Орган опеки утверждал, что М. уже установила тесные взаимоотношения с В., которые пострадают в результате контактов М. с ее настоящим отцом. Он также заявил, что М., когда расспрашивалась в отсутствии матери, сказала, что она не хочет видеть заявителя и страдает от его продолжающихся попыток получить к ней доступ.
14. 27 июня 1991 г. десятилетняя М. была допрошена судьей Земельного суда. Она заявила, что тот факт, что заявитель постоянно стоял за забором школы, тревожил ее и что она не хотела посещать заявителя, если бы такое разрешение было предоставлено судом.
15. На судебных слушаниях по делу 31 июля 1991 г. заявитель и мать ребенка заявили, что они постараются урегулировать спор с помощью Органа опеки. 30 сентября 1991 г. Орган опеки уведомил Земельный суд, что соглашения достигнуто не было и что М. заявила, что не хочет видеть заявителя.
16. 12 декабря 1991 г. запросил заключение эксперта-психолога. 9 апреля 1992 г. в одностраничном заключении психолог из больницы Ростока указала, что контакт между заявителем и М. был прерван уже в течение шести лет, и не было никаких предпосылок для его возобновления. Психолог считала, что взгляды заявителя и М. на будущие контакты были очень разными. М. росла в семье и, в отличие от заявителя, не страдала от нехватки общения с ним и не хотела иметь личных контактов с заявителем. Психолог отметила, что она организовала встречу заявителя и М., которая была отменена отчимом М.
17. 24 июня 1992 г. судья Земельного суда выслушал заявителя и М., повторявшую, что она не хочет встречаться с заявителем, последний утверждал, что он отзовет свое ходатайство о предоставлении права доступа.
18. Заявитель отказался от своего ходатайства 1 июля 1992 г.
B. Второе ходатайство о предоставлении доступа
19. 13 сентября 1993 г. заявитель снова подал ходатайство в Земельный суд о предоставлении ему права доступа к дочери.
20. 15 февраля 1994 г. судья Земельного суда заслушал тринадцатилетнюю М., которая заявляла, что не хочет говорить с заявителем или получать от него подарки и что хочет, чтобы он ее больше не беспокоил. Она также сказала, что у нее уже был любимый отец, хотя он был ей и не родным. 26 апреля 1994 г. суд провел слушание с участием заявителя и матери ребенка.
21. 1 июня 1994 г. Земельный суд отклонил ходатайство заявителя.
22. Земельный суд отметил комментарии Органа опеки Ростока от 6 января 1994 г., а также заявления родителей и ребенка в суде. Он также отметил комментарии Органа опеки от апреля 1991 года и доводы психолога от апреля 1992 года, касающиеся первого ходатайства о предоставлении права доступа.
23. Земельный суд установил, что заявителю не может быть предоставлено право доступа к ребенку. Ссылаясь на статью 171 Германского Гражданского уложения, суд отметил, что мать, обладая единоличным право опеки, могла сама определять право доступа отца, а суд мог предоставить такой доступ если только это было бы в интересах ребенка. В связи с этим, суд установил:
"На основании проведенного расследования и, в особенности, бесед с М. в 1992 году и в феврале 1994 года, суд решил, что в настоящем деле доступ отца к дочери никак не входит в ее интересы.
В возрасте тринадцати лет, М., конечно, способна принимать самостоятельные решения, и она явным образом отклонила предложение установить контакт с ее родным отцом. По мнению суда, принуждение ее встречаться с ним не может быть оправдано, поскольку это серьезно повлияет на ее эмоциональное и психологическое состояние. Такое решение ни при каких условиях не будет в ее интересах.
Суд не может согласиться с утверждением заявителя, что доступ всегда соответствует интересам ребенка. То насколько это можно считать истинным, зависит от обстоятельств дела. В настоящем деле решение, изложенное в резолютивной части Постановления, можно считать единственно верным.
...".
24. 17 июня 1994 г. Верховный земельный суд в Ростоке отклонил апелляцию заявителя по следующим основаниям:
"Апелляция приемлема на основании статьи 20 Закона "О внесостязательных слушаниях", но она необоснована. Земельный суд правильно поступил, отказав заявителю в доступе к М., поскольку это не соответствует наилучшим интересам ребенка (статьи 1711 и 1634 Германского Гражданского уложения). Суд также счел, что Земельный суд не располагал обстоятельствами, позволявшими сделать исключение. Он счел необходимым, чтобы девочка М., которой было тринадцать лет, прямо заявила, что не желает каких-либо контактов со своим отцом. Заявитель должен был согласиться с высказанным желанием в интересах его дочери и в его собственных интересах. И если он прекратит оказывать давление на дочь, то когда-нибудь будет возможно возобновить контакты. Суд также отметил, что будет тяжело получить доступ к М. по решению суда, если она сама того не желает".
25. 22 июля 1994 г. заявитель подал конституционную жалобу в Федеральный Конституционный Суд.
26. 19 января 1996 г. коллегия из трех судей Федерального Конституционного Суда отказала в удовлетворении жалобы заявителя.
II. Применимое национальное и международное законодательство
A. Законодательство по семейным вопросам, имеющее силу
27. Законодательные положения об опеке и праве на свидание можно найти в Германском Гражданском уложении. Эти положения подвергались изменению несколько раз и многие из них были отменены Законом от 16 декабря 1997 г. "О семье" (Reform zum Kindschaftsrecht) (опубликован в официальном источнике, 1997, p. 2942), который вступил в силу с 1 июля 1998 г.
28. Пункт 1 статьи 1626 Закона гласит:
"Отец и мать должны иметь право и обязанность осуществлять родительскую власть (elterliche Sorge) над ребенком. Родительская власть включает опеку (Personensorge) и заботу о собственности ({Vermogenssorge} <*>) ребенка".
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
29. В соответствии с пунктом 1 статьи 1626 с изменениями и дополнениями родители ребенка, рожденного вне брака, вместе осуществляют опеку, если они заключат соглашение об этом (соглашение о совместной опеке) или если они поженятся. В соответствии со статьей 1684 с изменениями и дополнениями ребенок имеет право на доступ к обоим родителям; каждый из родителей имеет право на доступ к ребенку и на свидание с ним. Кроме того, родители не должны делать что-либо, что может нанести вред взаимоотношениям ребенка с другим родителем или серьезно повлиять на его развитие. Суды по семейным делам могут определить пределы права на доступ к ребенку и предписать особые правила его осуществления, а также в отношении третьих лиц; и они могут обязать стороны исполнить обязательства по отношению к ребенку. Суды по семейным делам могут ограничить или приостановить это право, если такие меры отвечают интересам ребенка. Решение об ограничении или приостановлении этого права на длительный срок или навсегда может быть принято только если в противном случае благосостояние ребенка подвергается опасности. Суды по семейным делам могут постановить, что право на доступ будет осуществляться только в присутствии третьего лица, например, Органа опеки.
B. Законодательство по семейным вопросам, имевшее
силу на момент возбуждения дела
30. До вступления в силу измененного Закона "О семье" соответствующие положения Германского Гражданского уложения, касающиеся опеки и доступа к ребенку, рожденному в браке, гласили:
Статья 1634
"1. Родитель, не имеющий права опеки, должен иметь право на личное свидание с ребенком. Родитель, не имеющий права опеки и лицо, имеющее такое право, не должны делать что-либо, наносящее вред взаимоотношениям ребенка с другими или серьезно влияющее на развитие ребенка.
2. Суд по семейным делам может определить пределы права на доступ к ребенку и предписать особые правила его осуществления, а также в отношении третьих лиц; если же никакое решение не принято, право, предусмотренное пунктом 2 статьи 1632, родителя, не имеющего права опеки, может быть реализовано в течение всего свидания. Суд по семейным делам может ограничить или приостановить это право, если такие меры отвечают интересам ребенка.
3. Родитель, не имеющий право опеки, который имеет законное право получить информацию об условиях жизни ребенка, может запросить такую информацию у лица, имеющего право опеки, если это не будет противоречить интересам ребенка. Суд по делам об опеке должен выносить решение по всем вопросам, касающимся права на информацию.
4. Если оба родителя имеют право опеки, но они разделены постоянно, то вышеупомянутые положения должны применяться mutatis mutandis".
Пункт 2 статьи 1632 касается права определять право третьих лиц на доступ к ребенку.
31. Соответствующие положения Германского Гражданского уложения, касающиеся доступа к ребенку, рожденному вне брака, гласят:
Статья 1705
"Опека над ребенком, рожденным вне брака, должна осуществляться матерью...".
Статья 1711
"1. Лицо, имеющее право опеки над ребенком,

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН от 04.07.2003 n 99-ФЗ"О РАТИФИКАЦИИ ДОГОВОРА МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКОЙ БРАЗИЛИЕЙ О ВЫДАЧЕ"(принят ГД ФС РФ 11.06.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также