ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 03.06.2003"ДЕЛО "УОЛСТОН (walston) ПРОТИВ НОРВЕГИИ (n 1)" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "УОЛСТОН (WALSTON) ПРОТИВ НОРВЕГИИ (N 1)"
(Жалоба N 37372/97)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 3 июня 2003 года)
По делу "Уолстон против Норвегии (N 1)" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю., Виноградова М.
сэра Николаса Братца, Председателя,
М. Пеллонпяя,
Э. Пальма,
М. Фишбаха,
Й. Касадеваля,
С. Павловского, судей,
С. Эвжу, судьи ad hoc,
а также при участии М. О"Бойла, Секретаря Секции Суда,
заседая 13 мая 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 37372/97), поданной в Европейскую комиссию по правам человека 4 июля 1997 г. против Королевства Норвегии поданной Норвегии Мейфрид Уолстон ({Moyfrid} Walston) <*> и гражданином Соединенных Штатов Америки Майклом Уолстоном (Michael Walston) (далее - заявители) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
---------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
2. Интересы заявителей, которым была предоставлена правовая помощь, в Европейском суде представлял Тюге Трир (Tyge Trier), адвокат из г. Фредериксберг (Frederiksberg) в Дании. Власти Норвегии были представлены своим Уполномоченным при Европейском суде по правам человека Х. Харборгом (H. Harborg), атторней, служба Генерального атторнея (по гражданским делам).
3. Заявители, ссылаясь на пункт 1 статьи 6 Конвенции, жаловались, в частности, что до вынесения 3 декабря 1996 г. Решения по делу, участниками которого были заявители, Высокий Суд (High Court) не направил копии замечаний противной стороны от 9 октября 1996 г. ни заявителям, ни их представителю; а после того, как последний перестал защищать их интересы в деле, Высокий Суд не направил заявителям копию материалов дела.
4. Жалоба была передана в Европейский суд 1 ноября 1998 г., когда вступил в силу Протокол N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции).
5. Жалоба была передана на рассмотрение Четвертой секции Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 в рамках Четвертой секции была создана Палата, которая должна была рассматривать данное дело (пункт 1 статьи 27 Конвенции). Судья от Норвегии Х.С. Грев ({H.S. Greve}) отказалась от участия в заседании по настоящему делу (правило 28 Регламента Суда). Соответственно, власти Норвегии назначили С. Эвжу судьей ad hoc (пункт 2 статьи 27 Конвенции и пункт 1 правила 29 Регламента Суда).
6. 11 декабря 2001 г. Европейский суд признал жалобу заявителей частично приемлемой для рассмотрения по существу.
7. Заявитель и власти Норвегии представили замечания по существу дела (пункт 1 правила 59 Регламента). Стороны в письменной форме ответили на представленные замечания. Выяснив мнения сторон, Палата решила, что не требуется проводить слушания по существу дела (пункт 3 правила 59 in fine Регламента).
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
8. Заявители родились в 1948 и 1945 годах соответственно. Заявители являются супругами и проживают в г. Стрин (Stryn) в Норвегии.
A. Предыстория дела
9. Обстоятельства дела в том виде, в котором они описаны преимущественно в решениях национальных судов, могут быть изложены следующим образом.
10. В 1986 году заявители приобрели за одну норвежскую крону собственность в Стрине (запад Норвегии). На земельном участке находился большой деревянный дом, построенный в 1886 г., который раньше использовался как гостиница и школа. В середине 1980-х годов органы местного самоуправления хотели снести здание, которое к тому времени было заброшено в течение двадцати лет. Заявители изначально планировали восстановить здание и продать, но позже начали использовать его в качестве гостиницы летом, а зимой сдавали его в аренду школьникам.
11. Расходы на восстановление изначально оценивались в 3,5 миллиона норвежских крон, приблизительно 2,8 миллиона из них планировалось оплатить за счет ипотечных займов. В то время было сложно получить займы, но, в конце концов, заявителям удалось получить в Санданском отделении Берген Банка (Sandane Branch of the Bergen Bank) кредит на сумму 2,3 миллиона норвежских крон, обеспеченный имуществом заявителей в Штрине (gnr 45, bnr 108), и кредит на сумму 0,5 миллиона норвежских крон, обеспеченный имуществом заявителей в г. Вадсе ({Vagsoy}) (gnr 113, bnr 91 и 92). Впоследствии Берген Банк слился с Норвежским Кредитным Банком (Den norske Creditbank) и получил название Норвежский Банк (Den norske Bank (DNB)) (далее - Банк). Со временем объем восстановительных работ увеличился, что повлекло дополнительные затраты, отчасти из-за трудностей, связанных с установкой противопожарной системы. В точно не установленное время между 1989 и 1990 годами заявители прекратили выплаты платежей по займам и процентам, результатом чего стала задолженность Банку в размере 4 миллионов норвежских крон. Кроме того, заявители должны были 1,6 миллионов норвежских крон Государственному Фонду Регионального Развития (Distriktenes Utbyggingsfond) (далее - ГФРР).
12. Так как Банк счел, что заявители не выполнили своих обязательств, он пытался покрыть кредит путем продажи на аукционе имущества заявителей в Стрине и Вадсе. С этой целью в 1991 году Банк инициировал процедуру продажи. 31 марта 1992 г. процедура продажи имущества в Стрине была прекращена. Тем временем, 8 января 1992 г. Банк добился в Нордфьордском суде исполнения и принудительного применения (Nordfjord Court of Execution and Enforcement (namsrett)), местном окружном суде, решения о подтверждении предложенной на аукционе цены, но 17 ноября 1993 г. это Решение было отменено Высоким Судом (lagmannsrett) Гулатинга (Gulating).
13. 5 июня 1992 г. Банк снова инициировал процедуру продажи имущества в Стрине на аукционе, и 16 июня 1992 г. Нордфьордский суд исполнения и принудительного применения удовлетворил просьбу Банка.
14. В жалобе, поданной в окружной суд 19 мая 1992 г., заявители, inter alia, просили, чтобы судья Стейнвейт (Justice Steintveit) взял самоотвод, так как раньше он работал в Берген Банке.
15. 25 мая 1992 г. судья Стейнвейт подтвердил, что с июля 1984 г. по январь 1987 г. он работал в правовом отделе Берген Банка в Осло. Судья не счел необходимым сообщать об этом сторонам, так как не думал, что этот факт имел какое-то значение для его права на участие в рассмотрении данного дела.
16. 3 июня 1992 г. заявители обратились в Нордфьордский суд исполнения и принудительного применения жалобу с просьбой к судье Стейнвейту взять самоотвод в соответствии со статьями 108 и 109 Закона 1915 года об организации судов (Domstolloven) на основании тесных связей с Банком. 12 июня 1992 г. жалобу вернули заявителям, объяснив, что в данное время суд не разбирал никаких исполнительных процедур. 2 сентября 1992 г. судья Стейнвейт сообщил заявителям, что он не считал, что его прошлые трудовые правоотношения с Банком были основанием для самоотвода.
17. 3 ноября 1992 г. Суд исполнения и принудительного применения удовлетворил просьбу заявителей о приостановлении процедуры продажи имущества на аукционе, проводившейся в соответствии с решением суда первой инстанции по делу, упомянутому в разделе B ниже.
B. Иск о компенсации, предъявленный заявителями,
и встречный иск, предъявленный Банком
18. В апреле 1992 года заявители подали иск против Банка, требуя компенсации за нарушение договора. По словам заявителей, Банк обязался погасить их долги по займам, обеспеченным имуществом в Вадсе, что позволило бы им получать с этого имущества прибыль в течение 1990 - 1992 годов. Банк подал встречный иск. Открывая устное разбирательство в январе 1994 г., судья Стейнвейт спросил у сторон, имелись ли у них возражения относительно состава окружного суда. Возражений не поступило. 22 апреля 1994 г. Нордфьордский окружной суд (Nordfjord District Court (herredsrett)) в составе судьи Стейнвейта и двух непрофессиональных судей единогласно вынесли решение в пользу Банка, признав действительным ипотечные закладные, обеспеченные имуществом. Окружной суд отметил, что Банк согласился 3 декабря 1990 г. отменить ипотечную закладную, обеспеченную имуществом в Стрине, на сумму 2,6 миллионов норвежских крон. Кроме того, окружной суд отметил, что 28 ноября 1989 г. ГФРР просил об отмене ипотечной закладной, обеспеченной имуществом в Вадсе, на сумму 500000 норвежских крон, но отозвал свою просьбу 23 мая 1991 г. Помимо вышеуказанной просьбы, окружной суд ссылался на письмо управляющего Банком в ГФРР от 22 апреля 1991 г. В письме он писал:
"Вопрос о том, каковы пределы обязательства Банка отменить право удержания (имущества в Вадсе), рассматривался на нескольких уровнях Банка, включая юридический отдел. Мы также добились заявления независимого адвоката Верховного суда (Supreme Court Advocate), который представлял (заявителей). Никто не нашел причин, по которым Банк должен был удовлетворять просьбы ГФРР".
В своем Решении окружной суд критиковал Банк за подобные высказывания, утверждая, что в тот момент контакты между Банком и адвокатом заявителей не давали достаточных оснований для подобного вывода. Несмотря на это, окружной суд признал на основании представленных доказательств, что ипотечные закладные, обеспеченные имуществом, были действительны.
В Европейском суде заявители утверждали, что письмо от 22 апреля 1991 г. держалось в секрете от них "почти год до 12 мая 1992 г." (см. р. 9 "Summary", приложения к замечаниям заявителей от 19 октября 2000 г.), а также, что они "не знали о рассматриваемом доказательстве, пока не были вызваны в суд и не получили документы в мае 1997 года" (замечания от 31 мая 2002 г.).
Рассмотрев апелляцию заявителей, Высокий Суд 4 октября 1995 г. единогласно подтвердил Решение окружного суда. 7 мая 1996 г. Апелляционный распорядительный комитет Верховного суда ({Hoyesteretts kjaeremalsutvalg}) отказался принять апелляцию заявителей. Судя по всему, заявители не оспаривали производства в окружном суде в связи с участием в рассмотрении дела судьи Стейнвейта.
C. Возобновление процедуры продажи
на аукционе имущества в Стрине
19. 25 января 1995 г. Суд исполнения и принудительного применения решил возобновить процедуру продажи на аукционе имущества заявителей в Стрине, которая, как сказано в разделе A, была приостановлена 3 ноября 1992 г. Это Решение было подтверждено 16 мая 1995 г. Высоким Судом, а 7 июля 1995 г. Апелляционный распорядительный комитет Верховного суда отказался принять апелляцию заявителей.
20. 15 ноября 1995 г. имущество в Стрине было продано на аукционе. Заявители предложили самую высокую цену, между 1,6 и 1,7 миллионов норвежских крон, но так как они вовремя не осуществили платежи по ипотечным займам, имущество было продано Банку, предложившему следующую самую высокую цену, приблизительно 1,5 миллиона норвежских крон, которая была подтверждена 8 марта 1996 г., как указано ниже. После аукциона было возбуждено два производства, одно касалось отказа судьи Стейнвейта взять самоотвод, второе касалось предложенной Банком цены на аукционе.
1. Отказ судьи, рассматривавшего дело
в первой инстанции, взять самоотвод
21. 20 декабря 1995 г., рассматривая с разбирательством дела о подтверждении предложенной Банком цены на аукционе, судья Стейнвейт Нордфьордского суда исполнения и принудительного применения решил отклонить новую просьбу заявителей взять самоотвод. В своем решении судья указал, что с июля 1984 года по декабрь 1986 года он работал в юридическом отделе Берген Банка в Осло. В тот период судья не имел отношение к соглашению заявителей о займе, само соглашение и заинтересованные лица были ему незнакомы. Также судья не имел никаких дел с бывшим директором местного отделения в Нордфьордеиде (Nordfjordeid), который подал иск против заявителей. После прекращения работы в Банке судья поддерживал обычные клиентские отношения с Банком, но кроме них не имел специальных связей. Став судьей в январе 1987 года, он, в качестве предосторожности, взял за правило в течение трех лет избегать рассмотрения дел, стороной в которых был Банк. Дело заявителей было инициировано в Суде исполнения и принудительного применения по истечении трехлетнего срока. Судья никогда не считал, что его бывшие трудовые отношения с Банком могли поставить под сомнение его беспристрастность. До жалобы заявителя от 12 декабря 1995 г. судья думал, что они придерживались такой же точки зрения. Он не видел оснований для разных умозаключений о его способности участвовать в рассмотрении дела.
22. Заявители обжаловали данное Решение в Высокий Суд, который поддержал его 29 марта 1996 г.
23. Впоследствии заявители обжаловали Решение Высокого Суда в Апелляционный распорядительный комитет Верховного суда, который 3 июня 1996 г. отменил его и вынес новое Решение с целью того, чтобы апелляция на решение суда первой инстанции была отклонена Высоким Судом. Апелляционный распорядительный комитет Верховного суда заметил, что в соответствии с нижеупомянутым Решением от 8 марта 1996 г. вопросы процедуры и вопросы по существу дела должны были оспариваться в одной апелляционной жалобе.
2. Подтверждение продажи имущества в Стрине
и связанные с этим делом апелляционные жалобы
24. 8 марта 1996 г. Нордфьордский суд исполнения и принудительного применения, заседая в составе одного помощника судьи, подтвердил продажу Банку имущества в Стрине.
25. Заявители подали апелляцию в Высокий Суд, который, проведя слушание по делу 11 августа 1997 г., вынес 2 сентября 1997 г. Постановление, в котором поддержал Решение суда первой инстанции. Кроме того, Высокий Суд отклонил утверждение заявителей о том, что судья первой инстанции не имел права рассматривать дело.
26. 20 марта 1998 г. Апелляционный распорядительный комитет Верховного суда отказался принять апелляционную жалобу заявителей.
D. Процедура продажи на аукционе имущества в Вадсе
27. В ноябре 1995 года подал в Суд исполнения и принудительного применения новое ходатайство о принудительной продаже имущества заявителей в Вадсе. Заявители подали возражения и снова оспорили право судьи участвовать в рассмотрении их дела, попросив его взять самоотвод.
25 июня 1996 г. судья отклонил их просьбу и удовлетворил ходатайство Банка. Судебное решение содержало следующие основания:
"Истец послал уведомление, что требование о принудительном применении будет сделано, если настоящее требование неправильно. Данное уведомление соответствует требованиям статьи 4 - 18 Закона о принудительном применении (tvangsfullbyrdelsesloven).

"САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ПРИЗЫВ"(Принят в г. Санкт-Петербурге 01.06.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также