ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 25.02.2003"ДЕЛО "РЕМЕН (roemen) И ШМИТ (schmit) ПРОТИВ ЛЮКСЕМБУРГА" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ЧЕТВЕРТАЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "РЕМЕН (ROEMEN) И ШМИТ (SCHMIT) ПРОТИВ ЛЮКСЕМБУРГА"
(Жалоба N 51772/99)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 25 февраля 2003 года)
По делу "Ремен и Шмит против Люксембурга" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.
сэра Николаса Братца, Председателя,
М. Пеллонпяя,
Э. Пальм,
В. Стражнички,
М. Фишбаха,
Й. Касадеваля,
С. Павловского, судей,
а также при участии М. О"Бойла, Секретаря Секции Суда,
заседая 4 февраля 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 51772/99), поданной в Европейскую комиссию по правам человека 23 августа 1999 г. против Великого Герцогства Люксембург двумя подданными Люксембурга Робертом Ременом (Robert Roemen) и Анн-Мари Шмит (Anne-Marie Schmit) (далее - заявители), в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителей в Европейском суде представлял Д. Шпильман (D. Spielmann), член Люксембургской адвокатуры. Власти Люксембурга были представлены своим Уполномоченным при Европейском суде по правам человека, членом Люксембургской адвокатуры Р. Нотаром (R. Nothar).
3. Первый заявитель жаловался, в частности, что было нарушено его право журналиста не раскрывать своих источников информации. Второй заявитель жаловалась, главным образом, на необоснованное вмешательство в ее право на уважение жилища.
4. Жалоба была передана на рассмотрение Второй секции Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 в рамках Второй секции была создана Палата, которая должна была рассматривать данное дело (пункт 1 статьи 27 Конвенции).
5. 12 марта 2002 г. Европейский суд объявил жалобу частично приемлемой для рассмотрения по существу.
6. Выяснив мнения сторон, Палата решила, что не требуется проводить слушания по существу дела (пункт 3 правила 59 Регламента), и стороны в письменной форме ответили на замечания друг друга по существу дела.
7. 1 ноября 2001 г. был изменен состав секций Европейского суда (пункт 1 правила 25 Регламента). Дело было передано на рассмотрение Четвертой секции в новом составе (пункт 1 правила 52 Регламента).
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
8. Заявители родились в 1945 и в 1961 году соответственно и проживают в Люксембурге.
9. 21 июля 1998 г. первый заявитель, работавший журналистом, опубликовал в ежедневной газете "Летцебургер Журнал" ({Letzebuerger} <*> Journal) статью под заголовком "Министр В. обвинен в налоговом мошенничестве" (Minister W. der Steuerhinterziehung {uberfuhrt}). В статье заявитель написал, что министр нарушил Седьмую, Восьмую и Девятую Заповеди, совершив мошенничество с налогом на добавленную стоимость. Далее он указал, что политик правового толка мог бы более серьезно отнестись к завещанным Моисеем заповедям. Он добавил, что на министра был наложен налоговый штраф в размере 100000 люксембургских франков. В завершение заявитель написал, что поведение министра было особенно постыдным, так как он являлся государственным деятелем, который должен бы был подавать пример.
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
10. Заявители представили документы, подтверждавшие, что штраф был наложен на министра 16 июля 1998 г. Директором Управления регистрации и государственной собственности (Administration de l"enregistrement et des domaines) в соответствии со статьей 72 (2) Закона о налоге на добавленную стоимость от 12 февраля 1979 г. Решение было вручено министру 20 июля 1998 г. Из документов следовало также, что 27 июля 1998 г. министр подал апелляционную жалобу на штраф в Окружной суд. В Постановлении от 3 марта 1999 г. Окружной суд признал штраф необоснованным, так как правонарушение, предусмотренное статьей 77 (2) Закона от 12 февраля 1979 г., не было обнаружено. Данное Постановление было обжаловано в Верховный Суд Люксембурга. Стороны не представили информации о дальнейшем движении данного дела.
11. Решение от 16 июля 1998 г. было прокомментировано в других газетах, таких как: ежедневник "Републикен Лоррен" ({Republicain} lorrain) и еженедельник "Летцебургер Ланд" ({Letzebuerger} Land). Член либеральной партии в Парламенте вынес данный вопрос на обсуждение Парламента.
12. После публикации статьи первого заявителя было инициировано два судебных процесса.
13. 24 июля 1998 г. министр подал в Окружной суд иск о возмещении вреда против первого заявителя и газеты "Летцебургер Журнал", утверждая, что они ошиблись, публикуя информацию о налоговом штрафе. Министр также ссылался на комментарии, которые, по его мнению, покушались на его честь. Постановлением от 31 марта 1999 г. Окружной суд отклонил иск министра на том основании, что на статью распространялась свобода печати. Постановлением от 27 февраля 2002 г. Апелляционный суд отменил Постановление Окружного суда.
14. 4 августа 1998 г. министр подал заявление о возбуждении уголовного дела.
15. 21 августа 1998 г. государственный прокурор просил следственного судью обвинить первого заявителя в получении информации, составлявшей профессиональную тайну и в разглашении профессиональной тайны неизвестным лицом или лицами. В своей просьбе прокурор утверждал: "Расследование должно установить, кто из гражданских служащих Управления регистрации и государственной собственности имел доступ к документам и передал информацию журналисту". Прокурор просил также следственного судью провести или принять меры для проведения обысков жилища первого заявителя, его имущества, офисов газеты "Летцебургер Журнал" и Управления регистрации и государственной собственности.
16. После этого были проведены различные обыски.
A. Обыск жилища и рабочего места первого заявителя
17. 19 октября 1998 г. следственный судья выдал два ордера на обыск в жилище и на рабочем месте первого заявителя. Судьей было поручено "искать и изымать все предметы, документы, имущество и/или другие вещи, которые (могли бы) способствовать установлению истины по вышеупомянутым преступлениям, или использование которых (могло бы) воспрепятствовать расследованию". В первом ордере уточнялось, что местами, которые необходимо было обыскать, являлись "жилище и имущество Роберта Ремена..., любое место, в котором он мог находиться, принадлежавшие ему или используемые им автомобили".
18. Обыски были проведены 19 октября 1998 г., но никаких доказательств обнаружено не было.
19. 21 октября 1998 г. первый заявитель ходатайствовал о признании незаконными ордеров от 9 октября 1998 г. и всех следственных действий, проведенных в соответствии с ними, в частности, обысков 19 октября 1998 г. В подтверждение своего ходатайства и в дополнение к доводам, основанным на национальном законодательстве, первый заявитель жаловался на нарушение статьи 10 Конвенции, особо отметив свое право журналиста на защиту источников информации.
20. Окружной суд в закрытом заседании отклонил оба ходатайства двумя приказами от 9 декабря 1998 г. Суд отметил, что министр жаловался на ряд вопросов, включая незаконное предоставление информации первому заявителю служащими Управления регистрации и государственной собственности, которую первый заявитель якобы использовал в клеветнической и позорящей газетной статье. Эти вопросы могли стать составом различных преступлений, включая разглашение профессиональной тайны, нарушение налоговой конфиденциальности, кражу, использование результатов преступного деяния, клевету и диффамацию. Окружной суд заявил, что статья 11 Кодекса о государственной службе (statut {general} des fonctionnaires) запрещала гражданским служащим раскрывать информацию конфиденциального характера, полученную ими при исполнении своих служебных обязанностей. В соответствии с Общим законом о налогах признавалось преступлением разглашение конфиденциальной налоговой информации, а в соответствии со статьей 458 Уголовного кодекса признавалось преступлением разглашение конфиденциальной информации, полученной при исполнении своих профессиональных обязанностей. Что касается использования результатов преступного деяния, Окружной суд сказал, что статья 505 Уголовного кодекса применялась ко всем, кто каким-либо способом осознанно воспользовался результатами серьезного преступления (crime) или другого тяжкого правонарушения ({delit}). В соответствии с законодательным толкованием и судебными прецедентами статья об использовании результатов преступного деяния могла применяться также к недвижимой собственности, например, к требованиям, а также к промышленной тайне или информации, пользующимся профессиональной привилегией. В связи с этим тот факт, что обстоятельства, при которых была получена собственность, не были полностью установлены, играл незначительную роль, если предполагаемое лицо, использовавшее результаты преступного деяния, знало об их незаконном происхождении; классификация первичного преступления не имела значения. Окружной суд признал, что судебный следователь, рассматривавший дело, имел право санкционировать проведение следственного действия, чтобы подтвердить уже имеющиеся в его распоряжении доказательства. Суд добавил также, что статья 10 Конвенции не была нарушена, так как обыски, которые проводились с целью сбора доказательств и установления истины по возможным преступлениям, повлекшим и облегчившим публикацию газетной статьи, не нарушили свободу выражения мнения или свободу печати.
21. Двумя постановлениями от 3 марта 1999 г. Апелляционный суд в закрытом заседании отклонил апелляции на судебные приказы от 9 декабря 1998 г.
B. Обыск офиса второго заявителя
22. 19 октября 1998 г. следственный судья выдал подлежащий немедленному исполнению ордер на обыск офиса второго заявителя. (Второй заявитель была адвокатом первого заявителя в национальных судах).
23. В ходе обыска следователи изъяли письмо от 23 июля 1998 г. от директора Управления регистрации и государственной собственности на имя Председателя Правительства с надписью от руки: "Главам Управления. Письмо отправляется для вашего рассмотрения под грифом "Секретно". Заявитель объяснил, что письмо было анонимно отправлено в редакторский отдел газеты "Летцебургер Журнал", и первый заявитель сразу же передал его своему адвокату, второму заявителю.
24. 21 октября 1998 г. было подано ходатайство о признании незаконными ордера на обыск и всех последующих следственных действий.
25. Окружной суд в закрытом заседании удовлетворил данное ходатайство на том основании, что в нарушение статьи 35 Закона об адвокатуре в отчете полицейского управления, исполнявшего ордеры от 19 октября 1998 г., не содержалось замечаний вице-председателя Совета адвокатуры, присутствовавшего при обыске и изъятии. Окружной суд признал изъятие письма 19 октября 1998 г. незаконным и постановил вернуть письмо от 23 июля 1998 г. второму заявителю.
26. Письмо было возвращено 11 января 1999 г.
27. Однако в тот же день следственный судья выдал новый ордер на обыск с указаниями: "обыскать и изъять все предметы, документы, имущество и/или другие вещи, которые могли бы способствовать установлению истины по вышеупомянутым преступлениям, или использование которых могло бы воспрепятствовать расследованию, и, в частности, документ от 23 июля 1998 г. с пометкой о направлении главам управления". Письмо было снова изъято в тот же день.
28. 13 января 1999 г. второй заявитель ходатайствовал о признании ордера незаконным. Она утверждала, inter alia, что был нарушен принцип неприкосновенности офиса адвоката и привилегии, связанной с общением адвокатов со своими клиентами. Окружной суд в закрытом заседании отклонил данное ходатайство 9 марта 1999 г. Прежде всего, суд отметил, что следственный судья имел право проводить обыски даже в жилище и в офисах лиц, которые при исполнении своих профессиональных обязанностей получают конфиденциальную информацию и которые в соответствии с законом не могут раскрывать ее, а, кроме того, положения статьи 35 Закона об адвокатуре от 10 августа 1991 г. были соблюдены. Обыск и изъятие осуществлялись в присутствии судебного следователя, представителя прокуратуры и председателя Совета адвокатуры. Кроме того, участие председателя Совета адвокатуры и замечания, которые он счел необходимым сделать в связи с охраной профессиональной тайны, связанной с подлежащими изъятию документами, были запротоколированы в отчете полицейского управления.
29. Постановлением от 20 мая 1999 г. Апелляционный суд в закрытом заседании отклонил апелляционную жалобу на судебный приказ от 9 марта 1999 г.
C. Период после обысков
30. В письме от 23 июля 1999 г. первый заявитель осведомлялся у следственного судья о движении дела. Он жаловался, что не были предприняты некоторые дополнительные меры, и напомнил судье, что тот должен был соблюдать положения статьи 6 Конвенции. 27 сентября 2000 г. он отправил еще одно такое же напоминание.
31. 3 октября 2000 г. заявители представили в Европейский суд статью из опубликованного 29 сентября 2000 г. издания ежедневной газеты "д"Летцебургер Ланд" ({d"Letzebuerger} Land), в которой содержался следующий отрывок:
"... таким образом, расследование дела В. завершилось обыском в жилище служащего Управления регистрации и государственной собственности, члена Социалистической Партии, и записью входящих и исходящих телефонных вызовов, по крайней мере, еще двух членов (Социалистической Партии)...".
32. 18 апреля 2001 г. первый заявитель послал новое напоминание следственному судье, который ответил 23 апреля 2001 г.: "судебное следствие идет своим ходом".
33. Получив письмо первого заявителя от 13 июля 2001 г., следственный судья сообщил ему в тот же день, что расследование в полиции закончилось и материалы следствия были отправлены государственному прокурору для дачи им замечаний.
34. 16 октября 2001 г. первый заявитель напомнил прокурору о содержании статьи 6 Конвенции и то, что, хотя расследование дела продолжалось три года, ему еще не предъявили никакого обвинения.
35. 13 ноября 2001 г. первый заявитель получил повестку явиться на допрос 30 ноября 2001 г. в связи с обжалуемыми преступлениями. Ему сообщили, что он имел право отвечать на вопросы в присутствии адвоката.
36. 30 ноября 2001 г. первый заявитель был обвинен судебным следователем в "использовании информации, полученной с нарушением профессиональной тайны".
37. Заявители представили статью, опубликованную 9 января 2002 г. в газете "Ле Котидиен" (Le Quotidien), в которой говорилось, что Председатель Правительства "считал, что методы, использованные

<СОГЛАШЕНИЕ В ФОРМЕ ОБМЕНА НОТАМИ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ПРАВИТЕЛЬСТВОМ СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА ВЕЛИКОБРИТАНИИ И СЕВЕРНОЙ ИРЛАНДИИ ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ЕВРОПЕЙСКИМ СОЮЗОМ ПОМОЩИ В УНИЧТОЖЕНИИ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ>(Заключено в г. Москве 24.02.2003 - 06.10.2003)  »
Международное законодательство »
Читайте также