ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 11.02.2003"ДЕЛО "ХАММЕРН (hammern) ПРОТИВ НОРВЕГИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БЫВШАЯ ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
ДЕЛО "ХАММЕРН (HAMMERN) ПРОТИВ НОРВЕГИИ"
(Жалоба N 30287/96)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ СУДА
(Страсбург, 11 февраля 2003 года)
По делу "Хаммерн против Норвегии" Европейский суд по правам человека (Бывшая Третья секция), заседая Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю., Виноградова М.
Ж.-П. Коста, Председателя,
В. Фюрмана,
Л. Лукайдеса,
П. Куриса,
Ф. Тюлькенс,
К. Юнгвирта,
Х.С. Грев, судей,
а также при участии С. Долле, Секретаря Секции Суда,
заседая 17 сентября и 21 января 2003 г. за закрытыми дверями,
вынес 21 января 2003 г. следующее Постановление:
ПРОЦЕДУРА
1. Дело было инициировано жалобой (N 30287/96), поданной в Европейскую комиссию по правам человека 14 декабря 1995 г. против Королевства Норвегия подданным Норвегии Ульфом Арне Хаммерном (Ulf Arne Hammern) (далее - заявитель) в соответствии с бывшей статьей 25 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Интересы заявителя в Европейском суде представлял К. Вииг (C. Wiig), адвокат из г. Трондхейм (Trondheim). Власти Норвегии были представлены Ф. Эльгесемом (F. Elgesem), который являлся Уполномоченным Норвегии при Европейском суде по правам человека до июня 2002 г., когда он ушел из службы Генерального атторнея (по гражданским делам) (Attorney-General"s Office (Civil Matters)). После его ухода власти Норвегии были представлены Х. Харборгом (H. Harborg), сотрудником той же службы.
3. Заявитель утверждал, что основания, на которых национальные суды отклонили его иск о возмещении вреда, причиненного во время разбирательства уголовного дела, по которому он был оправдан, нарушали пункт 2 статьи 6 Конвенции.
4. 1 ноября 1998 г., в день вступления в силу Протокола N 11 к Конвенции (пункт 2 статьи 5 Протокола N 11 к Конвенции), жалоба была передана на рассмотрение в Европейский суд.
5. Жалоба была передана на рассмотрение бывшей Третьей секции Европейского суда (пункт 1 правила 52 Регламента Суда). В соответствии с пунктом 1 правила 26 в рамках бывшей Третьей секции была создана Палата, которая должна была рассматривать данное дело (пункт 1 статьи 27 Конвенции).
6. 11 сентября 2001 г. Палата решила, что в интересах правильного осуществления правосудия необходимо рассмотреть настоящее дело совместно с делами "O. против Норвегии" (O. v. Norway), "Рингвольд против Норвегии" (Ringvold v. Norway) и "Y. против Норвегии" (Y. v. Norway) (жалобы N 29327/95, N 34964/97 и N 56568/00 - пункт 2 правила 43 Регламента).
7. 11 сентября 2001 г. Европейский суд признал жалобу приемлемой для рассмотрения по существу.
8. 1 ноября 2001 г. Европейский суд сменил состав секций (пункт 1 правила 25 Регламента). Тем не менее, дело осталось в бывшей Третьей секции.
9. 17 сентября 2002 г. во Дворце прав человека в Страсбурге состоялось открытое слушание дела (пункт 2 правила 59 Регламента).
В Европейский суд явились:
a) от властей Норвегии:
Х. Харборг, служба Генерального атторнея (по гражданским делам), Уполномоченный Норвегии при Европейском суде по правам человека,
Ф. Эльгесем (F. Elgesem), адвокат, представитель/советник,
К. Каллеруд (K. Kallerud), старший прокурор, Генеральный прокуратура,
Е. Хольмедаль (E. Holmedal), атторней, служба Генерального атторнея (по гражданским делам),
Т. Стеен (T. Steen), атторней, служба Генерального атторнея, советники;
b) от заявителя:
К. Вииг, представитель,
У. Хаммерн, заявитель.
Европейский суд заслушал выступления Крокейде (Krokeide) (представитель O., который затронул общие вопросы, относящиеся как к его делу, так и к делу Хаммерна), Виига, Эльгесема.
ФАКТЫ
I. Обстоятельства дела
10. Заявитель родился в 1949 г. и проживал в г. Бьюгн (Bjugn).
11. Глава социальной службы муниципалитета г. Бьюгн обратился в местную полицию 10 марта 1992 г., после получения нескольких сообщений из Ботнгардского ({Botngard}) <*> детского сада, в которых указывалось, что заявитель, работавший в то время помощником в этом учреждении, домогался до одного или нескольких детей в этом детском саду. Было возбуждено уголовное дело. 13 марта 1992 г. заявитель был допрошен. Он отрицал все обвинения. В тот же день заявитель был временно отстранен от исполнения своих трудовых обязанностей.
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
12. 1 сентября 1992 г. заявитель был официально обвинен по статьям 195, 198 и 228 Уголовного кодекса (straffeloven) в совершении различных половых преступлений против несовершеннолетних, предположительно совершенных в детском саду против двух детей, и по статье 192 Уголовного кодекса в совершении преступления против одного из этих детей. 12 октября 1992 г. число потерпевших детей из детского сада в соответствии с обвинительным заключением увеличилось до 14, а 21 октября 1992 г. было принято новое обвинительное заключение, в котором упоминалось 15 детей. 9 января 1993 г. число потерпевших от половых преступлений детей в обвинительном заключении снова увеличилось и составляло 36 названных человек плюс неизвестное количество детей в детском саду.
13. 9 января 1993 г. еще шесть человек были обвинены в совершении половых преступлений, касавшихся того же дела: жена заявителя, два работника детского сада и местный шериф.
14. Как следствие, заявитель содержался в предварительном заключении в течение трех сроков - соответственно 7, 7 и 32 дня - на протяжении 46 дней. В ходе следственных мероприятий в доме заявителя было проведено три обыска.
15. 22 сентября 1993 г. заявитель был официально обвинен по статьям 195, 198 и 213 Уголовного кодекса в предполагаемом совершении различных половых преступлениях против десяти детей из детского сада.
16. В тот же день были сняты обвинения с шести других обвиняемых. Позже они потребовали возмещения вреда в соответствии со статьями 444 и 446 Уголовно-процессуального кодекса (straffeprosessloven). Местный шериф получил 200000 норвежских крон в качестве компенсации морального вреда; пятеро других получили судебные приказы, в соответствии с которыми государство должно было выплатить каждому из них 200000 норвежских крон. Жена заявителя получила 140000 норвежских крон в качестве компенсации материального вреда.
17. Дело заявителя рассматривалось в Фростатингском Высоком Суде (Frostating High Court (lagmannsrett)), заседавшем в составе трех судей и суда присяжных, в течение 43 дней, с 15 ноября 1993 г. по 31 января 1994 г. После того, как присяжные заседатели отрицательно ответили на все 25 вопросов, касавшихся обвинения, заявитель был оправдан Судебным постановлением от 31 января 1994 г.
18. После этого заявитель подал в Высокий Суд ходатайство с требованием о возмещении вреда, предусмотренном статьями 444 и 446 Уголовно-процессуального кодекса.
Высокий Суд, заседая в составе двух судей, принимавших участие в рассмотрении уголовного дела против заявителя, и одного нового судьи (заменившего судью, председательствовавшего во время рассмотрения уголовного дела и отведенного из дела о возмещении вреда), провел устные слушания с 13 по 15 февраля 1995 г.
В своем Решении от 28 февраля 1995 г. Высокий Суд обязал государство выплатить заявителю полную сумму иска в размере 45000 норвежских крон в качестве компенсации материального вреда в соответствии со статьей 445, по которой "компенсация специального и несоразмерного вреда, причиненного уголовным преследованием" могла быть присуждена "на разумных основаниях при данных обстоятельствах". Кроме того, в соответствии со статьей 446 (сравни с 445), Высокий Суд присудил заявителю 125000 норвежских крон в качестве компенсации морального вреда, причиненного уголовным преследованием. Однако, на основании оценки, соответствующие части которой процитированы в решении Верховного суда ({Hoyesterett}), изложенном ниже (пункт 23 Постановления), Высокий Суд отклонил требование заявителя о дополнительной компенсации в соответствии со статьей 444, так как не была доказана вероятность того, что заявитель не совершал деяния, в котором он обвинялся. Высокий Суд ссылался на доказательства, представленные во время судебных слушаний в период с ноября 1993 года по январь 1994 года и во время устных слушаний по делу о возмещении вреда, проведенных в феврале 1995 года.
19. Заявитель обжаловал Решение Высокого Суда от 28 февраля 1995 г. в Апелляционный комитет Верховного суда ({Hoyesteretts kjaeremalsutvalg}). Он жаловался, что в Решении Высокого Суда содержались предположения об уголовной ответственности, и, соответственно, был нарушен пункт 2 статьи 6 Конвенции. Заявитель просил Верховный суд отменить Решение Высокого Суда.
20. Решением от 8 июня 1995 г., уведомление о котором было направлено заявителю по почте 20 июля 1995 г., Апелляционный комитет отклонил апелляцию заявителя, сочтя, что жалоба заявителя касалась применения Высоким Судом статьи 444 Уголовно-процессуального кодекса.
21. Обосновывая вышеупомянутое Решение, Апелляционный комитет напомнил, прежде всего, что в своем Решении, опубликованном в Norsk Retstidende, p. 721, Верховный суд утверждал (p. 725):
"Бремя доказывания отсутствия факта совершения деяния возлагается на обвиняемого. Достаточно показать, что вероятнее отсутствие данного факта, чем его наличие. Я не согласен с представителем подсудимого, что с обвиняемого снимается бремя доказывания, когда в соответствии с представленными доказательствами обе возможности кажутся одинаково вероятными. При такой оценке необходимо применять обычные стандарты доказывания, а требования к силе доказательств должны в определенной степени приспособлены к возможностям обвиняемого доказать, что он не совершал вменяемого деяния. Учитывая то, каким образом сформулировано данное положение, легко может возникнуть ситуация, при которой оправдание не является достаточным основанием для иска о возмещении вреда в случае, если обвиняемый не может освободиться от этого бремени доказывания. Я хотел бы подчеркнуть, что отклонение требования о возмещении вреда не опровергает и не ставит под сомнение предыдущее оправдание. Подобное дело по иску о возмещении вреда должно быть рассмотрено на независимой основе, и правила доказывания по таким делам не отличаются от правил доказывания, применяемых в обычных делах о возмещении вреда. Законодатель в качестве отправного пункта выбрал решение, при котором бремя финансовых убытков, причиненных возбуждением и разбирательством уголовного дела, которое было прекращено или завершилось оправданием обвиняемого, несет обвиняемый, если он не сможет доказать, что вероятно отсутствие факта совершения им вменяемого деяния".
22. Апелляционный комитет напомнил далее, что в вышеупомянутом деле Верховный суд рассмотрел связь между условиями возмещения вреда в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом и прецедентным правом Европейского суда по правам человека, а частности, Постановлением Европейского суда по делу "Шеканина против Австрии" (Sekanina v. Austria) от 25 августа 1993 г. (Series A N 266-A). Верховный суд пришел к выводу, что правила статьи 444 Уголовно-процессуального кодекса, как таковые, не противоречили пункту 2 статьи 6 Конвенции. Апелляционный комитет подтвердил, что собирается придерживаться данной точки зрения при оценке настоящего дела. Кроме того, Апелляционный комитет напомнил, что в своем Решении от 1994 года Верховный суд выразил следующее мнение относительно Постановления Европейского суда по делу "Шеканина против Австрии":
"(В данном деле) решающее значение придавалось обоснованию отклонения иска о возмещении вреда в конкретном деле. Если при обосновании отклонения иска о возмещении вреда возникло сомнение относительно правильности оправдания или если обоснование содержало предположения об уголовной ответственности, тогда связь с пунктом 2 статьи 6 Конвенции представляется проблематичной".
23. Далее Апелляционный комитет утверждал:
"Как отметила прокуратура в своем ответе на апелляционную жалобу, Высокий Суд должен был обосновать, почему он счел невыполненными условия удовлетворения требования о возмещении вреда, поданного в соответствии со статьей 444 Уголовно-процессуального кодекса. Апелляционный комитет должен определить, противоречило ли обоснование Высокого Суда требованиям пункта 2 статьи 6 Конвенции.
Апелляционный комитет ссылается на тот факт, что обоснование должно быть изложено в свете вышеупомянутых условий присуждения компенсации. Кроме того, очевидно, что Высокий Суд... знал нормы пункта 2 статьи 6 Конвенции, Постановление Европейского суда по делу Шеканина и Решение Верховного суда от 1994 г. В своем Решении по вопросу о возмещении вреда в соответствии со статьей 444 Высокий Суд после цитирования данного положения детально излагает содержание дела следующим образом:
"После вынесения Высоким Судом оправдательного приговора Хаммерн не является виновным в соответствии с уголовным правом. Данный вопрос не ставился перед Высоким Судом, поэтому он не будет рассматривать его. Настоящее дело касается требования о возмещении вреда, поданного Хаммерном. Вопрос в том, может ли Хаммерн доказать, учитывая правила доказывания права о возмещении вреда, что он не совершал деяния, инкриминированные ему в соответствии с обвинительным заключением".
Апелляционный комитет указывает на тот факт, что Высокий Суд четко указывает, что Хаммерн невиновен в соответствии с уголовным правом. Кроме того, в решении говорится, что требование о возмещении вреда должно быть рассмотрено на основе правил доказывания, применяемых согласно праву о возмещении вреда. Высокий Суд далее заключает вопреки содержанию представленных доказательств, что, если рассматривать дело в целом, Хаммерн "не доказал, что вероятно отсутствие факта совершения деяний, в которых он обвинялся".
Кроме того, в заключительных замечаниях было изложено:
"Когда Высокий Суд, рассмотрев дело в целом, пришел к выводу, что Хаммерн не освободился от бремени доказывания, учитывался также тот факт, что требования к силе доказательств должны быть в определенной мере приспособлены к возможности Хаммерна доказать, что он не совершал вменяемых ему деяний... Тем не менее, при оценке должны применяться обычные правила доказывания..."
Подкрепляя свое заявление о том, что обоснование Высокого Суда содержит предположения об уголовной ответственности, Хаммерн указывает на некоторые промежуточные отрывки, в которых Высокий Суд утверждает:
"Медицинские эксперты при проведении экспертизы пришли к выводу, которые практически подразумевают очень высокую степень вероятности того, что десятеро

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 11.02.2003"ДЕЛО "РИНГВОЛЬД (ringvold) ПРОТИВ НОРВЕГИИ" [рус., англ.]  »
Международное законодательство »
Читайте также