РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 19.12.2002"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 57947/00 "МЕДКА ЧУЧУЕВНА ИСАЕВА (medka chuchuyevna isayeva) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", ЖАЛОБЫ n 57948/00 "ЗИНА АБДУЛАЕВНА ЮСУПОВА (zina abdulayevna yusupova) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ", ЖАЛОБЫ n 57949/00 "ЛИБКАН БАЗАЕВА (libkan bazayeva) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

документы больницы и допрошен медицинский персонал, в результате чего власти смогли установить личности 17 человек, которые обращались за медицинской помощью в связи с нападением. Было назначено 10 судебных экспертиз. Однако власти Российской Федерации утверждали, что проведение судебных экспертиз осложняется возражениями родственников против эксгумации трупов, что связано с национальными традициями.
В дальнейшем власти Российской Федерации сообщили, что следствие по уголовному делу также фокусировалось на действиях участников незаконных вооруженных формирований, находившихся в грузовике "КамАЗ".
17 июня 2002 г. власти Российской Федерации проинформировали Европейский суд о том, что 7 сентября 2001 г. расследование было прекращено в связи с отсутствием состава преступления (corpus delicti) в действиях военных летчиков. Согласно сообщению властей Российской Федерации, после того как пилоты подверглись атаке, последние соблюли надлежащую процедуру и открыли ответный огонь, лишь когда получили разрешение. Однако "после того как был нанесен удар по грузовику "КамАЗ", из-за поворота появилась колонна гражданских лиц и попала в зону поражения. Расследование установило, что пилоты не имели намерения убивать гражданских лиц; они не предвидели и не могли предвидеть их смерть". Как следует из обстоятельств дела, сотрудник Красного Креста, который получил ранение во время обстрела, обжаловал это решение в военный суд гарнизона г. Ростова-на-Дону.
Заявители указывали в своих жалобах, что им неизвестно о каких-либо адекватных действиях, предпринятых властями для того, чтобы провести эффективное и содержательное расследование. Первый заявитель утверждала, что через некоторое время после того, как ее жалоба была направлена властям Российской Федерации, в дом ее старшего брата Асланбека Вахабова, находящийся в Чеченской Республике, дважды приходили сотрудники военной прокуратуры, искавшие ее. После второго посещения они оставили извещение для второго заявителя с предписанием явиться на военную базу в Ханкале для допроса. Второй заявитель этого не сделала. Она утверждала, что в Ханкале находится главная военная база российских вооруженных сил в Чеченской Республике и она закрыта для гражданских лиц, а также хорошо охраняется и окружена многочисленными контрольно-пропускными пунктами. Для нее было бы очень сложно и небезопасно попытаться попасть туда самой, и она считает, что сотрудники прокуратуры могли разыскать ее или в Ингушетии, где она проживает, или в Чеченской Республике, куда она приезжает.
Далее первый заявитель утверждала, что, когда сотрудники военной прокуратуры не смогли найти ее в Чечне, они задали ее брату (Вахабову) несколько вопросов о тех событиях в неофициальной беседе (без составления протокола). Эти вопросы также касались жалобы заявителей в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Заявитель и ее брат были удивлены, обнаружив ссылку на "показания свидетеля Вахабова" в замечаниях, представленных властями Российской Федерации.
Первому заявителю также известно, что сотрудник прокуратуры Ачхой-Мартана однажды разыскивал ее в Ингушетии, в то время как она была в Грозном.
Второго и третьего заявителей вообще не вызывали на допрос. Им не была предоставлена какая-либо официальная информация в связи с инцидентом. Никто из заявителей не был официально извещен о том, что ему предоставлен статус потерпевшего, что требуется статьей 53 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР. Также они не осведомлены о том, предоставлялся ли такой статус другим лицам, бывшим в колонне.
В апреле 2000 г. Главная военная прокуратура обратилась к обществу "Мемориал" с просьбой направить в ее адрес всю информацию, относящуюся к нанесению бомбовых ударов по колонне гражданских лиц 29 октября 1999 г. около Шаами-Юрта. Письмо касалось гуманитарного коридора, организованного правозащитным центром "Мемориал", и информировало, что сведения затребованы в связи с запросом Верховного комиссара ООН по правам человека Мэри Робинсон о гибели гражданских лиц.
B. Применимое национальное законодательство
и правоприменительная практика

Статья 20 Конституции Российской Федерации закрепляет право на жизнь.. Статья 46 Конституции Российской Федерации гарантирует судебную защиту прав и свобод, предусматривая, что решения и действия любых органов государственной власти могут быть обжалованы в суд. Часть 3 этой же статьи гарантирует право каждого на обращение в международные органы по защите прав человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 19.12.2002"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 57950/00 "ЗАРА АДАМОВНА ИСАЕВА (zara adamovna isayeva) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"  »
Международное законодательство »
Читайте также