РЕШЕНИЕ Большой палаты Европейского суда по правам человека от 23.01.2002"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 48321/99, ПОДАННОЙ ТАТЬЯНОЙ СЛИВЕНКО И ДРУГИМИ ПРОТИВ ЛАТВИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод
с английского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
БОЛЬШАЯ ПАЛАТА
РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 48321/99,
ПОДАННОЙ ТАТЬЯНОЙ СЛИВЕНКО И ДРУГИМИ ПРОТИВ ЛАТВИИ
(23 января 2002 года)
Европейский суд по правам человека (далее - Суд) в ходе заседания Большой палаты в составе:
--------------------------------
<*> Перевод на русский язык Берестнева Ю., Михалиной Д., Крючковой Е.
председателя Большой палаты - Л. Вильдхабера;
судей -
Э. Пальм,
Х. Розакиса,
Г. Ресса,
Ж.-П. Коста,
П. Ридруехо,
Е. Макарчика,
И. Кабрал Баретто,
Ф. Тюлькенс,
В. Стражничка,
П. Лоренсена,
М. Цаца-Николовска,
Х.С. Грев,
А. Бака,
Р. Марусте,
К. Трайя,
С. Ботучаровой,
А. Ковлера;
с участием П. Махони - секретаря - канцлера Суда,
принимая во внимание вышеуказанное заявление, поданное 28 января 1999 года и зарегистрированное 26 мая 1999 года,
принимая во внимание тот факт, что Э. Левитс, судья, избранный от Латвии, отказался от участия в заседании (правило 28 Регламента) и что государство - ответчик назначило Р. Марусте, судью, избранного от Эстонии, участвовать в заседании (пункт 2 статьи 27 Конвенции и параграф 1 правила 29 Регламента),
принимая во внимание Решение от 14 июня 2001 года, которым Палата Второй секции, куда первоначально было направлено дело, уступила свою юрисдикцию в пользу Большой палаты (статья 30 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод ("Конвенция")),
принимая во внимание возражения, представленные государством - ответчиком, и ответные возражения, представленные заявителями,
принимая во внимание меморандум Российской Федерации - третьей Стороны по данному делу,
принимая во внимание устные заявления Сторон и представителей Российской Федерации на слушаниях 14 ноября 2001 года,
с учетом обсуждений, состоявшихся 14 ноября 2001 года и 23 января 2002 года, в последнюю названную дату вынес следующее решение:
ФАКТИЧЕСКИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА
1. Первый заявитель - Татьяна Сливенко, 1959 года рождения. Второй заявитель - ее муж, Николай Сливенко, 1952 года рождения. Третий заявитель - их дочь, Карина Сливенко, 1981 года рождения.
2. Заявителей представляют в Суде А. Аснис и В. Портнов, адвокаты, практикующие в Москве. Представители присутствовали на слушаниях вместе с советником - Т. Рыбиной. Первый и третий заявители также присутствовали на слушаниях.
3. Государство - ответчик представляет сотрудник Министерства иностранных дел Латвии К. Малиновская (Уполномоченная Латвии при Европейском суде). На слушаниях она присутствовала вместе с советником А. Стаховой.
4. Третью Сторону представлял Уполномоченный Российской Федерации при Европейском суде по правам человека П. Лаптев, Администрация Президента. На слушаниях вместе с ним присутствовали советники С. Волковский и С. Кулик.
A. Обстоятельства дела
5. Обстоятельства дела согласно материалам, представленным Сторонами, состоят в следующем.
6. Заявители являются русскими по происхождению. Первый заявитель родилась в Эстонии в семье офицера Вооруженных Сил Союза Советских Социалистических Республик (СССР). В возрасте одного месяца она вместе с родителями переехала в Латвию. Второго заявителя, офицера Советской Армии, перевели на службу в Латвию в 1977 году. В 1980 году первый и второй заявители зарегистрировали брак. В 1981 году у них родилась дочь - третий заявитель. Отец первого заявителя уволился с военной службы в 1986 году.
7. В 1991 году Латвия стала независимой от СССР. 28 января 1992 года Вооруженные Силы СССР, расположенные в Латвии, перешли под юрисдикцию Российской Федерации.
8. 4 марта 1993 года первый и третий заявители и родители первого заявителя были внесены в Регистр жителей Латвии (Регистр) как "граждане бывшего СССР" (см. ниже раздел "Применимое национальное законодательство и практика"). На тот момент никто из них не был гражданином какого-либо государства. Первый заявитель в своем заявлении о внесении ее в Регистр не указала, что ее муж являлся офицером Вооруженных Сил Российской Федерации.
9. Государство - ответчик утверждает, что в заявлении о внесении в Регистр первый заявитель предоставила ложную информацию о профессии своего мужа, указав, что он работал на заводе. Заявители отмечают, что государство - ответчик не представило никаких доказательств в этом отношении. Заявители ссылаются на то, что во время последующего процесса, касающегося законности их пребывания в Латвии (см. ниже), иммиграционные власти не упоминали факта предоставления подобной ложной информации и что суды Латвии не установили факта предоставления заявителями в какой-либо момент информации, упомянутой государством - ответчиком.
10. Второй заявитель, который стал гражданином России, продолжал служить в Вооруженных Силах Российской Федерации до увольнения в 1994 году в связи с сокращением его должности. Стороны расходятся во мнении относительно точной даты увольнения второго заявителя: заявители утверждают, что он был уволен 2 марта 1994 года. Они основываются на том, что приказ об увольнении второго заявителя был подписан и вступил в силу 2 марта 1994 года. Власти Российской Федерации поддерживают эту точку зрения. Государство - ответчик считает, что второй заявитель был уволен 5 июня 1994 года, так как в этот день формально завершилась процедура его увольнения; его выходное пособие и денежные компенсации были рассчитаны с учетом этой даты.
11. Договор между Российской Федерацией и Латвийской Республикой об условиях, сроках и порядке полного вывода с территории Латвийской Республики Вооруженных Сил Российской Федерации и их правовом положении на период вывода ("Договор") был подписан в Москве 30 апреля 1994 года и применялся с этой даты (см. ниже раздел "C").
12. Согласно утверждениям властей Латвии еще до подписания Договора латвийские и российские власти сотрудничали в целях установления имен российских военнослужащих, которые должны были покинуть Латвию. В связи с этим 31 марта 1994 года командование Вооруженных Сил Российской Федерации представило Латвийской Стороне список российских военных офицеров, находившихся в Латвии, где фигурировало и имя второго заявителя, а также сопроводительный запрос о продлении срока временного проживания его и членов его семьи в Латвии. Как указали власти Латвии, список от 31 марта 1994 года явно свидетельствовал о том, что пребывание второго заявителя и членов его семьи в Латвии было временным и что они должны были покинуть страну.
13. Согласно утверждениям заявителей и властей Российской Федерации список от 31 марта 1994 года не свидетельствовал об обязанности второго заявителя покинуть Латвию, так как это был всего лишь документ, содержащий просьбу о продлении срока временного пребывания второго заявителя в Латвии, составленный до подписания и вступления Договора в силу.
14. 7 октября 1994 года второй заявитель обратился в Департамент по вопросам гражданства и иммиграции МВД Латвии (ДГИ) с просьбой о выдаче временного вида на жительство в Латвии, так как он был женат на первом заявителе - постоянной жительнице Латвии. Ему было отказано на том основании, что он являлся российским военнослужащим и был обязан покинуть Латвию в процессе вывода российских войск в соответствии с Договором.
15. 29 ноября 1994 года ДГИ аннулировал записи о первом и третьем заявителях в Регистре на основании военного статуса второго заявителя. Заявители утверждают, что им не было известно об этом решении и они узнали о нем только в 1996 году во время судебного процесса, начатого вторым заявителем (см. ниже).
16. В соответствии со списком, представленным Вооруженными Силами Российской Федерации властям Латвийской Республики 10 декабря 1994 года, второй заявитель был включен в категорию военнослужащих, уволенных после 28 января 1992 года.
17. 16 октября 1995 года консул Российской Федерации в Риге представил Министерству иностранных дел Латвии несколько списков российских военных пенсионеров, которые были уволены из Вооруженных Сил Российской Федерации после 28 января 1992 года, включая также отдельный список тех, кто просил выдать временный вид на жительство в Латвии, и список тех, кто уже покинул Латвию. Имя второго заявителя было в последнем списке. Отмечалось, что 3 августа 1994 года ему предоставили место для проживания в г. Курске (Россия) и что второй заявитель выехал из Латвии 31 декабря 1994 года.
18. Однако фактически второй заявитель остался в Латвии. Он обжаловал в Суд действия ДГИ, заявив, что отказ выдать ему временный вид на жительство был необоснованным. 2 января 1996 года Видземский районный суд г. Риги удовлетворил требования второго заявителя. ДГИ обжаловал это Решение.
19. 19 июля 1996 года Рижский окружной суд удовлетворил жалобу ДГИ, постановив, что второй заявитель был российским военнослужащим до 5 июня 1994 года и что Договором от 30 апреля 1994 года устанавливалась обязанность всех российских военнослужащих, находившихся на действующей службе после 28 января 1992 года, покинуть Латвию вместе со своими семьями в соответствии с Договором. Окружной суд ссылался на список от 16 октября 1995 года, где подтверждалось, что второй заявитель имел жилье в г. Курске и что он уехал из Латвии в 1994 году. Второй заявитель не подавал кассационную жалобу на Решение Апелляционной инстанции.
20. 20 августа 1996 года иммиграционными властями было издано предписание о высылке заявителей. Заявители были ознакомлены с ордером 22 августа 1996 года.
21. 22 августа 1996 года местные власти решили выселить заявителей из квартиры, которая была им предоставлена Министерством обороны Латвии. В жилом блоке, где была расположена квартира, проживали российские военнослужащие с семьями, а также иные жители Латвии. Ордер о выселении не был приведен в исполнение.
22. Неизвестного числа и месяца в 1996 году второй заявитель уехал в Россию, в то время как первый и третий заявители остались в Латвии.
23. Первый заявитель подала в суд иск от своего имени и от имени третьего заявителя, утверждая, что они были фактически постоянными жителями Латвии и что они не подлежат высылке из страны.
24. 19 февраля 1997 года Видземский районный суд г. Риги удовлетворил требования первого и третьего заявителей. Суд постановил, что первый заявитель приехала в Латвию как дочь своего отца, а не супруга своего мужа. Так как ее отец уволился в 1986 году, он не мог больше считаться военнослужащим, и члены его семьи, включая первого и третьего заявителей, могли быть включены в Регистр как постоянные жители Латвии. Суд отменил ордер о высылке первого и третьего заявителей и постановил внести их данные в Регистр.
25. 30 октября 1997 года Управление по вопросам гражданства и иммиграции МВД Латвии (УГИ) обжаловало Решение от 19 февраля 1997 года. Рижский окружной суд отклонил жалобу, постановив, что суд первой инстанции правильно разрешил дело. Основываясь на кассационной жалобе УГИ, Верховный суд Латвии 7 января 1998 года отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в Апелляционную инстанцию. Верховный суд Латвии основывался на том, что у заявителей была квартира в Курске, и что на них распространялись положения Договора от 30 апреля 1994 года.
26. 6 мая 1998 года Рижский окружной суд удовлетворил апелляционную жалобу УГИ, постановив, что второй заявитель был военнослужащим до 5 июня 1994 года. Ссылаясь на то обстоятельство, что после увольнения из Вооруженных Сил Российской Федерации второму заявителю предоставили квартиру в г. Курске, суд решил, что он должен был покинуть Латвию вместе с семьей в соответствии с Договором. суд постановил, что решение иммиграционных властей об аннулировании записей о первом и третьем заявителях в Регистре было законным.
27. 12 июня 1998 года иммиграционные власти уведомили первого заявителя, что ордер о высылке от 20 августа 1996 года стал действовать с момента оглашения Решения суда апелляционной инстанции от 6 мая 1998 года.
28. 29 июля 1998 года, основываясь на кассационной жалобе первого и третьего заявителей, Верховный суд Латвии оставил Решение от 6 мая 1998 года в силе. Верховный суд Латвии постановил, что второй заявитель был уволен из Вооруженных Сил Российской Федерации 5 июня 1994 года. Верховный суд Латвии отметил, что заявители получили квартиру в г. Курске по программе США по оказанию материальной помощи в процессе вывода Вооруженных Сил Российской Федерации. Основываясь на том факте, что второй заявитель был уволен из Вооруженных Сил Российской Федерации после 28 января 1992 года, Верховный суд Латвии пришел к выводу о том, что первый и третий заявители, как члены его семьи, также должны были покинуть Латвию в соответствии с Договором.
29. 14 сентября 1998 года первый заявитель обратилась к УГИ с просьбой отложить исполнение предписания о высылке. 22 сентября 1998 года ей было в этом отказано.
30. 7 октября 1998 года первый заявитель обратилась к иммиграционным властям Латвии с жалобой на решение о высылке, а также с просьбой выдать ей вид на жительство и внести ее данные в Регистр. Она утверждала, что Латвия является родиной для нее и ее дочери и они жили там всю свою жизнь, не имея иного гражданства, и что ей необходимо заботиться о своих родителях - инвалидах, которые являются постоянными жителями Латвии.
31. 29 октября 1998 года первого и третьего заявителей поместили в центр содержания нелегальных иммигрантов на том основании, что они не выполнили требования предписания о высылке от 20 августа 1996 года.
32. В тот же день руководителем УГИ было принято решение выдать первому и третьему заявителям временные виды на жительство сроком на 90 дней с вышеупомянутой даты. В этот день также было направлено письмо в иммиграционную полицию, где указывалось, что арест первого и третьего заявителей был "преждевременным", так как 7 октября 1998 года заявители подали жалобу. В письме не было ссылки на национальное законодательство. Руководителем УГИ было дано предписание иммиграционной полиции освободить первого и третьего заявителей. Они были освобождены немедленно.
33. Решение от 29 октября 1998 года о предоставлении временного вида на жительство было доведено до сведения первого заявителя только после того, как Решение утратило силу - 3 февраля 1999 года УГИ сообщило, что первый заявитель обязана покинуть Латвию немедленно, так как действовало предписание о высылке от 20 августа 1996 года. Ей также сообщили, что, если она добровольно выполнит условия распоряжения о высылке, ей, в дальнейшем, выдадут визу, позволяющую ей находиться в стране 90 дней в году.
34. 16 марта 1999 года был произведен обыск в квартире родителей первого заявителя. Третьего заявителя

"СОВМЕСТНОЕ РОССИЙСКО-ТУРКМЕНСКОЕ КОММЮНИКЕ"(Подписано в г. Москве 21.01.2002)  »
Международное законодательство »
Читайте также