РЕШЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 25.01.2000"ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ n 51501/99, ПОДАННОЙ ВИКТОРОМ ЧЕРЕПКОВЫМ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" [рус., англ.]


[неофициальный перевод
с английского] <*>
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ
РЕШЕНИЕ
ПО ВОПРОСУ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 51501/99,
ПОДАННОЙ ВИКТОРОМ ЧЕРЕПКОВЫМ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(Страсбург, 25 января 2000 года)
Европейский суд по правам человека (Третья секция), заседая 25 января 2000 года Палатой в составе:
--------------------------------
<*> Перевод с английского Дерковской А.О.
председателя Палаты Николаса Братцы.
судей:
Ж.-П. Косты,
Ф. Тюлькенс,
В. Фюрмана,
К. Джунгвирт,
М. Угрехелидзе,
А. Ковлера
и секретаря секции С. Долле,
учитывая статью 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод;
изучив жалобу, поданную 16 августа 1999 года Виктором Черепковым против Российской Федерации и зарегистрированную 1 октября 1999 года под N 51501/99;
принимая во внимание доклад, предусмотренный правилом 49 Регламента Суда;
проведя обсуждение,
принял следующее Решение:
ОСНОВНЫЕ ФАКТЫ
Заявитель - гражданин Российской Федерации, 1942 года рождения. Проживает во Владивостоке.
A. Особые обстоятельства дела
Обстоятельства дела в том виде, в котором они были представлены заявителем, могут быть изложены следующим образом.
5 июля 1993 года заявитель был избран мэром г. Владивостока - административного центра Приморского края Российской Федерации.
Мандат предыдущего муниципального образования г. Владивостока истек в 1993 году. За период с 1994 г. по 1996 г. неоднократно назначались выборы муниципального образования г. Владивостока, но каждый раз откладывались. Выборы состоялись в 1996 г. и 1997 г., однако были признаны недействительными вследствие нарушения формальных требований, как то, недостаточное участие избирателей и спорный исход выборов.
В 1997 и 1998 гг. муниципальное образование г. Владивостока не было избрано по причине того, что местные органы исполнительной и законодательной власти участвовали в ряде судебных слушаний по вопросу надлежащей процедуры проведения выборов. В ходе рассмотрения дел в судах был принят ряд отмененных в дальнейшем решений. В конце 1998 г. - начале 1999 г. выборы проходили несколько раз, но признавались недействительными по причине различного рода нарушений формальных требований, в том числе, как это отмечалось ранее, из-за отсутствия необходимого количества избирателей и спорных результатов выборов.
5 июля 1998 года истек мандат заявителя в качестве мэра г. Владивостока. 26 сентября 1998 года избирательная комиссия Приморского края отказалась регистрировать заявителя кандидатом на пост мэра на состоявшихся 27 сентября 1998 года выборах. Результаты упомянутых выборов были признаны недействительными вследствие нарушений формальных требований. Заявитель подал жалобу на факт отказа регистрировать его в качестве кандидата на пост мэра в Приморский краевой суд, который 5 октября 1998 года оставил указанное решение в силе. Заявитель подал жалобу в Верховный суд Российской Федерации. По утверждению В. Черепкова, жалоба до сих пор находится на рассмотрении Верховного суда Российской Федерации.
Указом Президента Российской Федерации от 11 декабря 1998 года губернатору Приморского края было предложено назначить исполняющего обязанности мэра в связи с прекращением полномочий мэра г. Владивостока. 14 декабря 1998 года губернатор назначил исполняющего обязанности мэра г. Владивостока. Заявитель обратился в суд, оспаривая законность подобного назначения. В частности, он заявил, что срок его полномочий продолжается до выборов нового мэра. 19 января 1999 года Приморский краевой суд подтвердил законность решения губернатора. 4 февраля 1999 года Верховный суд Российской Федерации по первой инстанции отклонил иск заявителя, в котором последний требовал признать Указ Президента Российской Федерации от 11 декабря 1998 года ничтожным. 15 апреля 1999 года Кассационная коллегия Верховного суда Российской Федерации подтвердила упомянутое Решение. 14 мая 1999 года Верховный суд отклонил жалобу заявителя об отмене Решения Приморского краевого суда от 19 января 1999 года.
До настоящего времени ни муниципальное образование г. Владивостока, ни мэр г. Владивостока назначены не были.
B. Относящееся к делу национальное законодательство
Конституция Российской Федерации
В соответствии со статьей 5 Конституции Российская Федерация состоит из субъектов Российской Федерации, которые имеют свои конституцию (устав) и законодательство.
Согласно части 1 статьи 11 Конституции государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент России, Федеральное собрание, Правительство и суды. Часть 2 статьи 11 Конституции устанавливает, что государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти.
Законодательная власть осуществляется Парламентом Российской Федерации (статья 94 Конституции).
Статья 12 Конституции предусматривает, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (законодательную, исполнительную, судебную).
Субъекты Российской Федерации имеют широкий спектр автономных прав, включая право осуществлять совместно с компетентными федеральными органами власти законодательные полномочия в политической, экономической, социальной и правовой сферах. Статьи 73 и 76 Конституции наделяют субъекты Российской Федерации законодательными полномочиями в областях, не относящихся к пределам ведения Российской Федерации или совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Приморский край является субъектом Российской Федерации (статья 65 Конституции).
Законы Приморского края
Статус Приморского края определяется Конституцией Российской Федерации и Уставом Приморского края, принятым Думой Приморского края (далее именуется ДПК) 12 сентября 1995 года.
В соответствии со статьей 9 Устава законодательная власть в Приморском крае осуществляется ДПК и жителями Приморского края посредством референдума. ДПК является единственным законодательным органом в Приморском крае. ДПК состоит из 39 представителей, избираемых на 4-летний срок (статья 46 Устава). Губернатор - глава исполнительной власти Приморского края (статья 56 Устава).
Согласно статье 11 Устава органы местного самоуправления не осуществляют государственную власть (законодательную, исполнительную или судебную).
Срок полномочий, функции и задачи органов местного самоуправления, включая муниципальные образования и мэров, определяются Законом Приморского края "О местном самоуправлении в Приморском крае" (далее именуется Закон), принятым ДПК 26 декабря 1995 года. Муниципальные образования и мэры избираются местным населением (статьи 24 и 26 Закона). Процедура избрания регламентируется специальными законами, принимаемыми ДПК. В соответствии со статьей 29 Закона органы местного самоуправления принимают распоряжения и постановления в наделенных им законом сферах.
СУТЬ ЖАЛОБЫ
1. Заявитель жалуется на неадекватные положения местного законодательства, регулирующего избирательные процедуры в муниципальное образование г. Владивостока и на пост мэра. Черепков заявляет, что такого рода изъяны в законодательстве неоднократно приводили к конфликтам между депутатами, а также исполнительными и законодательными органами. Как следствие несовершенства законодательства и отсутствия компетенции местных судов - все выборы в органы местного самоуправления г. Владивостока откладывались либо признавались недействительными. Выборы в муниципальное образование г. Владивостока проваливались 16 раз, а выборы мэра г. Владивостока - 4 раза. Поскольку мандаты ранее избранных представителей органов местного самоуправления давно истекли, г. Владивосток в настоящее время не имеет легитимного местного самоуправления. На основании вышеизложенного заявитель утверждает, что его активное и пассивное избирательные права были нарушены. Он также жалуется на якобы имевшее место незаконное назначение исполняющего обязанности мэра г. Владивостока и на отказ регистрировать его в качестве кандидата на пост мэра. Заявитель ссылается на статью 3 Протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
2. Основываясь на статье 6 Конвенции, заявитель утверждает, что вышеуказанные обстоятельства обнаруживают нарушение права на доступ в суд и принципа справедливого судебного разбирательства.
ВОПРОСЫ ПРАВА
1. Основываясь на статье 3 Протокола N 1 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (приведена ниже), заявитель утверждает, что его активное и пассивное избирательные права были нарушены:
"Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе законодательной власти".
По мнению Суда, статья 3 Протокола N 1 к Конвенции гарантирует проведение выборов законодательной власти. Следует отметить, что термин "законодательная власть" необязательно подразумевает под собой национальный парламент, так как это понятие необходимо толковать, исходя из конституционного устройства конкретного государства. По делу Матье-Моэн и Клерфейт против Бельгии было установлено, что в ходе конституционной реформы 1980 года Фламандский Совет был наделен достаточной компетенцией и полномочиями для того, чтобы он стал наряду с Советом Французского Сообщества и Валлонским Региональным Советом, равно как и с Палатой представителей и Сенатом составной частью бельгийской законодательной власти (см. Решение от 2 марта 1987 года по делу "Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium", Series A no. 113, p. 23, § 53; см. также Решение от 18 февраля 1999 года по делу "Matthews v. the United Kingdom", готовится к опубликованию в Reports of Judgments and Decisions, § 40).
Комиссия установила, что такие органы местного самоуправления, как муниципальные советы в Бельгии и муниципальные советы графств в Соединенном Королевстве, не подпадают под понятие "законодательной власти" по смыслу статьи 3 Протокола N 1 к Конвенции (см. ежегодник Европейской Комиссии по правам человека N 10650/83, Clerfayt, Legros v. Belgium. Dec. 17.05.1985 D.R. 42, p. 212; N 11391/85, "Booth-Clibborn v. the United Kingdom", Dec.05.07.1985, D.R. 43, p. 236).
В Российской Федерации законодательная власть осуществляется парламентом Российской Федерации (статья 94 Конституции Российской Федерации). Конституция также наделяет такими полномочиями парламенты субъектов Российской Федерации (статьи 11, 72, 73 и 76 Конституции Российской Федерации). Приморский край является субъектом Российской Федерации (статья 65 Конституции Российской Федерации). В соответствии со статьей 46 Устава Приморского края единственным представительным и законодательным органом государственной власти Приморского края является Дума Приморского края.
Суд, однако, отмечает, что заявитель жалуется на проведение местных выборов (во Владивостокское муниципальное образование и на пост мэра г. Владивостока). Однако полномочия, которыми наделил закон муниципальное образование и мэра, не сводятся к осуществлению законодательных полномочий по смыслу Конституции Российской Федерации (статья 12) и Устава Приморского края (статья 11).
Суд считает, что полномочия издавать распоряжения и постановления, которыми наделены органы местного самоуправления во многих государствах, должны отличаться от законодательных, на которые содержится ссылка в статье 3 Протокола N 1 к Конвенции, даже несмотря на тот факт, что законодательные полномочия могут отводиться не только национальным парламентам (см. приведенные выше Решения по делам "Mathieu-Mohin and Clerfayt" and "Matthews").
Суд приходит к заключению о том, что статья 3 Протокола N 1 к Конвенции неприменима к настоящему делу.
Отсюда следует вывод о том, что указанная часть жалобы несовместима на основании ratione materiae с положениями Конвенции (пункт 3 статьи 35 Конвенции) и должна быть отклонена в силу пункта 4 статьи 35 Конвенции.
2. Заявитель также утверждает, что была нарушена статья 6 Конвенции, которая предусматривает следующее:
"1. Каждый человек имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей или при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".
Относительно части жалобы, касающейся процедур выдвижения кандидатов на пост мэра, Суд подчеркивает, что, по заявлению самого Черепкова, данный вопрос в настоящее время рассматривается судом. Таким образом, на этом этапе заявитель не может утверждать, что он стал жертвой нарушения Конвенции по смыслу статьи 34, и Суд признает преждевременным рассмотрение данной части жалобы.
Тем не менее, Суд отмечает, что все процедуры, инициированные заявителем, затрагивали его права быть зарегистрированным кандидатом либо избирать представителей на выборах в органы местного самоуправления, либо занимать пост мэра. Суд считает, что упомянутые вопросы затрагивают политические, а не гражданские права заявителя по смыслу статьи 6 Конвенции (см. в контексте парламентских выборов Решение от 21 октября 1997 года по делу "Pierre-Bloch v. France", Reports of Judgments and Decisions 1997-VI, § 50, p. 2223).
Таким образом, статья 6 Конвенции не может быть применена в отношении настоящего дела.
Суд также заключает, что данная часть жалобы несовместима на основании ratione matenae с положениями Конвенции (пункт 3 статьи 35) и должна быть отклонена в силу пункта 4 статьи 35 Конвенции.
ПРИНИМАЯ ВО ВНИМАНИЕ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОЕ, СУД ЕДИНОГЛАСНО
объявляет жалобу неприемлемой. <*>
--------------------------------
<*> То есть жалоба не подлежит рассмотрению по существу (прим. перевод.).
Председатель
Н.БРАТЦА
Секретарь
С.ДОЛЛЕ



EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS
THIRD SECTION
DECISION
AS TO THE ADMISSIBILITY OF APPLICATION No. 51501/99
BY VIKTOR CHEREPKOV AGAINST RUSSIA
(Strasbourg, 25.I.2000)
The European Court of Human Rights (Third Section) sitting on 25 January 2000 as a Chamber composed of
Sir Nicolas Bratza, President,
Mr J.-P. Costa,
Mrs F. Tulkens,
Mr W. Fuhrmann,
Mr K. Jungwiert,
Mr M. Ugrekhelidze,
Mr A. Kovler, judges,
and Mrs {S. Dolle} <*>, Section Registrar;
--------------------------------
<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.
Having regard to Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms;
Having regard to the application introduced on 16 August 1999 by Viktor Cherepkov against Russia and registered on 1 October 1999 under file no. 51501/99;
Having regard to the report provided for in Rule 49 of the Rules of Court;
Having deliberated;
Decides as follows:
THE FACTS
The applicant is a Russian national, born in 1942. He lives in Vladivostok.
A. Particular circumstances of the case
The facts of the case, as submitted by the applicant, may be summarised as follows.
On 5 July 1993 the applicant was elected mayor of the city of Vladivostok, an administrative centre of the Maritime Territory of Russia.
The mandate of the previous Vladivostok Municipal Council (hereinafter referred to as the "VMC") expired in 1993. From 1994 to 1996 elections to the VMC were fixed and postponed several times. The elections took place in 1996 and 1997, but were found invalid because of certain informalities, including insufficient participation by the electorate and a disputed outcome.
In 1997 and 1998 the VMC was not elected as the local executive and law enforcement authorities were involved in a number of court disputes as to the proper manner in which to hold the elections. During those proceedings a number of administrative decisions were taken, but subsequently quashed. In late 1998 and early 1999 the elections took place several times, but were found invalid because of various informalities including, once more, insufficient participation by the electorate and a disputed outcome.
On 5 July 1998 the applicant"s mandate as the mayor of Vladivostok expired. On 26 September 1998 the Maritime Territory Electoral Registry refused to register him as a candidate in the next mayoral elections. The elections took place on 27 September 1998, but were found invalid due to various informalities. Upon the applicant"s appeal against the decision preventing his candidacy, on 5 October 1998 the Maritime Territory Regional Court upheld that decision. The applicant appealed to the Supreme Court. The applicant contends that the appeal is currently pending.
By a decree of 11 December 1998 the President of Russia authorised the Governor of the Maritime Territory to appoint an acting mayor of Vladivostok on the ground that the applicant"s mandate had expired. On 14 December 1998 the Governor appointed an acting mayor. The applicant applied to court, contesting the lawfulness of that appointment. He stated in particular that his term continued as long as his successor was not elected. On 19 January 1999 the Maritime Territory Regional Court confirmed the lawfulness of the Governor"s decision. On 4 February 1999 the Supreme Court rejected at first instance the applicant"s action whereby he had alleged that the presidential decree of 11 December 1998 had been null and void. On 15 April 1999 the Appellate Chamber of the Supreme Court upheld that decision. On 14 May 1999 the Supreme Court dismissed the applicant"s appeal against the judgment of 19 January 1999.
It appears that to date neither the Vladivostok Municipal Council nor the mayor has been elected.
B. Relevant domestic law
The Constitution of the Russian Federation
Pursuant to Article 5 of the Constitution, the Russian Federation consists of "federal subjects" (субъекты федерации) which can have their own constitutions, statutes and legislation.
Under Article 11 § 1, "State authority" is exercised by the President of Russia, the Parliament, the Government and courts. Pursuant to Article 11 § 2, State authority which is vested in the federal subjects is also exercised by the competent authorities of those entities.
Legislative power is exercised by the Parliament (Article 94).
Under Article 12, local authorities are not considered as having State authority (i.e. legislative, executive or judicial powers) within the meaning of the Constitution.
Federal subjects enjoy a number of autonomous rights, including inter alia the right to exercise, jointly with the competent federal authorities, legislative power in various political, economic, social and legal fields (Articles 72 and 76). Articles 73 and 76 of the Constitution entitle the federal subjects to exercise legislative power in those areas which do not relate to the exclusive competence of the Federation or the joint competence of the Federation and "federal subjects".
The Maritime Territory is a "federal subject" of Russia (Article 65).
Laws of the Maritime Territory
The status of the Maritime Territory is defined in the Constitution of the Russian Federation and the Statute of the Maritime Territory. The Statute was passed by the Duma of the Maritime Territory (hereinafter referred to as the "DMT") on 12 September 1995.
Under Article 9 of the Statute, legislative power in the Maritime Territory is exercised by the local residents by way of referendum, and by the DMT. The DMT is the only legislative organ in the territory, and consists of 39 representatives elected for a period of four years (Article 46 of the Statute). The Governor is the head of the executive in the Maritime territory (Article 56 of the Statute).
Under Article 11 of the Statute, the local authorities do not exercise "State authority" (i.e. legislative, executive or judicial powers).
The mandate, functions, powers and controls of the local authorities, including municipal councils and mayors, are defined in the Maritime Territory Local Government Act (hereinafter referred to as the "Act"), which was adopted by the DMT on 26 December 1995. Municipal councils and mayors are elected by local residents (Articles 24 and 26 of the Act), and election procedures are specifically governed by special laws passed by the DMT. Pursuant to Article 29 of the Act, local authorities can adopt regulations and by-laws in the areas in which the Act confers such competence upon them.
COMPLAINTS
1. The applicant complains about the inadequate local legislative provisions governing the election procedures to the Vladivostok Municipal Council and the office of mayor. He alleges that flaws in the legislation resulted in various disputes between the candidates, the executive and the law enforcement authorities. As a consequence of those statutory defects and the lack of competence by the domestic courts, all the local elections in Vladivostok were held back or found invalid; the VMC elections failed sixteen times and the Vladivostok mayoral elections failed four times. As the mandates of the previously elected local representatives expired long ago, Vladivostok has no legitimate local government. The applicant therefore complains that his active and passive election rights were violated. He also complains about the allegedly unlawful appointment of a new acting mayor of Vladivostok and the refusal to register him as a candidate to run in the next mayoral election. The applicant invokes Article 3 of Protocol No. 1 to the Convention.
2. Under Article 6 of the Convention the applicant complains that the above circumstances also disclose breaches of access to a court and violations of the principle of a fair hearing.
THE LAW
1. The applicant alleges violations of his active and passive election rights under Article 3 of Protocol No. 1 to the Convention, which reads as follows:
"The High Contracting Parties undertake to hold free elections at reasonable intervals by secret ballot, under conditions which will ensure the free expression of the opinion of the people in the choice of the legislature."
The Court observes that Article 3 of Protocol No. 1 guarantees the "choice of the legislature". It is true that the word "legislature" does not necessarily mean the national parliament: it has to be interpreted in the light of the constitutional structure of the State in question. In the case of Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium, the 1980 constitutional reform had vested in the Flemish Council sufficient competence and powers to make it, alongside the French Community Council and the Walloon Regional Council, a constituent part of the Belgian "legislature", in addition to the House of Representatives and the Senate (see, the Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium judgment of 2 March 1987, Series A no. 113, p. 23, § 53; also see the Matthews v. the United Kingdom judgment of 18 February 1999, to be published in Reports of Judgments and Decisions, § 40).
The Commission found that organs of local authority, such as the municipal councils in Belgium and the metropolitan county councils in the United Kingdom, do not form part of the "legislature" within the meaning of Article 3 of Protocol No. 1 (see, Eur. Comm. HR, no. 10650/83, Clerfayt, Legros v. Belgium, Dec. 17.5.1985, D.R. 42, p. 212; no. 11391/85, Booth-Clibborn v. the United Kingdom, Dec. 5.7.1985, D.R. 43, p. 236).
In Russia, legislative power is exercised by the Parliament (Article 94 of the Constitution). The Constitution also confers this power to the parliaments of its "federal subjects" (Articles 11, 72, 73 and 76). The Maritime Territory is a federal subject of Russia (Article 65). Pursuant to Article 46 of the Statute of the Maritime Territory, the DMT is the only legislative organ in the Maritime Territory.
The Court notes however that the applicant complains about local elections, i.e. the VMC and the Vladivostok mayoral elections. Although possessing powers conferred upon them by law, the municipal council and the mayor do not exercise legislative power within the meaning of the Constitution of the Russian Federation (Article 12) and the Statute of the Maritime Territory (Article 11).
The Court considers that the power to make regulations and by-laws which is conferred on the local authorities in many countries is to be distinguished from legislative power, which is referred to in Article 3 of Protocol No. 1 to the Convention, even though legislative power may not be restricted to the national parliament alone (see the Mathieu-Mohin and Clerfayt and Matthews judgments cited above, loc. cit.).
The Court concludes that Article 3 of Protocol No. 1 to the Convention is not applicable in the present case.
It follows that this part of the application is incompatible ratione materiae with the provisions of the Convention within the meaning of Article 35 § 3, and must be rejected pursuant to Article 35 § 4.
2. The applicant also alleges breaches of Article 6 of the Convention, which provides, insofar as relevant, as follows:
"1. In the determination of his civil rights and obligations or of any criminal charge against him, everyone is entitled to a fair and public hearing within a reasonable time by an independent and impartial tribunal established by law."
As regards the complaint involving the mayoral candidacy proceedings, the Court notes that the applicant alleges that these proceedings appears still to be pending. Accordingly, the applicant cannot at this stage claim to be a "victim" of a violation of the Convention within the meaning of Article 34, and it would be premature for the Court to deal with this part of the application.
In any event, the Court notes that all the proceedings invoked by the applicant involved the determination of his rights to stand as a candidate or to choose his representatives in the local elections, or to occupy the post of mayor. The Court considers that the disputes in question determined the applicant"s political rights, not his "civil" rights within the meaning of Article 6 of the Convention (see, in the context of parliamentary elections, the Pierre-Bloch v. France judgment of 21 October 1997, Reports of Judgments and Decisions 1997-VI, § 50, p. 2223).
Accordingly, Article 6 does not apply in the present case.
It follows that this part of the application is also incompatible ratione materiae with the provisions of the Convention within the meaning of Article 35 § 3, and must be rejected pursuant to Article 35 § 4.
FOR THESE REASONS, THE COURT, UNANIMOUSLY,
Declares the application inadmissible.
N.BRATZA
President
{S.DOLLE}
Registrar

РЕШЕНИЕ Совета глав государств СНГ"О МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ПРОГРАММЕ СОВМЕСТНЫХ МЕР БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ НА ПЕРИОД С 2000 ДО 2003 ГОДА"(Вместе с "ПЕРЕЧНЕМ ОСНОВНЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРОВ В УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ СФЕРЕ, ЗАКЛЮЧЕННЫХ В РАМКАХ ООН, ЕЕ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ, МАГАТЭ И СОВЕТА ЕВРОПЫ")(Принято в г. Москве 25.01.2000)  »
Международное законодательство »
Читайте также