ПОСТАНОВЛЕНИЕ Европейского суда по правам человека от 08.06.1976"ЭНГЕЛЬ (engel) И ДРУГИЕ ПРОТИВ НИДЕРЛАНДОВ" [рус. (извлечение), англ.]


[неофициальный перевод]
ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ
ЭНГЕЛЬ (ENGEL) И ДРУГИЕ ПРОТИВ НИДЕРЛАНДОВ
(Страсбург, 8 июня 1976 года)
(Извлечение)
КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
A. Основные факты
Пятью заявителями по данному делу являются Корнелиус Й.М. Энгель, Петер Ван дер Виел, Геррит Ян Де Вит, Йоханнес С. Дона и Виллем А.С. Шул, все - граждане Нидерландов, проходившие в 1970 - 1971 гг. срочную службу в различных сержантских званиях в вооруженных силах Нидерландов. По разным поводам соответствующими командирами на них были наложены различные наказания за нарушения воинской дисциплины. Г-н Энгель и г-н Ван дер Виел обвинялись в самовольной отлучке, г-н Де Вит - в нарушении правил управления автомобилем и неисполнении приказов. Г-н Дона и г-н Шул были редакторами газеты "Аларм" ("Тревога") Ассоциации военнослужащих; они подверглись наказанию за появление в газете материалов, направленных на подрыв воинской дисциплины.
Наказанием, наложенным первоначально на г-на Де Вита, г-на Дона и г-на Шула, было направление в дисциплинарное подразделение. Наказаниями для г-на Энгеля и г-на Де Вита были несколько дней ареста с "мягким", "усиленным" и "строгим" режимом содержания. Поскольку г-н Энгель проигнорировал свое первое взыскание, он был временно подвергнут аресту со строгим режимом содержания до определения ему дальнейшего наказания.
Каждый из заявителей обратился к офицеру, занимающемуся разбором жалоб, а затем в Высший военный суд, который по существу подтвердил оспариваемые решения. Высший военный суд тем не менее снизил наказание для г-на Де Вита до 12 дней ареста с усиленным режимом содержания и срок заключения для г-на Шула с четырех до трех месяцев. Пока рассматривались апелляции г-на Дона и г-на Шула, они временно находились под стражей в виде ареста с усиленным режимом содержания чуть меньше месяца; их наказание было осуществлено вскоре после того, как Высший военный суд принял Решение по этому делу.
Рядовой военнослужащий или сержант, отбывающий арест с мягким режимом содержания, как правило, находится в казарме, но может свободно передвигаться в расположении части во внеслужебное время. Содержание под стражей с усиленным режимом изоляции означает заключение, но только во внеслужебное время, в специально предназначенное для этого, но не запирающееся помещение. Рядовые и сержантский состав, находящиеся под строгим арестом, запираются в камере как в служебное, так и внеслужебное время. Направление в дисциплинарное подразделение, которое применялось только к рядовому составу, означало более строгие, чем обычно, дисциплинарные меры в виде направления правонарушителя в специальное учреждение на период от трех до шести месяцев. Последние два вида наказания были отменены в 1974 г.
B. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Общим для жалоб, поданных заявителями в Европейскую комиссию по правам человека в разное время в течение 1971 г., было то, что наложенные на них наказания представляли собой лишение свободы, противоречащее статье 5, разбирательства в военных органах и Высшем военном суде не отвечали требованиям статьи 6 и что обращение с ними носило дискриминационный характер, чем нарушалась статья 14 в сочетании со статьями 5 и 6 п. 1. Г-н Энгель утверждал, что отдельные нарушения статьи 5 имели место в связи с его предварительным заключением, а г-н Дона и г-н Шул - в отношении их временного содержания под стражей. Два последних заявителя далее утверждали, что в их делах имели место нарушения статей 10, 11, 14, 17 и 18.
Комиссия в своем докладе выразила мнение, что, за исключением вопроса об аресте с мягким режимом содержания, по жалобам заявителей были обнаружены нарушения статьи 5 п. 1 и 4, что предварительное заключение г-на Энгеля также явилось нарушением статьи 5 п. 1, но в том, что касается остальных жалоб, нарушений Конвенции обнаружено не было.
Дело было передано Комиссией в Суд 8 октября 1974 г. и Правительством Нидерландов - 17 декабря 1974 г.
ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ
ВОПРОСЫ ПРАВА
54. Правительство, Комиссия и заявители единодушны в том, что Конвенция в принципе распространяется не только на гражданских лиц, но и на военнослужащих. В статьях 1 и 14 Конвенции указывается, что каждый человек, находящийся под юрисдикцией Высоких Договаривающихся Сторон, должен пользоваться "без какой-либо дискриминации" правами и свободами, перечисленными в разделе I. Статья 4 п. 3 "b", которая исключает из запрета принудительного или обязательного труда военную службу, далее подтверждает тем самым, что, как правило, гарантии Конвенции распространяются и на военнослужащих. То же самое верно и в отношении статьи 11 п. 2 in fine, которая позволяет Договаривающимся Сторонам вводить специальные ограничения на использование свободы собраний и объединений в вооруженных силах.
Тем не менее, толкуя и применяя нормы Конвенции в настоящем деле, Суд не должен забывать об особенностях армейской жизни и последствиях этого для военнослужащих.
55. Установив эти предварительные моменты, Суд далее последовательно рассмотрит каждую из жалоб, поданных пятью заявителями или некоторыми из них, в свете всех вышеупомянутых статей.
I. О предполагаемом нарушении статьи 5
A. О предполагаемом нарушении статьи 5 п. 1,
взятой отдельно
56. Все заявители утверждают, что дисциплинарное наказание или мера, примененная к ним, противоречат статье 5 п. 1, которая гласит:
"Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом:
a) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом;
b) законный арест или задержание лица за невыполнение законного решения суда или с целью обеспечения выполнения любого обязательства, предписанного законом;
c) законный арест или задержание лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным судебным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения;
d) задержание несовершеннолетнего лица на основании законного постановления для воспитательного надзора или его законное задержание, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом;
e) законное задержание лиц с целью предотвращения распространения инфекционных заболеваний, а также душевнобольных, алкоголиков, наркоманов или бродяг;
f) законный арест или задержание лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого предпринимаются меры по его высылке или выдаче".
1. О праве на свободу в контексте военной службы
57. В период подготовки и принятия Конвенции подавляющее большинство Договаривающихся государств обладали оборонительными силами с соответствующей системой военной дисциплины, которая по самой своей природе подразумевает возможность наложения на некоторые права и свободы военнослужащих ограничений, которые не могут быть применены к гражданским лицам. Существование такой системы само по себе не противоречит их обязательствам.
Военная дисциплина тем не менее не выпадает из сферы применения статьи 5 п. 1. Дело не только в том, что этот текст должен рассматриваться в свете статей 1 и 14 (см. п. 54 выше), но и в том, что перечень случаев лишения свободы, приведенный в нем, является исчерпывающим, что следует из слов "иначе как в следующих случаях". Следовательно, дисциплинарное взыскание или мера может представлять собой нарушение статьи 5 п. 1. Правительство признает это.
58. Провозглашая "право на свободу", статья 5 п. 1 говорит о личной свободе в ее классическом смысле, т.е. физической свободе лица. Ее цель - гарантировать, чтобы никто не мог быть произвольно лишен этой свободы. Как указали Правительство и Комиссия, речь не идет о таких ограничениях, как свобода передвижения (статья 2 Протокола N 4). На это ясно указывают такие термины, как "лишенный свободы", "арест" и "задержание", которые появляются также в п. 2 - 5, это также следует из сравнения статьи 5 с другими нормами Конвенции и Протоколов к ней.
59. Отправной точкой для определения, был ли кто-либо "лишен свободы" по смыслу статьи 5, должна быть конкретная ситуация. Военная служба в том виде, как она существует в Высоких Договаривающихся государствах, никоим образом не представляет собой лишение свободы по смыслу Конвенции, и это специально оговорено в статье 4 п. 3 "b". Довольно широкие ограничения свободы передвижения военнослужащих вызваны особыми требованиями военной службы; другие ограничения, сопровождающие ее, не подпадают под действие статьи 5.
Каждая Договаривающаяся Сторона правомочна устанавливать свою собственную систему военной дисциплины и пользуется в этом вопросе определенной свободой усмотрения. Рамки, за которые, как этого требует статья 5, Договаривающаяся Сторона не должна заходить, не одинаковы для военнослужащих и гражданских лиц. Дисциплинарные наказания или мера, которые могут рассматриваться как лишение свободы при применении их к гражданскому лицу, могут не обладать той же характеристикой, когда их налагают на военнослужащего. Тем не менее и в последнем случае может применяться статья 5, когда они принимают форму ограничений, которые явно отклоняются от обычных условий жизни в вооруженных силах Договаривающихся государств. Для того чтобы установить, действительно ли это так, необходимо принять во внимание целый ряд факторов, таких как характер, продолжительность, последствия и способ исполнения данного наказания или дисциплинарной меры.
2. О наличии фактов лишения свободы в данном деле
60. Именно на основе этих предпосылок Суд будет изучать вопрос о том, имели ли место в данном деле один или более случаев лишения свободы. По основному утверждению Правительства, ответ на этот вопрос должен быть негативным в отношении всех оспариваемых наказаний и мер (п. 15 - 19 памятной записки и устная аргументация), тогда как, по мнению Комиссии, только арест с мягким режимом содержания не вызывает никаких вопросов в контексте п. 1 статьи 5 (см. п. 67 - 76 доклада).
61. Никакого вывода о лишении свободы нельзя сделать из 3 - 4-дневного ареста с мягким режимом содержания, которому подверглись, соответственно, г-н Энгель (см. п. 34 - 36 выше, второе наказание) и г-н Ван дер Виел (п. 37 - 39). Военнослужащие, подвергнутые такому наказанию, хотя и находятся во внеслужебное время, в зависимости от обстоятельств, под домашним арестом или в помещении своего подразделения, но не содержатся под замком и продолжают выполнять свои обязанности (статья 8 Закона 1903 г. и п. 18 настоящего Решения). Они остаются в рамках более-менее обычной армейской жизни.
62. Арест с усиленным режимом содержания отличается от ареста с мягким режимом содержания только одним: во внеслужебное время военнослужащие отбывают наказание в специально отведенном месте, которое они не могут покидать, чтобы пойти в столовую, кинозал или комнаты отдыха, но они не содержатся под замком (статья 9-B Закона 1903 г. и п. 19 настоящего Решения). Следовательно, Суд не считает лишением свободы и арест с усиленным режимом содержания в течение 12 дней, по поводу которого была подана жалоба г-ном Де Витом (см. п. 41 выше).
63. Арест со строгим режимом содержания, отмененный в 1974 г., отличался от ареста с мягким и усиленным режимом содержания тем, что сержанты и рядовые военнослужащие отбывали наказание, будучи в течение всех суток запертыми в камере, и, соответственно, не допускались к выполнению своих обычных обязанностей (статья 10-B Закона 1903 г. и п. 20 настоящего Решения). Это характерно для лишения свободы. Отсюда следует, что предварительный арест, который был назначен г-ну Энгелю в виде ареста строгого режима (статья 44 Закона 1903 г.; п. 26, 34 и 35 настоящего Решения), носил именно такой характер, несмотря на свою краткость (20 - 22 марта 1971 г.).
64. Направление в дисциплинарное подразделение, также отмененное в 1974 г., но примененное в 1971 г. к г-ну Дона и г-ну Шулу, представляло собой наиболее суровое взыскание по военно-дисциплинарному праву Нидерландов. Рядовые, подвергавшиеся этому наказанию, в дисциплинарном порядке отбывали его вместе с теми, для кого это было по приговору дополнительным наказанием. Продолжительность такого наказания составляла от 3 до 6 месяцев; это гораздо дольше, чем продолжительность других наказаний, включая арест со строгим режимом содержания, который мог накладываться на период от одного до четырнадцати дней. Кроме того, как выясняется, г-н Дона и г-н Шул провели ночь под замком в камере (статьи 5, 18 и 19 Закона 1903 г., Королевский декрет от 14 июня 1971 г. и п. 21 и 50 настоящего Решения). По этим различным основаниям Суд считает, что в данных обстоятельствах имело место лишение свободы.
65. Это не относится к мере - с 8 октября по 3 ноября 1971 г., - которая предшествовала вышеуказанному направлению в дисциплинарное подразделение, поскольку г-н Дона и г-н Шул отбывали временное содержание под стражей в виде ареста с усиленным режимом содержания (статья 20 Закона 1903 г., п. 22, 46, 48 и 62 настоящего Решения).
66. Таким образом, Суд приходит к выводу, что ни арест г-на Энгеля и Ван дер Виела с мягким режимом содержания, ни арест г-на Де Вита с усиленным режимом, ни временное содержание под стражей г-на Дона и г-на Шула не требуют дальнейшего рассмотрения в свете статьи 5 п. 1.
Наказание в виде 2-дневного ареста со строгим режимом содержания, наложенное на г-на Энгеля 7 апреля 1971 г. и подтвержденное Высшим военным судом 23 июня 1971 г., совпало на практике с ранее назначенной мерой: предполагалось, что заявитель уже отбыл его ранее, т.е. с 20 по 22 марта 1971 г. во время предварительного ареста.
С другой стороны, Суд должен определить, согласовываются ли вышеупомянутый предварительный арест, а также направление г-на Дона и г-на Шула в дисциплинарное подразделение со статьей 5 п. 1.
3. О совместимости случаев лишения свободы,
установленных в данном деле, исходя из статьи 5 п. 1
67. Правительство утверждало в субсидиарном порядке, что направление г-на Дона и г-на Шула в дисциплинарное подразделение и предварительный арест г-на Энгеля удовлетворяли требованиям статьи 5 п. 1 "a", "b" (п. 21 - 23 памятной записки); на подпункты "c" и "f" Правительство не ссылалось.
68. Статья 5 п. 1 "a" разрешает "законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом".
Суд, как и Правительство (слушание 29 октября 1975 г.), отмечает, что эта статья не проводит различия по юридическому характеру правонарушения, в котором данное лицо признано виновным. Она применяется к любому "осуждению", к лишению свободы, вынесенному "судом", независимо

"ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНВЕНЦИЯ О МЕЖДУНАРОДНЫХ ПОСЛЕДСТВИЯХ ЛИШЕНИЯ ПРАВА НА УПРАВЛЕНИЕ АВТОТРАНСПОРТНЫМИ СРЕДСТВАМИ" (ets n 88)(Вместе с "ОБЩИМ ПЕРЕЧНЕМ ПРАВОНАРУШЕНИЙ В ОБЛАСТИ ДОРОЖНОГО ДВИЖЕНИЯ")(Заключена в г. Брюсселе 03.06.1976)  »
Международное законодательство »
Читайте также