МЕСТО МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

В.Н. МЯСНЯНКИН

Мяснянкин Владимир Николаевич - адвокат Адвокатской палаты Курской области, член Российской ассоциации международного права (г. Курск).

1. Понятие "правовая система".
После принятия Конституции 1993 года, которая ввела международное право в правовую систему Российской Федерации, прошло немало времени, и соответствующие положения Основного закона уже неоднократно становились объектом доктринального толкования, иногда и критического разбора.
С момента вступления в силу Конституции российские ученые обратили внимание на термин "правовая система" и указывали на его неопределенность. Профессор Е.Т. Усенко писал: "Правовая система" - это научное понятие, нормативно не урегулированное и потому едва ли уместное в Конституции. Достаточно было сказать: "является частью права Российской Федерации" . Заметим, однако, что и термин "право" не имеет нормативного регулирования.
--------------------------------
Усенко Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права и российская Конституция // Московский журнал международного права. 1995. N 2. С. 18.

Г.В. Игнатенко придерживается мнения, что авторы Конституции исходили из широкой трактовки термина "правовая система", не ограничивая ее совокупностью юридических норм, то есть правом. Не случайно использовавшаяся в нескольких проектах Конституции формула, согласно которой принципы и нормы международного права, международные договоры рассматривались как "часть права" Российской Федерации, была заменена при отработке окончательного текста . По его мнению, понятие "правовая система" отличается от понятия "право", будучи более насыщенной категорией, вмещающей в себя наряду с правом как совокупностью юридических норм правоприменительный процесс и, очевидно, складывающийся на их основе правопорядок.
--------------------------------
Игнатенко Г.В. Понятие международного права // Международное право: Учебник для вузов. М.: Норма, 1999. С. 13.

И.И. Лукашук считает употребление термина "правовая система" оправданным: "Термин "правовая система" использован для того, чтобы избежать приравнивания всех международных норм к законодательству. В отличие от законодательства в правовой системе страны международные нормы могут занимать различное положение" . Как показала практика осуществления части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, такое различное положение действительно отмечается.
--------------------------------
Лукашук И.И. Конституция России и международное право // Московский журнал международного права. 1995. N 2. С. 33.
В последнее время проблеме определения понятия "правовая система" уделил некоторое внимание Б.Л. Зимненко. Он подчеркивает, что правовую систему нельзя путать с системой национального законодательства , поскольку под системой законодательства понимается совокупность национальных правовых норм, включающих конституционные нормы, нормы закона, а также правила поведения, содержащиеся в подзаконных актах . Таким образом, заключает Б.Л. Зимненко, международно-правовые нормы, включая договорные нормы, являются элементом именно правовой системы России, а не системы национального законодательства .
--------------------------------
Зимненко Б.Л. Международные договоры в судебной системе Российской Федерации // Московский журнал международного права. 1999. N 2. С. 104.
Теория государства и права / Под ред. проф. Г.Н. Манова. М., 1995. С. 179 - 180.
Зимненко Б.Л. Цит. соч. С. 105.

Принятые во многих государствах конституционные формулировки отражают неоднозначные подходы к проблеме. Так, согласно ст. 25 Основного закона Федеративной Республики Германии 1949 года "общие нормы международного права являются составной частью права Федерации"; согласно п. 1 ст. 28 Конституции Греции 1975 года общепризнанные нормы международного права, а также международные договоры после их ратификации и вступления в силу "являются составной частью внутреннего греческого права"; согласно ч. 4 ст. 5 Конституции Республики Болгарии 1991 года ратифицированные, опубликованные и вступившие в силу международные договоры "являются частью внутреннего права страны". В Конституции Испании международные договоры квалифицируются как "часть ее внутреннего законодательства" (ч. 1 ст. 96).

Большинство конституций стран Содружества Независимых Государств также содержат упоминания международного права в той или иной форме. Так, в Конституции Киргизии (ч. 3 ст. 12) говорится: "Ратифицированные Кыргызской Республикой межгосударственные договоры и иные нормы международного права являются составной и непосредственно действующей частью законодательства Кыргызской Республики".

В Конституции Украины действующие международные договоры, согласие на обязательность которых дано Верховной Радой Украины, объявлены "частью национального законодательства Украины".

В некоторых конституциях стран СНГ международное право не вводится ни в право, ни в правовую систему страны. Согласно ст. 6 Конституции Туркменистана просто признается приоритет общепризнанных норм международного права. В немного расширенном варианте почти такая же формулировка включена в ст. 8 Конституции Белоруссии: "Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства".

Таким образом, формулировка части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации выглядит гораздо более широкой, чем в приведенных примерах.

В последнее время оба термина в российской литературе употребляются зачастую равнозначно.

Ни в международном праве, ни в российском юридического определения понятия "правовая система" не существует .
--------------------------------
Подробный обзор см.: Сандуца Г.И. Применение общепризнанных принципов и норм международного права в правовой системе России //
Международное публичное и международное частное право. 2001. N 3. С. 8.

По нашему мнению, для целей определения того места, которое законодатель отводил международному праву внутри Российской Федерации, право не может быть сведено к законодательству, поскольку в любом государстве действуют не только нормы, изложенные законодателем в законах и подзаконных нормативных актах. Кроме этих норм, в любом государстве действуют также и иные правовые нормы, например торговые обычаи. Поэтому нормы международного права влияют именно на правовую систему государства в целом. Поскольку право и законодательство составляют часть правовой системы, международное право становится регулятором правоприменительного процесса и, таким образом, одной из основ правопорядка в целом. Такой подход позволяет нормам международного права взаимодействовать с российским законодательством в правоотношениях, в правоприменительном процессе, в структуре правопорядка.

2) Международное право в Конституции России.

Конституция любого государства есть основополагающий правовой акт, обладающий высшей юридической силой по отношению ко всем прочим правовым актам. Именно об этом говорится в ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации: "Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации".

Конституция Российской Федерации 1993 года впервые в истории нашего государства допустила широкое применение международного права внутри страны. Все предыдущие Конституции - и РСФСР и СССР - жестко ограничивали возможность воздействия международно-правовых норм на регулирование отношений между государством и гражданином. В официальном Комментарии к Конституции Российской Федерации говорится, что "отличительной особенностью новой российской Конституции является то, что в отличие от прежних Основных законов СССР и РСФСР она решает вопрос о соотношении норм международного и внутригосударственного права" .
--------------------------------
Комментарий к Конституции Российской Федерации. М., 1996. С. 78.
Часть 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации гласит:
"Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора".

Это общее положение в дальнейшем конкретизируется в некоторых других статьях Конституции.

В части 3 статьи 46 говорится: "Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты".

Часть 1 статьи 62 гласит: "Гражданин Российской Федерации может иметь гражданство иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации".

В части первой статьи 63 сказано: "Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права".

Часть 2 статьи 67: "Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права".

В статье 69 говорится: "Российская Федерация гарантирует права коренных малочисленных народов в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами Российской Федерации".

Как видим, статьи 62, 63 и 69 касаются прав человека и потому могут иметь непосредственное регулирующее воздействие на гражданский процесс, поскольку цель этого процесса - защита прав граждан и юридических лиц.

Ст. 67 не затрагивает права человека, но может иметь непосредственное применение в гражданском процессе в тех случаях, когда разбирательство касается имущественных отношений. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем информационном письме от 20 декабря 1999 года "Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие" специально обращал внимание на то, что "компетенция арбитражных судов по рассмотрению имущественных споров и компетенция Европейского суда по рассмотрению жалоб на нарушение имущественных прав взаимосвязаны. Эта связь базируется на необходимости решения единой задачи международного и внутригосударственного судопроизводства - защите имущественных прав частных лиц при надлежащей охране общественного порядка".

Что касается положений международного права, относящихся к правам человека, то им в Конституции Российской Федерации отведено особое место.

Согласно Конституции "в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией" (п. 1 ст. 17). О том же свидетельствует и положение, согласно которому "перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина" (п. 1 ст. 55).

Из этого следует, что и сама Конституция не может ограничить общепризнанные права и свободы, главным источником которых является международное право. Расширение комплекса общепризнанных прав и свобод на международном уровне влечет за собой соответствующие перемены в национальном праве без необходимости издания каких-либо актов.

Однако в целом преимущественная сила Конституции Российской Федерации перед всеми правовыми нормами, в том числе нормами международного права, бесспорна.

Теоретически если Конституция - это закон, то договор должен иметь приоритет перед Конституцией. С точки зрения общей теории права можно утверждать, что Конституция РФ 1993 г. является Основным законом. Однако с позиций системы и структуры национального законодательства Конституция РФ представляет собой именно конституцию, а не закон. Конституция РФ 1993 года является особым источником российского права, обладающим высшей юридической силой на всей территории России. Более того, текст Конституции РФ разделяет понятия Конституции и федеральных законов. Например, в силу п. 2 ст. 4 "Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации". Поэтому Конституция не может быть поставлена на один уровень с законом.

В п. 1 ст. 1 Федерального закона о международных договорах Российской Федерации указано: "Международные договоры Российской Федерации заключаются, выполняются и прекращаются в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права, положениями самого договора, настоящим Федеральным законом". Однако тот факт, что Конституция указана после общепризнанных норм и договоров, ни в коей мере не означает ограничения ее статуса в правовой системе страны. Сохраняет свое значение общий принцип - Конституция "имеет высшую юридическую силу". Законы и иные правовые акты, включая те, что содержат международные нормы, не должны противоречить Конституции, как это закреплено в п. 1 ее ст. 15.

Следует учитывать, что Конституция установила не общий приоритет норм международного права, а приоритет применения. Общий приоритет означал бы, что в случае противоречия международной норме закон прекращает свое действие. Приоритет применения означает, что в случае противоречия в данном конкретном случае применяется международная норма, но это не лишает закон юридической силы, и он применяется в иных случаях.

Указанный вывод также подтверждается действующим российским законодательством, предусматривающим законодательные меры, связанные с недопустимостью появления в правовой системе России международных договоров, положения которых противоречили бы Конституции РФ. В силу ст. 22 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" "если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции РФ, решение о согласии на его обязательность для Российской Федерации возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию РФ или пересмотр ее положений в установленном порядке". В Комментарии к Конституции РФ отмечено: из части четвертой статьи 15 вытекает, что договоры обладают приоритетом только в отношении законов и не могут превалировать над положениями самой Конституции".
--------------------------------

СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНСТИТУТА РАЗГРАНИЧЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И ЕЕ СУБЪЕКТАМИ  »
Комментарии к законам »
Читайте также