ЭЦП ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ - ПОДАРОК РЕЙДЕРАМ

Д. ОГОРОДОВ

Дмитрий Огородов, канд. юрид. наук.

Известно, что электронная цифровая подпись (ЭЦП) позволяет выполнять требования о простой письменной форме сделки (п. 2 ст. 160, п. 2 ст. 434 ГК РФ). В последнее время появились предложения создать "ЭЦП юридического лица". Предложение неплохое. Но только внешне.

Институты гражданского права и ЭЦП

Сторонники идеи "ЭЦП юрлица" не учитывают, что подпись человека - это особое неотчуждаемое нематериальное благо, тесно связанное с правом на имя (п. 1 ст. 19 ГК РФ) и выражающее это право. Подпись позволяет индивидуализировать себя среди прочих лиц, а также выражать свою волю в сделках. Причем в ст. 19 ГК РФ (п. 1, 2, 4) законодатель даже обязывает гражданина приобретать и осуществлять гражданские права, а равно принимать на себя и исполнять свои обязанности только под собственным именем, а значит, и под своей подписью. Использование ЭЦП - тоже одно из проявлений права человека на имя.

Кроме того, право на имя увязано со спецификой волеизъявления юридического лица: право и обязанность человека использовать свою уникальную подпись (в т.ч. ЭЦП), отражающую его имя, не прекращается, даже если он приобрел или утратил статус органа юридического лица. Личность человека и его статус как органа юрлица - нераздельны.

А потому гражданин И.И. Иванов, получивший статус директора ОАО "Игрек", не только вправе, но и обязан действовать под своим именем, включая свою подпись. Эта стабильность подписи необходима прежде всего для кредиторов юрлица. Ведь именно для них крайне важно, чтобы договор был подписан именно тем человеком, чьи действия на данный момент юридически тождественны действиям самого юридического лица.

Проблемы смешения статусов надуманны. Подпись - лишь часть формы сделки, а из ее содержания вытекает, кто является сторонами сделки ("ОАО, в лице директора Иванова").

Подчеркнем, что право на подпись, в том числе в виде ЭЦП, - это неотчуждаемое личное неимущественное право, защищаемое гражданским правом (ст. 150 ГК РФ). Следовательно, гражданским правом не регулируются и не могут регулироваться (!) вопросы передачи или другого отчуждения подписи (п. 2 ст. 2 ГК РФ). Можно выдать доверенность, но нельзя доверенностью разрешить подделывать свою подпись, поскольку закон запрещает передавать свою личность, или ее часть, в виде подписи.

Неотчуждаемость имени, в т.ч. неотчуждаемость подписи, означает также, что никто - ни само юридическое лицо (где человек является директором), ни третьи лица не вправе истребовать (изымать) у человека его имя и подпись.

И наоборот, закон дает право (скажем, вновь назначенному директору) требовать изъятия внешних атрибутов юридического лица (печать, бланки и др.), которые по каким-либо причинам оказались у незаконных владельцев. Если же создать конструкцию "ЭЦП юрлица", то ключ такой ЭЦП попадет в эту категорию изымаемых атрибутов.

Как видим, вопросы использования ЭЦП юридическим лицом в гражданско-правовых отношениях находятся на стыке трех классических институтов гражданского права: института формы сделки, института волеобразования и волеизъявления юрлица, а также института права на имя. Ввиду того что конструкция "ЭЦП юрлица" противоречит указанным положениям, закрепленным в соответствующих статьях Гражданского кодекса РФ, то, даже если она появится в специальном законе, она не может быть применена в силу императивного правила п. 2 ст. 3 ГК РФ.

Модная тема

Тема рейдеров и корпоративных захватов - едва ли не самая модная в юридической периодике последнего года. Как ни странно, но проблема "ЭЦП юрлица" имеет прямое отношение к этой теме. Внедрение такой конструкции в законодательство даст еще один инструмент рейдерам, еще больше усложнив жизнь их жертвам.

Типичным явлением, на что указывается в литературе, в корпоративных конфликтах стала борьба за перехват управления: назначение своего директора и установление фактического контроля над финансовыми ресурсами компании-жертвы (доступ к расчетному счету и др.). Это и фактическое отстранение действующего органа от управления (физический захват помещений, печати, бланков и т.п.). Это и создание параллельно действующих органов управления, которые, естественно, оспаривают легитимность существования друг друга.

Формальным основанием для таких действий захватчика зачастую являются соответствующие судебные акты (решения судов и определения об обеспечительных мерах). Как уже отмечалось выше, в случае появления в законодательстве конструкции "ЭЦП юрлица" будут все основания, скажем, в качестве обеспечительной меры или в качестве одного из исковых требований требовать изъятия и передачи ключа подписи "ЭЦП юридического лица" (закрытого ключа).

Так, легко представить себе ситуацию, когда истец, указывая на то, что бывший директор якобы чинит препятствия вновь избранному директору, не давая ему возможности осуществлять свои функции, просит суд об обеспечении иска, обязав бывшего директора передать криптографический ключ подписи "ЭЦП юрлица", а также печать, штампы и ключи от помещений, хранилищ и сейфов. Естественно, истец просит суд обратить определение об обеспечении иска к немедленному исполнению, чтобы скорее восстановить справедливость.

Пожалуй, самое неприятное в рассматриваемой ситуации то, что даже если процессуальные успехи захватчиков окажутся временными и свежеиспеченный директор, назначенный агрессором, продержится недолго (хотя бы день или несколько часов), "поражающий эффект" от законного (!) доступа к ключу подписи "ЭЦП юрлица" может быть колоссальным.

Это обусловлено тем, что, "подкрутив" системные часы в компьютере, выставив нужное время, легко подписать такой "ЭЦП юрлица" любые документы задним числом. А дальше... Дальше - как в анекдоте: "И снова здравствуйте!". Через некоторое время, уже после удаления с территории предприятия захватчиков во главе с их псевдодиректором, появятся иски от неких лиц, с которыми компания-цель якобы год или два назад назаключала массу договоров, которые упорно не желает исполнять. Читатели-практики легко продолжат эти рассуждения и приведут массу примеров, когда такие договоры могут стать поистине разрушительными для компании-цели (начиная от неустойки и заканчивая другими последствиями).

Возможен и другой вариант, когда захватчиков оперативно удалить не удалось, и на какое-то время число органов управления раздвоилось ("утроилось"): бывший директор "в изгнании" и новый директор, отсутствие полномочий у которого пока не подтверждено судом, а скорее, даже наоборот - раз суд принял обеспечительные меры о нечинении препятствий.

В таком случае если агрессор получил доступ (скопировал) к ключу подписи "ЭЦП юрлица", то оба директора, оперируя одним и тем же ключом (а как же ведь иначе - "ЭЦП юрлица"!), могут вести две (три, четыре) совершенно разных экономических политики. Поскольку это "ЭЦП юрлица", то любой, кто претендует на полномочия действовать от имени юрлица, может ей пользоваться - ситуация, аналогичная с удержанием печати и бланков. Причем и прежний директор, и новый директор захватчиков будут ссылаться друг на друга ("Ну что вы, разве я мог подписать такой ужасный договор! Это наверняка те негодяи. Поэтому мы с ними и боремся - ведь они нашу компанию разоряют!").

При этом установить, а кто же именно, какой из директоров заключил данный разорительный (невыгодный), но формально законный договор, будет невозможно. Поэтому контрагенты по таким договорам будут настаивать на их действительности - ведь доказать, что договор со стороны юрлица подписало неуполномоченное лицо, невозможно. Напротив, математически можно доказать лишь то, что это один и тот же ключ подписи. Следовательно, все документы, подписанные этим ключом "ЭЦП юрлица", в силу прямого указания закона будут считаться исходящими от самого юрлица.

Конечно, прежний директор требует от удостоверяющего центра немедленно аннулировать текущий сертификат ключа проверки, а также срочно выдать и опубликовать новый сертификат с другим ключом проверки, поскольку "неправильный" директор скопировал ключ подписи или физически захватил носитель с ключом.

Директор же со стороны захватчиков, напротив, потребует от удостоверяющего центра не предпринимать никаких действий.
В этой ситуации разобраться, какой директор "правильный", а какой "неправильный", нелегко даже суду. А другим лицам, в частности удостоверяющему центру, придется принимать решение, какой из них "правильный", здесь и сейчас. И эта ситуация с удостоверяющим центром весьма напоминает ситуацию с регистратором, ведущим реестр акционеров: от того, чью сторону он займет в корпоративном конфликте, во многом зависит исход последнего.

Кроме того, никуда не делись и нормы о субсидиарной ответственности органа юрлица, в частности его директора. Поэтому при отмеченных выше рисках мало найдется людей, готовых стать директором: ведь даже перестав им быть, не будет уверенности, что кто-то, используя "ЭЦП юрлица", не продолжает подписывать задним числом документы, где в качестве подписанта фигурирует именно он - прошлый директор.

Автор далек от мысли, что идея "ЭЦП юрлица" выражает чьи-то закулисные интересы. Скорее, перед нами тот самый случай, когда благими намерениями (упростить регулирование) дорога устлана в... не самое лучшее будущее. Экономисты и техники не раз пытались перехитрить или вовсе не замечать постулаты цивилистики. Результаты общеизвестны.

От редакции

Не отрицая правомерности опасений автора о последствиях введения конструкции "ЭЦП юридического лица", нельзя согласиться с мыслью о том, будто бы ЭЦП физического лица этих недостатков лишена. Электронно-цифровая подпись - не имманентно присущий человеку и индивидуализирующий его признак, а лишь некая совокупность информации. Закреплена ли она на материальном носителе (распечатке, дискете и т.п.), или существует лишь в памяти человека - в любом случае эта информация может быть передана третьим лицам как по воле, так и против воли (хищение носителя, перехват информации при вводе ее в компьютер) лица, которому ЭЦП принадлежит.

Например, хранящиеся в сейфе организации ключевые дискеты системы "Клиент-банк", позволяющей дистанционно направлять платежные поручения в банк, в практике корпоративных захватов с успехом используются для того, чтобы "обнулить" расчетный счет даже за несколько коротких часов незаконного пребывания в офисе - хотя на этих дискетах хранятся ЭЦП не самой организации, а ее директора или главного бухгалтера.

Придание ЭЦП статуса собственноручной подписи - юридическая фикция, основанная на презумпции добросовестной охраны ЭЦП ее владельцем от доступа к ней третьих лиц и о незамедлительном аннулировании ее в случае, если такой доступ имел место. Описанные в статье проблемы несоответствия подтвержденного ЭЦП волеизъявления реальной воле ее законного обладателя могут быть решены лишь в случае, если ЭЦП будет неразрывно связана с какими-то уникальными свойствами самого человека - как, например, это сделано уже в получивших некоторое распространение системах биометрической идентификации - по папиллярному узору кожи пальцев рук, сетчатке глаза или коду ДНК.

Илья Алещев, нач. юр. отдела
редакции "ЭЖ-Юрист"

ЭЖ-Юрист, 2005, N 48

ГОСПОШЛИНА ПО ЧАСТЯМ  »
Комментарии к законам »
Читайте также