ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о05-3 от 10.02.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку, оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказание осужденным назначено соразмерно содеянному ими, с учетом данных об их личности и всех конкретных обстоятельств дела.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 февраля 2005 года
Дело N 66-о05-3
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Коннова В.С.,
Саввича Ю.В.
рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2005 г. кассационные жалобы адвокатов Карауловой А.В. и Гук Ж.М. на приговор Иркутского областного суда от 17 ноября 2004 г., которым В., родившийся 22 августа 1983 г. в г. Иркутске, русский, со средним специальным образованием, ранее не судимый, осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам девяти месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
Я., родившийся 3 июня 1984 г. в г. Иркутске, русский, со средним образованием, ранее не судимый, осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
В. и Я. признаны виновными и осуждены за убийство Б., совершенное 27 октября 2002 г. группой лиц на почве личных неприязненных отношений.
Преступление совершено ими в г. Иркутске при обстоятельствах, установленных приговором.
Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения адвоката Шакиной В.А., поддержавшей жалобу адвоката Карауловой А.В. по изложенным в ней основаниям, мнение прокурора Филимонова А.И. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационных жалобах адвокаты:
- Караулова А.В. в защиту интересов осужденного В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на неправильную оценку доказательств; на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на недоказанность вины В. в убийстве и мотива его действий. Считает, что рассмотрение дела проведено с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. По мнению адвоката Карауловой, факт убийства Б. не установлен;
- Гук Ж.М. в защиту интересов осужденного Я. также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и адвокат Караулова в своей жалобе, и, кроме того, указывает, что суд не проверил "факта, что преступление мог совершить Загорулько Е." и не проверил версий о совершении убийства другими множественными "неприятелями Б.".
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор в отношении В. и Я. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.
Виновность В. и Я. подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.
Так, подозреваемый В. пояснял, что 27 октября 2002 г. он предложил Я. убить "Сергея" за то, что тот оскорбляет и "каверкает" жизнь "Светланы". Он взял нож-"бабочку", они вдвоем пришли в павильон "Космос", где он узнал у "Светланы", что "Сергей" спит дома. Сказав, что ему нужно поговорить с "Сергеем", он взял ключи от квартиры и они пошли туда. Открыв дверь квартиры, они прошли в зал, "Сергей" спал на животе. Он (В.) сел на спину "Сергея", рукой потянул его за подбородок на себя, а Я. в это время перерезал "Сергею" горло. Тот захрипел и умер. Они надели на голову "Сергея" полиэтиленовый пакет, его горло перевязали полотенцем и вернулись в павильон. Там сестра "Сергея" Светлана попросила у него ключи от дома, но он сказал, что отдаст ключи позже. Он и Я. решили избавиться от трупа "Сергея", вернулись в квартиру, завернули труп в ковер и отнесли его к р. Ушаковка.
Ссылка в жалобе на то, что определением суда от 4 сентября 2003 г. указанный протокол допроса В. был признан недопустимым доказательством, не влияет на оценку показаний подозреваемого В., поскольку в связи с отменой приговора от 22 сентября 2003 г. утрачивают силу и определения по оценке доказательств. Кроме того, согласно ч. 7 ст. 235 УПК РФ при рассмотрении дела суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым. При этом закон не предусматривает специальной отмены первоначального решения о признании доказательства недопустимым. Как пояснял свидетель Романов, оперуполномоченный РОВД, они задержали В. около 15 часов (в протоколе задержания время задержания и время составления протокола впоследствии неустановленным лицом исправлены, но при этом в том же протоколе оставлено без исправления время направления сообщения прокурору о задержании В. в 17 час. 10 мин.). Из протоколов видно, что до допроса подозреваемому В. было разъяснено право на защиту.
Как пояснял подсудимый В., он не говорил следователю, какого адвоката ему вызвать, он надеялся на тещу, что та ему не откажет в вызове адвоката, но такой договоренности у него с тещей не было (т. 3 л.д. 276).
Свидетель Парамонов также пояснял, что какого-либо конкретного адвоката для участия в допросе задержанный В. не просил вызвать.
Из показаний свидетелей Багрицкого, Романова, Девятилова, Парамонова видно, что В. был предоставлен адвокат, посоветовавшись с ним наедине, В. согласился дать показания следователю. При его допросе присутствовал адвокат. Свидетель Хабалов, следователь, пояснял, что перед допросом задержанного В. он спросил, есть ли у него адвокат, тот ответил, что адвоката у него нет и нет денег на оплату услуг адвоката. Он спрашивал, какого адвоката ему вызвать. В. ему не сказал этого. Тогда он вызвал дежурного адвоката. Приехал адвокат Прошкин, В. наедине побеседовал с Прошкиным, а затем и его (Хабалова) позвал в кабинет Прошкин и он стал проводить допрос. В. давал показания в присутствии адвоката Прошкина, отводов адвокату Прошкину не заявлял, согласился на его защиту адвокатом Прошкиным, не отказывался от него. Закончив допрос и составив протокол, он дал его для ознакомления В., у того тряслись руки, он заявил, что не разбирает его почерк, протокол зачитал адвокат Прошкин и подписал его. В это время В. стал отказываться подписывать протокол, стал просить другого адвоката - которого предоставит ему теща - Хундалова, хотя раньше об этом не говорил. Поскольку допрос уже был окончен, он сделал в протоколе соответствующую запись об отказе В. подписать протокол.
Данные протокола допроса подозреваемого В. соответствуют приведенным показаниям.
Из материалов дела видно, что другому адвокату - Шакиной ордер на защиту интересов В. был выдан по истечении 24 часов со времени задержания его - 5 декабря 2002 г. (л.д. 77 т. 1).
При таких данных и с учетом того, что с момента задержания и до допроса в качестве подозреваемого В. конкретного адвоката для своей защиты не приглашал, в обязанности следователя не входило ожидание приглашенного адвоката в течение 24 часов с момента задержания. Нарушения права подозреваемого В. на защиту при его допросе 3 декабря 2002 г. следователем не допущено.
Как поясняла свидетель Мыльникова в судебном заседании, днем 27 октября 2002 г. в павильоне в присутствии В. у нее произошел конфликт с Б. Около 21 часа в павильон пришли Я. и В., а пришедшие в то же время Попова и Овчинников предупредили ее, чтобы она не приходила домой, так как Б. очень зол на нее. В. предложил поговорить с Б., взял ключи от квартиры и ушел вместе с Я. Вернулись они где-то через час, но на просьбу Поповой ключи от квартиры не отдали, сказал, что вернут позже. После этого Я. и В. опять ушли, а когда вернулись, то отдали ключи Поповой и вместе с ней пошли в квартиру. Около часа ночи она (Мыльникова) и В. тоже пришли в квартиру. В зале на стене и ковре она увидела кровь. Я. сказал, что Б. больше нет и он ее больше не потревожит. В последующие дни от В. и Я. она узнала, что они убили Б., что В. держал его, а Я. перерезал горло, что труп они унесли на р. Ушаковка. Через несколько дней, когда соседка сказала, что слышала в подъезде голос Б., то В. сходил на реку и сообщил, что труп Б. лежит там, припорошен снегом.
В целом аналогичные показания давала и свидетель Попова С.Н., которая, кроме этого, поясняла, что, когда, забрав ключи от квартиры, В. и Я. ушли и их долго не было, она с Овчинниковым пошла в квартиру, стучалась, но поняла, что там никого нет и зашла к соседке Парниковой. Та сообщила, что из квартиры вышли двое парней, один из которых был В. Она и Овчинников вернулись в павильон. На следующий день в квартире В. в ее присутствии Мыльникова ругалась на В. и Я., упрекала их в убийстве Б., и те ей не возражали. В последующие дни В. рассказывал, что он держал Б., а Я. перерезал ему горло.
Свидетель Парникова поясняла, что около 22 - 23 часов 27 октября 2002 г. она слышала, а затем - и видела, как двое мужчин: ростом один около 175 см, второй - пониже, худощавые, открыли дверь квартиры N 30 и вошли в нее и ушли минут через 20. После этого минут через 15 к ней постучалась родственница "Сергея" - Света, спрашивала, выходил ли кто из квартиры, и она сообщила, что вышли два парня, и Света ушла. Минут через 30 - 40 эти мужчины вновь зашли в квартиру N 30 и вынесли из нее что-то длинное, завернутое в покрывало или ковер.
Потерпевшая Б-ва поясняла, что как ей рассказала 2 декабря 2002 г. Попова, Б. убили В. и Я., что они сами говорили об этом Мыльниковой и ей, что В. держал его, а Я. перерезал горло.
Каких-либо существенных противоречий, влияющих на выводы суда о виновности В. и Я., в показаниях указанных лиц не имеется. Устранение противоречий в показаниях допрошенных лиц и способы такого устранения противоречий закон не предусматривает. Оценка показаниям допрошенных лиц судом дана.
Ссылка в жалобах на недопустимость показаний потерпевшей Б-вой и свидетеля Поповой в связи с тем, что они не являлись очевидцами происшедшего, несостоятельна. Предположений и домыслов в показаниях указанных лиц не имеется, они давали показания об известных им, в том числе со слов других конкретных лиц, обстоятельствах происшедшего.
Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп (в носках и трусах, а как пояснял подозреваемый В., при убийстве Б. спал) был извлечен из р. Ушаковка. На его голове были надеты два полиэтиленовых пакета, перевязанных полотенцем, что соответствует приведенным показаниям подозреваемого В.
Заключением судебно-биологической экспертизы подтверждается наличие в комнате квартиры, где проживал Б., крови, происхождение которой возможно от Б.
Протоколом подтверждается опознание Мыльниковой полотенца, изъятого с трупа, как принадлежавшего Б.
Ссылка на то, что обнаруженный труп как Б. не опознан, несостоятельна, противоречит месту обнаружения трупа, опознанию Мыльниковой полотенца, наличию на трупе линейного белесоватого рубца длиной 17 см (о предшествующем порезе Б. давала показания свидетель Мыльникова), наличию и механизму образования телесного повреждения на шее обнаруженного трупа. Кроме того, как поясняла потерпевшая Б-ва, похоронили они сына "Сергея", 10 ноября 2002 г. обнаружили труп ее сына - Б. Как следует из протокола опознания трупа Б., его опознала Б-ва и ею же подписан этот протокол (т. 1 л.д. 32 - 33).
Свидетель Соломадов пояснял в судебном заседании, что в милицию он возил Мыльникову и Б-ву, Мыльникова ему затем сообщила, что они ездили на опознание. Свидетель Мыльникова подтвердила достоверность показаний свидетеля Соломадова (т. 3 л.д. 250).
Свидетель Мыльникова поясняла, что для опознания трупа в милицию возили ее, мать Б., а также Попову С. (т. 3 л.д. 244). Свидетель Попова также поясняла, что, когда нашли труп, Мыльникову и мать Б. возили на опознание (т. 3 л.д. 257). Как поясняла потерпевшая Б-ва в судебном заседании 2 сентября 2003 г. (т. л.д. 107), она ("Я") опознала сына, его носки, а полотенце опознала Мыльникова.
Совокупность этих доказательств не дает оснований для признания протокола опознания трупа Б. Б-вой недопустимым доказательством.
Из акта судебно-медицинской экспертизы мужчины, опознанного как Б., следует, что его смерть последовала от резаной раны с повреждением крупных сосудов, корня языка, подъязычной кости и 3-го шейного позвонка с последующей острой кровопотерей.
При таких данных ссылка в жалобе на то, что не установлен факт убийства Б., несостоятельна, противоречит материалам дела.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины В. и Я. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.
Мотив убийства Б. установлен судом верно, в соответствии с имеющимися доказательствами. Отсутствие личного знакомства виновных лиц с убитым, на что имеются ссылки в жалобах, не исключает возможности возникновения к впоследствии убитому личной неприязни.
Наказание В. и Я. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному самими ими, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.
В. и Я. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.
Проверка иных версий происшедшего (возможность убийства Б. многочисленными "неприятелями"), установление виновности лиц, не являющихся подсудимыми по данному делу ("факта", что убийство мог совершить Загорулько Е.) - в компетенцию суда не входит. Согласно действующему законодательству, суд как орган правосудия не осуществляет уголовного преследования лиц в установленном законом порядке, не привлеченных к уголовной ответственности, и проверяет лишь законность и обоснованность предъявленного подсудимым обвинения и только в пределах предъявленного им обвинения.
Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Иркутского областного суда от 17 ноября 2004 г. в отношении В. и Я. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Карауловой А.В. и Гук Ж.М. оставить без удовлетворения.
Председательствующий
С.А.РАЗУМОВ
Судьи
В.С.КОННОВ
Ю.В.САВВИЧ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 79-о04-13 от 10.02.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку наказание осужденному назначено с учетом характера, степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о его личности, смягчающего обстоятельства.  »
Общая судебная практика »
Читайте также