ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 59-о04-26 от 29.12.2004 Приговор оставлен без изменения, поскольку наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера содеянного, данных о личности осужденного, обстоятельств, влияющих на размер наказания.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 декабря 2004 года
Дело N 59-о04-26
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Ермолаевой Т.А.,
Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 29 декабря 2004 года кассационные жалобы осужденных А. и И. на приговор Амурского областного суда от 23 июня 2004 года, по которому А., 8 мая 1979 года рождения, уроженец пос. Амазар Могочинского района Читинской области, ранее не судимый, осужден к наказанию в виде лишения свободы:
по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) на срок девять лет;
по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на срок четырнадцать лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено А. пятнадцать лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
И., 9 сентября 1979 года рождения, уроженец г. Амурска Хабаровского края, ранее не судимый, осужден по п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к наказанию в виде лишения свободы на срок десять лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осужденных И. и А., поддержавших жалобы, прокурора Филимонова А.И., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору А. и И. совершили разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, а А. также совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное с целью скрыть другое преступление.
Преступление совершено 19 июля 2003 года в пос. Ерофей Павлович Сковородского р-на Амурской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.
В кассационной жалобе осужденный А. не согласен с выводами суда о квалификации его действий по п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ и считает, что его действия следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Он отрицает сговор и умысел на убийство потерпевшего. Считает, что выводы судебно-психиатрической экспертизы в отношении его сомнительны и неполны. Излагая и анализируя фактические обстоятельства дела и характер своих действий в квартире, просит переквалифицировать действия на ст. 105 ч. 1 УК РФ.
В кассационной жалобе осужденный И. указывает о несогласии с выводами суда о квалификации его действий по ч. 2 ст. 162 УК РФ и считает, что его действия следует квалифицировать по ст. 161 УК РФ.
Он отрицает умысел на разбойное нападение.
Не согласен с тем, что суд предпочел взять за основу приговора не его показания, а показания А. Утверждает, что не знал, что А. хочет применить обрез.
Анализируя фактические обстоятельства дела, считает, что умысел у него был направлен лишь на кражу имущества.
Просит учесть все положительные данные о его личности и смягчающие обстоятельства, переквалифицировать его действия на ст. 161 ч. 1 УК РФ и снизить наказание.
Государственный обвинитель в возражениях просит оставить приговор без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив приведенные в жалобах доводы, Судебная коллегия считает, что вывод суда о доказанности вины А. и И. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами.
Доводы осужденного И. о том, что у него не было умысла на разбойное нападение, являются несостоятельными, так как в судебном заседании было установлено, что у И. и А. имелся сговор на совершение разбойного нападения на гражданина Германии, проживающего в пос. Ерофей Павлович Амурской области. С этой целью по предложению И., А. и И. взяли с собой обрез и патроны к нему. В дальнейшем в ходе совершения разбойного нападения И. со значительной силой нанес рукояткой обреза три удара по голове потерпевшего Ш., а позднее А. умышленно выстрелил из обреза в направлении Ш. Нанесение И. со значительной силой рукояткой обреза трех ударов в жизненно-важную часть тела - голову потерпевшего, а также умышленное производство А. выстрела из обреза и направлении Ш. правильно расценены судом как применение в отношении потерпевшего насилия, опасного для жизни и здоровья.
То обстоятельство, что А. и И. приготовили для совершения разбойного нападения не только обрез, но и боеприпасы к нему, характер совершенных ими в отношении потерпевшего действий с применением оружия свидетельствует о том, что между И. и А. имелся предварительный сговор на совершение разбойного нападения с целью хищения чужого имущества с применением в отношении потерпевшего насилия, опасного для жизни и здоровья и с использованием оружия.
Доводы осужденного И. о правдивости содержания переданных в адрес А. записок несостоятельны, так как содержание данных записок свидетельствует о том, что И., стараясь избежать уголовной ответственности за содеянное им, с помощью записок оказывал на А. психологическое воздействие с целью дачи А. ложных показаний об обстоятельствах совершения И. преступления, в том числе И. предлагал А. дать показания о том, что И. совершил преступление под угрозой убийства со стороны А.
В ходе судебного заседания вина А. в совершении указанного выше преступления была установлена и полностью доказана совокупностью исследованных доказательств. Было установлено, что после совершения разбойного нападения на Ш. А. с целью сокрытия совершенного совместно с И. разбойного нападения произвел из обреза выстрел в голову Ш., причинив последнему телесные повреждения, повлекшие его смерть.
Характер совершенных А. в отношении потерпевшего действий, способ причинения смерти - производство выстрела в жизненно важный орган, орудие преступления - огнестрельное оружие - свидетельствуют о том, что А. осознавал противоправный характер своих действий, предвидел наступление смерти потерпевшего и желал этого.
В судебном заседании осужденный А. показал, что убийство Ш. он совершил после того, как ему стало известно, что И. завладел деньгами потерпевшего и направился к выходу из квартиры.
Каких-либо действий, препятствующих И. и А. завладеть своим имуществом, Ш. не предпринимал. Таким образом, убийство Ш. было совершено А. с целью сокрытия совершенного совместно с И. разбойного нападения на Ш.
Доводы осужденного А. о том, что судебно-психиатрическая экспертиза на предварительном следствии в отношении его проведена не в полном объеме, несостоятельны. В ходе предварительного следствия и при ознакомлении А. и его защитника с материалами уголовного дела ими не было заявлено ходатайств о проведении дополнительной или повторной судебно-психиатрической экспертизы.
В судебном заседании А. был согласен с выводами амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы.
Каких-либо ходатайств и дополнений после исследования данного доказательства ни им, ни его адвокатом Пятаком А.Б. также заявлено не было.
Как видно из акта судебно-психиатрической экспертизы, данные о черепно-мозговой травме, на что ссылается А., экспертам были известны, нашли отражение в акте и были учтены при решении вопроса о его психическом состоянии.
Доводы осужденного А. о том, что по уголовному делу не была проведена экспертиза для установления места попадания пуль, необоснованны.
В ходе предварительного и судебного следствия установлено, что в квартире Ш. А. из огнестрельного оружия было произведено два выстрела, при этом первый выстрел был произведен в помещении прихожей квартиры с целью запугивания потерпевшего, второй выстрел был произведен в область головы потерпевшего с целью сокрытия совершенного им совместно с И. разбойного нападения.
Указанные обстоятельства подтверждаются показаниями самого А., показаниями И., данными протокола осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы, заключением экспертизы вещественных доказательств.
Доказательства, положенные в основу приговора, надлежаще исследованы и оценены в своей совокупности.
Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка.
Оснований для переквалификации, о чем содержится просьба в жалобах, не имеется.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается.
Наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера содеянного, данных о личности, обстоятельств, влияющих на размер наказания.
В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Амурского областного суда от 23 июня 2004 года в отношении А. и И. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 46-Г04-23 от 29.12.2004] В принятии заявления о признании незаконными решений избирательной комиссии отказано неправомерно, так как глава города, председатель городской думы вправе обращаться в суд с заявлением о признании недействительным решения органа государственной власти субъекта РФ, которым является окружная избирательная комиссия, в интересах местного самоуправления.  »
Общая судебная практика »
Читайте также