ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 01.07.2002 n 83/2001) МКАС удовлетворил требования о взыскании задолженности по контракту и убытков, так как ответчик не оплатил разницу между суммами взаимных поставок истца и ответчика, а право требовать взыскания убытков возникло у истца в соответствии с контрактом.

арбитражного суда при Торгово - промышленной палате
Российской Федерации
от 1 июля 2002 года N 83/2001)
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Открытого акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Фирме, имеющей местонахождение на территории Германии (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долларах США.
Между Истцом и Ответчиком 14 мая 1997 г. был заключен бартерный Контракт, в котором стороны оговорили, что каждая из них в качестве продавца поставляет другой стороне - покупателю - на оговоренных условиях один товар в обмен на другой.
Согласно Приложению N 1, являющемуся неотъемлемой частью Контракта, Истец обязался поставить Ответчику на условиях DAF (Инкотермс - 90) продукцию.
Согласно Приложению N 2, являющемуся неотъемлемой частью Контракта, Ответчик обязался поставить Истцу на условиях DDU товар.
Согласно графику отгрузки по Контракту, подписанному Ответчиком, Истец должен был начать отгрузку продукции в мае 1997 г. и осуществлять ее ежемесячно до полного закрытия суммы Контракта, а Ответчик должен был начать отгрузку товара в августе 1997 г. и окончить в сентябре 1997 г. на сумму Контракта.
В исковом заявлении Истец указал, что во исполнение Контракта в период с 21 мая 1997 г. по 24 апреля 1998 г. поставил Ответчику продукцию (в подтверждение осуществленных поставок Истец представил копии накладных) и выставил счета.
Истец указал, что дальнейшие поставки продукции, руководствуясь статьями 328, 569 Гражданского кодекса Российской Федерации, вынужден был приостановить, поскольку по ряду накладных Ответчик поставил Истцу лишь часть товара (в подтверждение Истец представил копии накладных и счетов Ответчика).
Истец считает, что к моменту приостановки отгрузок продукции у Ответчика образовалась задолженность.
28 апреля 1998 г. Истец направил Ответчику письмо с просьбой отгрузить предусмотренный Контрактом товар, а возникшую после отгрузки задолженность перечислить на счет Истца. Истец также предложил Ответчику завершить работу по Контракту в связи с изменением в 1998 г. цен на товар. В исковом заявлении Истец указал, что Ответчик не ответил на письмо от 28 апреля 1998 г.
7 августа 1998 г. Истец направил Ответчику письмо с просьбой рассмотреть и подписать Дополнение к Приложению N 2 Контракта, которым вносились изменения в часть ассортимента товара, условий поставки и срока действия договора. Указанное письмо Ответчик также оставил без ответа.
Руководствуясь Приложением N 2 к Контракту, Истец письмом от 10 ноября 1998 г. направил Ответчику уведомление о расторжении Контракта, а также требование об оплате в течение 10 банковских дней: 1) стоимости продукции, не покрытой встречной поставкой; 2) 6 процентов годовых на эту сумму; 3) 10 процентов штрафа от стоимости непоставленного товара.
В исковом заявлении Истец, руководствуясь статьями 328 и 569 Гражданского кодекса Российской Федерации, просит МКАС взыскать с Ответчика:
1. Сумму долга за поставленную Истцом продукцию, не покрытую встречной поставкой Ответчика.
2. Сумму согласованных и заранее оцененных убытков в размере 10 процентов от суммы непоставленного товара.
3. 6 процентов годовых от суммы поставленной, но не покрытой встречной поставкой продукции за период с 28 апреля 1998 г. по 30 апреля 2001 г.
В заседаниях МКАС представитель Истца поддержал исковые требования и, помимо доводов, изложенных в письменном виде, отметил, что предметом иска является взыскание согласованных и заранее оцененных убытков, что предусмотрено в Приложении N 2 к Контракту, что в свою очередь является следствием ненадлежащего исполнения обязательства, предусмотренного Контрактом. Ответчик сделал заявление о пропуске Истцом срока исковой давности.
Представитель Истца также отметил, что в соответствии с разделом "Согласованные и заранее оцененные убытки" Приложения N 2 к Контракту и самим Контрактом Истец мог реализовать свое право на одностороннее расторжение Контракта и взыскание заранее согласованных и оцененных убытков лишь в случае, когда просрочка в поставке товара превысит 3 месяца. На основании изложенного срок исковой давности начинает свое течение с 1 июля 1998 г., а не с 30 сентября 1997 г., как указывает Ответчик.
Представитель Истца отметил, что поставка продукции осуществлялась с опережением и каждая поставка согласовывалась сторонами посредством факсимильной связи. Он также указал на то, что между сторонами не был согласован график отгрузок: имеющийся в деле документ под этим названием подписан лишь Ответчиком. Сослался он также на то, что со стороны Ответчика выражалось намерение продолжить поставки товара в январе - марте 1998 г., что подтверждается представленным Истцом факсом.
Представитель Истца также отметил, что Протокол о намерениях, подписанный Ответчиком в апреле 1999 г., содержит признание Ответчиком долга, возникшего по Контракту.
Представитель Ответчика отметил, что поставки продукции во исполнение Контракта, указанные Истцом, действительно были осуществлены, однако требование Истца заявлено по истечении срока исковой давности.
Представитель Ответчика оспорил утверждение представителя Истца о том, что в Протоколе о намерениях содержится признание Ответчиком долга, и отметил, что данный Протокол свидетельствует лишь о наличии взаимных претензий сторон.
Представитель Ответчика указал, что недопоставка со стороны Ответчика является опционным дисбалансом, который стороны должны были урегулировать в порядке, предусмотренном Контрактом.
Рассмотрев материалы дела и выслушав объяснения представителей Истца и Ответчика, состав арбитража пришел к следующим выводам.
1. Компетенция МКАС по рассматриваемому иску обоснована арбитражной оговоркой, согласованной сторонами в Контракте, которая предусматривает, что: "все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего Контракта или в связи с ним, разрешаются, с исключением подсудности судам общей компетенции, в Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово - промышленной палате РФ в г. Москве в соответствии с правилами процедуры вышеупомянутого суда, решения которого окончательны и обязательны для обеих сторон".
Компетенция МКАС сторонами не оспаривалась.
В связи с этим МКАС считает себя компетентным рассматривать настоящее дело.
2. В Контракте стороны согласовали в качестве применимого права материальное право страны Истца. Правом страны Истца является право Российской Федерации.
На основании изложенного правом, применимым к спорным правоотношениям сторон, является право Российской Федерации.
3. Рассмотрев ходатайство Ответчика о применении исковой давности, МКАС пришел к следующим выводам.
Довод Ответчика о том, что в связи с отсутствием графика отгрузок, согласованного сторонами, течение срока исковой давности необходимо исчислять в отношении каждой партии поставки товара, несостоятелен. Истцом предъявлен иск к Ответчику на основании условия Контракта, предусматривающего право Истца на аннулирование Контракта с предъявлением требования уплаты стоимости непоставленной части встречного товара, включая 6 процентов годовых, исчисленных со стоимости непоставленной части встречного товара, а также согласованных и заранее оцененных убытков в размере 10 процентов от стоимости непоставленного вовремя товара. Таким правом Истец мог воспользоваться в силу условий Контракта лишь при просрочке, превышавшей три месяца. Из материалов дела следует, что Ответчиком выражалось намерение осуществлять встречную поставку в январе - марте 1998 г. Из такого понимания намерения Ответчика явно исходили обе стороны: Ответчик ставил вопрос о продолжении отгрузок продукции, а Истец произвел ряд таких отгрузок в первом квартале и даже в апреле 1998 г. Таким образом, о том, что Ответчиком допущено нарушение, дававшее право на аннулирование Контракта в отношении партии товара, которая предполагалась к отгрузке в январе 1998 г., Истец мог узнать не ранее конца апреля 1998 года и, соответственно, срок исковой давности по этому требованию должен исчисляться с 1 мая 1998 г. Что же касается тех партий, которые предполагались к отгрузке в феврале и марте 1998 г., срок исковой давности должен был бы исчисляться с еще более поздних дат. Иск предъявлен в пределах трехлетнего срока исковой давности, установленного ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.
При таких обстоятельствах не имеет значения вопрос о том, имело ли или не имело место признание долга со стороны Ответчика. МКАС в этой связи отмечает, что Протокол о намерениях, подписанный Ответчиком в апреле 1999 г., не свидетельствует о признании Ответчиком долга.
4. Как вытекает из материалов дела, между суммами поставок Истца и Ответчика существует разница, которую Ответчик не оплатил.
В соответствии с разделом "Согласованные и заранее оцененные убытки" Приложения N 2 к Контракту в случае одностороннего расторжения Контракта в связи с задержкой в поставке товара, превышающей 3 месяца, Ответчик обязан оплатить стоимость отгруженной Истцом продукции.
В ходе устных слушаний по делу Ответчик не оспорил поставки, осуществленные Истцом. В возражениях по иску, представленных в МКАС, Ответчик указал, что баланс по Контракту, представленный Истцом, соответствует действительности.
Довод Ответчика о том, что недопоставка товара со стороны Ответчика является опционным дисбалансом, несостоятелен, так как опционным является незначительный дисбаланс, вызванный условиями транспортировки товара. В данном же случае имела место недопоставка целых партий товара на сумму, составлявшую около 35 процентов от общего количества продукции, поставленной Истцом.
На основании изложенного МКАС считает обоснованным и подлежащим удовлетворению требование Истца о взыскании задолженности.
5. Рассмотрев требование Истца о взыскании с Ответчика суммы согласованных и заранее оцененных убытков в размере 10 процентов от суммы непоставленного товара, МКАС пришел к следующим выводам.
Право требовать взыскания с Ответчика 10 процентов от суммы непоставленного товара у Истца возникло в соответствии с разделом "Согласованные и заранее оцененные убытки" Приложения N 2 к Контракту.
Для расчета указанной суммы Истец использовал общую сумму Контракта, а не общую сумму поставок продукции в адрес Ответчика.
Раздел "Согласованные и заранее оцененные убытки" Приложения N 2 предусматривает обязанность Ответчика оплатить убытки в размере 10 процентов от суммы непоставленного вовремя товара. Сложившаяся практика сторон в отношении взаимных поставок товара по Контракту, а также опережающие поставки продукции со стороны Истца свидетельствуют о том, что в качестве суммы непоставленного товара со стороны Ответчика должна учитываться разница сумм фактических поставок Истца и Ответчика, а не предполагаемая общая сумма будущих поставок.
На основании изложенного МКАС считает обоснованной и подлежащей удовлетворению сумму согласованных и заранее оцененных убытков, составляющую 10 процентов.
6. Рассмотрев требование Истца о взыскании с Ответчика 6 процентов годовых от суммы поставленной продукции, не покрытой встречной поставкой Ответчика, МКАС пришел к следующим выводам.
Разделом "Согласованные и заранее оцененные убытки" Приложения N 2 к Контракту предусмотрена обязанность стороны, задержавшей поставку более чем на три месяца, оплатить другой стороне стоимость отгруженного и не покрытого встречной поставкой товара, включая 6 процентов годовых, в течение 10 банковских дней после первого требования контрагента. Указанным требованием Истца является письмо от 10 ноября 1998 года.
На основании изложенного Истец неверно указал дату начала исчисления периода для взыскания 6 процентов годовых. Указанная дата наступает по истечении 10 банковских дней после 10 ноября 1998 г.
Учитывая, что требование Истца заявлено за трехлетний период, а на дату вынесения решения просрочка оплаты Ответчиком поставленного товара с даты выставления претензии составляет более 3,5 лет, МКАС считает обоснованным и подлежащим удовлетворению требование о взыскании 6 процентов годовых от суммы поставленной, но не покрытой встречной поставкой продукции в полном объеме.
Дополнительное требование Истца об уплате процентов годовых за последующий период оставляется без рассмотрения, поскольку оно не оплачено арбитражным сбором.
7. Рассмотрев вопросы распределения расходов по уплате арбитражных сборов между сторонами, МКАС пришел к следующим выводам.
В силу пункта 1 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, являющегося приложением к Регламенту, если стороны не договорились об ином, арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража. В соответствии с пунктом 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, если иск удовлетворен частично, то арбитражный сбор возлагается на Ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований и на Истца - пропорционально той части требований, в которой иск не удовлетворен.
Учитывая изложенное и руководствуясь параграфами 38 - 41 Регламента, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово - промышленной палате Российской Федерации обязал Фирму, имеющую местонахождение на территории Германии, уплатить Открытому акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории России, сумму задолженности по Контракту, а также возместить расходы Истца по уплате арбитражного сбора.

[ВОПРОС-ОТВЕТ] В случае приостановки работы в соответствии со ст. 142 ТК РФ какое условное обозначение необходимо проставить в табеле учета использования рабочего времени? Обязан ли работник находиться на рабочем месте? Как производится оплата в этом случае?  »
Общая судебная практика »
Читайте также