Определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.12.2010 n 17672 Трудовой кодекс РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда в случаях нарушения трудовых прав работников, следовательно, суд правомерно удовлетворил требование работника о компенсации морального вреда, причиненного неправомерными действиями (бездействием) работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (в частности, при нарушении работодателем сроков выплаты заработной платы).

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 декабря 2010 г. N 17672
Судья: Плешакова Т.А.
Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Быханова А.В.
судей Антоневич Н.Я. и Корсаковой Н.П.
при секретаре С.
рассмотрела в судебном заседании 28 декабря 2010 года дело N 2-3042/10 по кассационной жалобе ЗАО <...> на решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 15 ноября 2010 года по иску В. к ЗАО <...> о взыскании заработной платы, компенсации за неиспользованный отпуск, денежной компенсации за просрочку выплат, компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Быханова А.В., объяснения истца, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда
установила:
Истец обратился в суд с иском о взыскании заработной платы за период с января 2010 года по май 2010 года в размере 39 000 рублей, компенсации за неиспользованный отпуск за 2009 - 2010 год продолжительностью 14 календарных дней в сумме 15000 рублей, возмещении денежной компенсации за задержку выплат и компенсации морального вреда в размере 20000 рублей. В обоснование иска указывал, что с 09.11.2009 года по 25.05.2010 года работал у ответчика в должности монтажника. За период работы работодатель постоянно задерживал выплату заработной платы. На момент увольнения работодатель не произвел с работником полный расчет, в связи с чем, истец был вынужден обратиться в суд.
В ходе рассмотрения дела истец произвел расчет денежной компенсации за просрочку выплат и просил суд дополнительно взыскать с ответчика денежную компенсацию за просрочку выплат в размере 3800 рублей 25 копеек.
Решением от 15 ноября 2010 года с ответчика в пользу истца взыскана заработная плата за период с января 2010 года по 25.05.2010 года в размере 39000 рублей, компенсация за неиспользованный отпуск 15000 рублей, денежная компенсация за просрочку выплат 2817 рублей 08 копеек, компенсация морального вреда 3000 рублей, а всего 59817 рублей 08 копеек.
Также с ответчика в доход государства взыскана государственная пошлина в размере 1994 рубля 51 копейка.
В кассационной жалобе ответчик просит отменить решение суда, считает его незаконным.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав истца, обсудив доводы кассационной жалобы, находит жалобу необоснованной, а обжалуемое решение не подлежащим отмене по следующим основаниям.
Согласно ст. 140 ТК РФ при прекращении трудового договора выплата всех сумм, причитающихся работнику от работодателя, производится в день увольнения работника. Если работник в день увольнения не работал, то соответствующие суммы должны быть выплачены не позднее следующего дня после предъявления уволенным работником требования о расчете.
В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.
Верховный Суд РФ в Постановлении N 2 от 17.03.2004 г. "О применении судами РФ Трудового кодекса РФ" разъяснил, что поскольку ТК РФ не содержит каких-либо ограничений для компенсации морального вреда и в иных случаях нарушения трудовых прав работников, то суд в силу статей 21 (абзац четырнадцатый части первой) и 237 Кодекса вправе удовлетворить требование работника о компенсации морального вреда, причиненного ему любыми неправомерными действиями или бездействием работодателя, в том числе и при нарушении его имущественных прав (например, при задержке выплаты заработной платы).
В соответствии со статьей 237 Кодекса компенсация морального вреда возмещается в денежной форме в размере, определяемом по соглашению работника и работодателя, а в случае спора факт причинения работнику морального вреда и размер компенсации определяются судом независимо от подлежащего возмещению имущественного ущерба.
Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.
Из материалов дела следует, что с 09.11.2009 года по 25.05.2010 года истец работал у ответчика в должности монтажника. За период работы работодатель постоянно задерживал выплату заработной платы. На момент увольнения работодатель не произвел с работником полный расчет.
В судебном заседании 15.11.2010 года представитель ответчика подтвердил нарушение работодателем сроков выплаты заработной платы за период с января 2010 года по май 2010 года и их размер, признав исковые требования в этой части по праву, исчисление суммы процентов доверил суду, поскольку между сторонами отсутствовал трудовой договор, в котором зафиксированы сроки выплаты заработной платы.
Таким образом, учитывая, что в отзыве ответчик произвел расчет суммы задолженности по заработной плате, проверив данный расчет, суд пришел к обоснованному выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию невыплаченная заработная плата в размере 39000 рублей.
Поскольку в трудовом договоре не определена дата выплаты заработной платы, а в соответствии с действующим законодательством в подобной ситуации право на получение процентов за задержку заработной платы возникает с первого числа месяца, следующего за тем, за который производится выплата заработной платы, то суд, произведя расчет, в соответствии со ст. 236 ТК РФ, отразив в решении произведенный расчет, обоснованно взыскал с ответчика денежную компенсацию за просрочку выплат в размере 2817 рублей 08 копеек.
Учитывая, что ответчиком факт работы в организации истца не оспаривался, в соответствии с действующим трудовым законодательством у ответчика возникло право на отпуск, а также, что при увольнении истец имел право получить компенсацию за неиспользованный отпуск, суд правомерно взыскал с ответчика компенсацию за неиспользованный отпуск в размере 15000 рублей.
Сумма, определенная судом в качестве компенсации морального вреда за нарушение ответчиком норм трудового законодательства соответствует обстоятельствам дела.
На основании ст. 103 ГПК РФ суд правомерно взыскал с ответчика государственную пошлину в доход государства в размере 1994 рубля 51 копейку.
Довод кассационной жалобы о том, что судом при рассмотрении дела нарушены нормы материального права не может быть принят во внимание, поскольку таких нарушений судебной коллегией не установлено.
Иные доводы кассационной жалобы сводятся к переоценке выводов суда.
Оснований для отмены решения суда не имеется.
Решение судом постановлено с соблюдением норм материального и процессуального права, юридически значимые обстоятельства судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежаще оценены судом, о чем в решении содержится мотивированный и аргументированный ответ, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к его отмене.
Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия
определила:
Решение Красносельского районного суда Санкт-Петербурга от 15 ноября 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.12.2010 n 17671 Если земельный участок принадлежал наследодателю на праве постоянного (бессрочного) пользования, то он в состав наследства не входит и не может быть закреплен за наследником на том же праве, на каком принадлежал умершему.  »
Читайте также