"Комментарий судебной практики к Федеральному закону "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (постатейный) (Абрамов В.Ю., Фогельсон Ю.Б.) ("Волтерс Клувер", 2006)

автомобиля "ВАЗ-21093", XTA21093033496183, в соответствии с п. п. 1, 2 ст. 4 ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" от 25.04.2002 N 40-ФЗ (далее - ФЗ "ОСАГО"). Условия договора ОСАГО определены Правилами ОСАГО, утв. Постановлением Правительства РФ N 263 от 07.05.2003, в соответствии со ст. 5 ФЗ "ОСАГО".
Договор купли-продажи автотранспортного средства между Селяниным и Спириной Ю.С. был заключен 12.09.2003, о чем свидетельствуют росписи на документе, составленном 01.07.2003. Как указывает Селянин, вещь передана Спириной 12 сентября 2003 г. Данное утверждение ничем не подтверждено. 15 сентября 2003 г. Селяниным было подано заявление в ООО "СК "Уралрос" о расторжении договора ОСАГО в связи с заменой собственника с приложением копии договора страхования. 29 сентября 2003 г. Селяниным была подана претензия в ООО "СК "Уралрос" в связи с нарушением срока выплаты части страховой премии. 1 октября 2003 г. Селяниным был получен ответ на претензию от 29 сентября 2003 г. от ООО "СК "Уралрос". В данном ответе указано, что "СК "Уралрос" не возражает против расторжения договора ОСАГО и часть страховой премии будет выплачена после представления одного из перечисленных документов: нотариальная копия договора купли-продажи ТС, копия ПТС с отметкой о снятии ТС с учета, копия свидетельства о регистрации ТС с указанием нового собственника, справка ГАИ - ГИБДД о снятии ТС с регистрационного учета.
Суд считает не соответствующими закону требования ООО "СК "Уралрос" о представлении каких-либо документов для расторжения договора ОСАГО (страховой полис ААА N 0201248251) по следующим основаниям.
Во-первых, в соответствии с пп. "е" п. 33 Правил ОСАГО действие договора обязательного страхования досрочно прекращается в случае замены собственника транспортного средства. При этом, согласно п. 1 статьи 223 ГК РФ, право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Поскольку иные условия перехода права собственности на транспортное средство законом не предусмотрены, а в договоре купли-продажи от 01.07.2003 момент перехода права собственности не указан, то он определяется моментом передачи автомобиля продавцом покупателю. Из условий договора купли-продажи транспортного средства от 01.07.2003 не следует, что к моменту его подписания автомобиль уже передан покупателю. Фраза, что договор вступает в силу с момента его подписания, говорит о том, что с данного момента у сторон возникают обязанности (определенные п. 1 статьи 454 ГК РФ). Из этого отнюдь не следует, что все обязанности выполнены в полном объеме, т.е. что договор уже исполнен. Однако дополнительные документы (нотариальная копия договора купли-продажи ТС, копия ПТС с отметкой о снятии ТС с учета, копия свидетельства о регистрации ТС с указанием нового собственника, справка ГАИ - ГИБДД о снятии ТС с регистрационного учета) ни в коем случае не могут свидетельствовать о том, что продавец исполнил свою обязанность по передаче, а покупатель по принятию автомобиля. Так, копия ПТС с отметкой о снятии ТС с учета копия свидетельства о регистрации ТС с указанием нового собственника, справка ГАИ - ГИБДД о снятии ТС с регистрационного учета могут свидетельствовать лишь о совершении административных действий по регистрации автомобиля, но не о передаче вещи во владение иного лица. Нотариальная копия договора купли-продажи ТС также по своему определению не может свидетельствовать о передаче вещи во владение иного лица.
Во-вторых, ГК РФ, Правила ОСАГО не обусловливают факт расторжения договора ОСАГО представлением страховщику каких-либо документов, помимо заявления страхователя. Кроме того, в соответствии с п. 34 Правил ОСАГО, страховщик обязан выплатить часть страховой премии в течение 14 дней со дня извещения о замене собственника ТС или заявления страхователя о досрочном расторжении договора ОСАГО.
Кроме того, в соответствии с п. 2 ст. 958 ГК РФ, страхователь вправе отказаться от договора страхования в любое время. Кроме того, согласно пп. "е" п. 33 Правил ОСАГО, договор ОСАГО в любом случае расторгается в случае смены собственника ТС. Таким образом, договор ОСАГО (страховой полис ААА N 0201248251) досрочно расторгается вне зависимости от воли страховщика (ООО "СК "Уралрос") в силу прямого указания закона и воли страхователя.
При этом никакого пробела в нормах закона, регулирующих расторжение договора ОСАГО, не существует, так как существует общая норма закона п. 2 ст. 958 ГК РФ.
В соответствии с ч. 1 и ч. 3 ст. 958 ГК РФ договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай, при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в пункте 1 ст. 958 ГК РФ, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.
При этом п. 34 Правил ОСАГО в случае досрочного расторжения в случае прекращения действия договора обязательного страхования по одному из оснований, предусмотренных подпунктами "б", "г", "д", "з" пункта 33 Правил ОСАГО (ликвидация юридического лица - страхователя, прекращение договора обязательного страхования по инициативе страховщика в связи с неуплатой страхователем страховой премии в установленный срок при продлении срока действия договора обязательного страхования, отказ страхователя от продления договора обязательного страхования со страховщиком, с которым был заключен договор, предоставление страхователем страховщику ложных или неполных данных при заключении договора обязательного страхования, имеющих существенное значение для определения степени страхового риска), страховая премия по договору обязательного страхования страхователю не возвращается, если иное не предусмотрено в договоре (страховом полисе обязательного страхования). В остальных случаях страховщик возвращает страхователю часть страховой премии за неистекший срок действия договора обязательного страхования.
Случай перехода права собственности и случай расторжения договора по определению относимы к ситуации, когда возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.
Таким образом, страховщик обязан возвратить страхователю часть страховой премии за неистекший срок действия договора обязательного страхования.
Договор ОСАГО (страховой полис ААА N 0201248251) был заключен 12.08.2003 сроком на 1 год до 12.08.2004. Страховая премия страховщику была выплачена в полном объеме 2574 руб. (квитанция N 5130). Заявление о расторжении договора ОСАГО было подано 15.09.2003. Договор ОСАГО действовал 1 месяц. Таким образом, ООО "СК "Уралрос" обязано выплатить 2359,5 рубля, где 2574 / 12 = 214,5 - использованная страховая премия за 1 месяц, 2574 - 214,5 = 2359,5 - неиспользованная часть страховой премии.
Суд считает действия ответчика по применению расчета суммы возвращаемой страховой премии, в соответствии с Методическими рекомендациями по расчету страховой премии по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств, одобренными решением Президиума Российского союза автостраховщиков от 15.07.2003, несоответствующими п. 34 Правил ОСАГО. Так, п. 34 Правил ОСАГО и ч. 3 ст. 958 ГК РФ прямо указывают на необходимость выплаты премии пропорционально неистекшему сроку действия договора обязательного страхования. Указаний на дополнительные удержания в различные фонды в п. 34 Правил ОСАГО и ч. 3 ст. 958 ГК РФ не содержится.
Истец заявил требование о компенсации морального вреда в денежном выражении в размере 2000 рублей.
Так как Селянин является гражданином, а ООО "СК "Уралрос" заявляет себя организацией, оказывающей услуги, то к отношениям между ними применим Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей". В соответствии со ст. 15 данного Закона моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом) или организацией, выполняющей функции изготовителя (продавца) на основании договора с ним, прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда. Компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.
Согласно ст. 151 ГК РФ, моральный вред выражается в форме физических или нравственных страданий.
Нравственные страдания - это негативные эмоции, переживания, которые претерпевает лицо в результате нарушения его прав.
Суду представляется очевидным, что истец испытывал нравственные страдания при не соответствующем закону принуждении его к действиям по представлению документов.
Как уже было указано выше, ответчику должно быть известно о несоответствии. Вина ответчика в причинении морального вреда очевидна и в доказательствах не нуждается.
При определении размера компенсации суд учитывает характер и значимость тех нематериальных благ, которым причинен вред, учитывает индивидуальные особенности истца, Селянина В.Р., его активную гражданскую позицию, и полагает разумным и справедливым определить размер компенсации морального вреда в 2000 рублей. Так как суд считает действия по истребованию документов и неправильному расчету страховой премии не соответствующими закону, то в соответствии со ст. 401 ГК РФ вина ответчика предполагается. Доказательства невиновности ответчика суду не представлены.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 194 - 199 ГПК РФ, суд решил:
иск Селянина Владимира Ростиславовича к ООО "Страховая компания "Уралрос" удовлетворить полностью;
взыскать с ООО "Страховая компания "Уралрос" в пользу Селянина Владимира Ростиславовича 2359 рублей 50 копеек страховой премии, 2000 рублей в компенсацию морального вреда;
взыскать с ООО "Страховая компания "Уралрос" госпошлину в доход государства в размере 1104 рубля 38 копеек.
Комментарий
В комментируемом деле рассмотрена одна из важных проблем, возникших с введением в действие Закона об ОСАГО, - так называемая проблема 23%. На примере этого судебного акта видно, как ГК РФ применяется к отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств. В данном деле суд применил три нормы ст. 958 ГК РФ: п. 1, п. 2 и ч. 1 п. 3. При этом норма п. 2 ст. 958 ГК РФ применена правильно, а с применением норм п. 1 и ч. 1 п. 3 ст. 958 ГК РФ в рассматриваемом деле вряд ли можно согласиться.
Действительно, в данном деле одним из важных аргументов ответчика была ссылка на то, что в силу обязательности страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в силу самой цели введения этого вида обязательного страхования, закрепленной в преамбуле Закона об ОСАГО, произвольный отказ страхователя от договора ОСАГО невозможен. В этой связи п. 2 ст. 958 ГК РФ не может быть применен к этим отношениям. В Законе же об ОСАГО - указал ответчик - вопрос о возможности такого отказа не урегулирован, т.е. имеет место пробел в законодательстве. Иными словами, ответчик пытался представить отношения по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств как совершенно самостоятельные, не являющиеся гражданскими. Соответственно, к этим отношениям могут, по мнению ответчика, применяться только нормы Закона об ОСАГО и иных законов, регулирующих именно эти специализированные отношения, а нормы ГК РФ, относящиеся к договору страхования, применяться к отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств не могут.
Аналогичная позиция содержится в особом мнении судьи Конституционного Суда РФ А.Л. Кононова к Постановлению КС РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П (см. комментарий к ст. 4 настоящего Закона).
Суд совершенно правомерно не согласился с этой правовой позицией. Из комментируемой статьи со всей очевидностью следует, что, несмотря на обязательный характер страхования и нормативно закрепленные условия договора (ст. 5 Закона об ОСАГО), отношения по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств являются гражданско-правовыми отношениями, а законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности - частью гражданского законодательства. Принцип свободы договора, важнейший принцип, закрепленный в ст. 421 ГК РФ и существенно отличающий гражданско-правовые отношения, действует и в сфере обязательного страхования, хотя и в ограниченном объеме. В отношениях по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств принцип свободы договора проявляется в возможности выбора страховой компании, в возможности включения в полис тех или иных водителей (п. 2 ст. 16 Закона об ОСАГО), в возможности определять условия договора в той их части, в которой они не определены Правилами ОСАГО. В данном случае этот принцип проявляется в возможности страхователя в любой момент отказаться от исполнения договора в одностороннем порядке.
Что касается применения п. 1 ст. 958 ГК РФ, с этим в комментируемом случае нельзя согласиться. Эта норма применяется, когда прекращается застрахованный риск, но смена собственника транспортного средства не влияет на наличие застрахованного риска.
Действительно, как уже было отмечено в комментарии к ст. 1, в силу п. 2 ст. 15 Закона об ОСАГО по полису ОСАГО застрахована ответственность любого законного владельца данного транспортного средства независимо от того, указан этот владелец в полисе или нет. Поэтому риск, застрахованный по полису ОСАГО, может прекратиться лишь с исчезновением самого транспортного средства либо с исчезновением всех его законных владельцев. При смене собственника ни того, ни другого не происходит.
В связи с этим важно отметить, что для расчета возвращаемой части премии не может быть использована пропорция, содержащаяся в ч. 1 п. 3 ст. 958 ГК РФ.
Договор страхования прекращается при смене собственника не в силу п. 1 ст. 958 ГК РФ, а в силу пп. "е" п. 33 Правил ОСАГО. Поэтому для расчета возвращаемой суммы можно использовать только ч. 1 п. 34 Правил ОСАГО: "Страховщик возвращает страхователю часть страховой премии за неистекший срок действия договора обязательного страхования", но не ч. 1 п. 3 ст. 958 ГК РФ: "Страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование".
В ч. 1 п. 3 ст. 958 ГК РФ формула расчетов совершенно недвусмысленна - это императивно установленная пропорция, а в ч. 1 п. 34 Правил
'Трудовые споры: судебный порядок рассмотрения трудовых дел' (2-е издание, переработанное и дополненное) (Костян И.А.) ('МЦФЭР', 2006)  »
Читайте также