"Комментарий судебной практики к Федеральному закону "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" (постатейный) (Абрамов В.Ю., Фогельсон Ю.Б.) ("Волтерс Клувер", 2006)

ОСАГО такой четкой пропорции нет. Эта норма может быть истолкована и так, что 23% могут быть удержаны страховщиком в качестве возмещения своих расходов по оформлению страхования в начальный период после заключения договора ОСАГО, а возвращается только пропорциональная часть от оставшихся 77%.
Применительно к данной статье см. комментарий к Постановлению ФАС МО от 27 января 2005 г. по делу N КГ-А40/13125-05 (с. 43 данного издания).
Статья 3. Основные принципы обязательного страхования
Комментарий к статье 3
Судебная практика.
Суд обоснованно указал, что ответственность по Закону об ОСАГО является гражданско-правовой, и отсутствие документов, подтверждающих факт административного правонарушения, не может служить основанием для отказа от возмещения вреда, причиненного ДТП (Постановление ФАС МО от 27 января 2005 г. по делу N КГ-А40/13125-05).
Комментарий
Обстоятельства, рассмотренные в комментируемом деле, долгое время были предметом правовой неопределенности применительно к вопросу о реализации на практике п. 44 Правил ОСАГО. На первых порах реализации Закона об ОСАГО страховая практика пошла в основном по пути истребования от потерпевших всей совокупности документов, перечисленных в п. 44 Правил ОСАГО, что повлекло за собой, соответственно, судебные тяжбы между страховыми компаниями и потерпевшими. При этом не были учтены существенные обстоятельства, связанные с реализацией Закона об ОСАГО в соотношении и в соответствии с другими законодательными актами, в частности с Кодексом РФ об административных правонарушениях.
Причем такое правило прямо предусмотрено п. 1 ст. 2 Закона об ОСАГО, на что было обращено внимание окружного суда.
На примере этого дела мы видим, как к отношениям по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств применяется КоАП РФ. Апелляционная инстанция отменила решение суда первой инстанции именно потому, что не были применены ст. ст. 28.2, 28.6, 32.2 КоАП РФ.
Прежде всего следует отметить, что судом вполне объективно был сделан вывод о виновности застрахованного лица, причем факт установления виновности подтвержден материалами дела - справкой органов ГИБДД, содержащей информацию о нарушении застрахованным п. 10.1 Правил дорожного движения. Признавая этот факт доказанным, суд руководствовался документальным подтверждением, а именно справкой ГИБДД, устанавливающей виновность водителя П.А. Давыдова в причинении вреда потерпевшей О.О. Мурыгиной. Ибо, как следует из обстоятельств рассматриваемого дела, обратное доказано не было.
Что касается вопроса, наступил ли страховой случай, то исходя из материалов рассматриваемого дела можно однозначно ответить, что наступил. Непредставление потерпевшим протокола и постановления по делу об административном правонарушении не может служить доводом или обстоятельством, опровергающим факт причинения имущественного вреда потерпевшему. Ибо, согласно ст. 1079 ГК РФ, основанием для освобождения лица от ответственности может служить виновность самого потерпевшего или непреодолимая сила. Но, как следует из материалов рассматриваемого дела, ни одно из двух этих обстоятельств не имело места. Следовательно, факт причинения вреда застрахованным лицом потерпевшему судом установлен. Поэтому отсутствие протокола и постановления по делу об административном правонарушении не может служить основанием для непризнания наступившего события страховым случаем, а тем более основанием для отказа в выплате страхового возмещения. Согласно п. 4 ст. 13 Закона об ОСАГО, страховщик освобождается от обязанности произвести страховую выплату в случаях, предусмотренных законом и (или) договором обязательного страхования. При этом следует отметить, что ни Закон об ОСАГО, ни иные законы РФ, а тем более Правила ОСАГО не предусматривают в качестве оснований для отказа в выплате страхового возмещения непредставление потерпевшим вышеуказанных документов.
Дело в том, что протокол и постановление по делу об административном правонарушении устанавливают и подтверждают факт наступления или ненаступления административной ответственности. Но поскольку страховым случаем по Закону об ОСАГО (ст. 1) является наступление гражданской ответственности за причинение вреда, а не административной ответственности, факт наступления страхового случая должен определяться по правилам ст. ст. 1064 и 1079 ГК РФ.
Главное в комментируемом деле то, что окружным судом совершенно справедливо применен один из основополагающих принципов обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств - принцип гарантии возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевших. Причем важно подчеркнуть, что судебная коллегия реализовала данный принцип не декларативно, а по факту наступления страхового случая и наступления таких обстоятельств, при которых в безусловном порядке страховое возмещение подлежит выплате. Именно на это обращается внимание при реализации вышеуказанного принципа. Ибо любой принцип, провозглашенный законом, подлежит применению в случаях возникновения тех общественных отношений, которые являются предметом его регулирования.
Глава II. УСЛОВИЯ И ПОРЯДОК ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ
ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ
Статья 4. Обязанность владельцев транспортных средств по страхованию гражданской ответственности
Комментарий к статье 4
Пункты 1 и 2 комментируемой статьи, закрепляющие обязательность страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, признаны КС РФ соответствующими Конституции РФ. Интерес в этом отношении представляет особое мнение судьи КС РФ А.Л. Кононова (см. с. 68 настоящего издания), который не согласен с выводом КС РФ.
Рассмотрим эти документы более подробно, так как именно в них выявлен целый ряд проблем действующего законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств.
Судебная практика.
Конституционный Суд обязал Правительство Российской Федерации привести Правила ОСАГО в соответствие со статьей 5 Закона об ОСАГО (Постановление КС РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П по делу о проверке конституционности Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств").
Особое мнение судьи КС РФ А.Л. Кононова по делу о проверке конституционности Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств".
Комментарий
Основной аргумент судьи - в гл. 59 ГК РФ ст. 1079 уже обеспечивает для потерпевшего гарантии возмещения вреда, и поэтому обязательное страхование ничего дополнительно потерпевшему не дает. Этот довод нельзя поддержать. Очевидно, что по договору ОСАГО потерпевший получает право требования к страховщику, дополнительное к деликтному требованию, вытекающему из ст. 1079 ГК РФ. С введением обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств потерпевший получил возможность обратиться не только к причинителю вреда, который часто не имеет официально принадлежащего ему имущества, но и к страховщику - организации, финансовая состоятельность которой тщательно контролируется (см. гл. III Закона РФ от 27 ноября 1992 г. N 4015-1 "Об организации страхового дела в Российской Федерации") <1>.
--------------------------------
<1> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 56; СЗ РФ. 1998. N 1. Ст. 4.
Еще одним аргументом судьи А.Л. Кононова является то, что он считает обязательное страхование автогражданской ответственности несовместимым с добровольным. Этот аргумент также не может быть признан состоятельным. В п. 5 комментируемой статьи прямо предусмотрена возможность достраховать свою ответственность в добровольном порядке, и многие эту возможность используют.
Интересной является аргументация С.Н. Шевцова, на которую сослался судья А.Л. Кононов. С.Н. Шевцов имеет две автомашины и никому не передает и не собирается (по его заявлению) передавать владение ими. Однако он обязан купить два полиса ОСАГО - на каждую автомашину, так как в период эксплуатации им одной из автомашин вторая физически не может эксплуатироваться. На первый взгляд эта аргументация выглядит убедительным доводом против введения полиса ОСАГО в его современном виде.
Однако при более внимательном рассмотрении этот довод не выдерживает критики.
Во-первых, из того, что С.Н. Шевцов сегодня никому не передал свою автомашину в законное титульное владение, еще не следует, что он не сделает это завтра.
Во-вторых, рассмотрим возможные варианты решения этой проблемы. Ее возникновение связано с тем, что в настоящее время полис ОСАГО привязан к конкретной автомашине. Предположим, в полисе ОСАГО можно было бы указывать две автомашины, но застрахованным лицом являлись бы не все титульные владельцы, а только С.Н. Шевцов. Стоимость полиса при этом не изменилась бы, и Шевцов не платил бы за два полиса. Но в этом случае за два полиса платили бы люди, которые совместно эксплуатируют одну автомашину, - каждый из них должен был бы купить полис ОСАГО, тогда как сегодня покупается один полис на всех. Но таких людей во много раз больше, чем тех, кто имеет две автомашины исключительно в личном владении. Есть еще вариант оставить в полисе ОСАГО застрахованными всех титульных владельцев, но разрешить вписывать в него несколько автомашин. В этом случае риск увеличится ровно во столько раз, сколько автомашин будет вписано в полис, и, соответственно, увеличится премия. Эффект введения такого полиса будет нулевым, так как уплачиваемая по такому полису премия ничем не будет отличаться от уплачиваемой сегодня по нескольким полисам. Поэтому, по нашему мнению, Правительство РФ, привязывая полис ОСАГО к автомашине, совершенно обоснованно пошло навстречу интересам подавляющего большинства владельцев, совместно эксплуатирующих одну автомашину, несмотря на то что это приведет к возможным дополнительным затратам у небольшого числа лиц, единолично эксплуатирующих две автомашины и более.
Суд отметил, что границы применения пп. "б" п. 3 ст. 4 Закона об ОСАГО определяются Постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 938 о государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации (Постановление кассационной инстанции ФАС ЗСО от 20 сентября 2004 г. по делу N Ф04-6774/2004(А75-4786-15)).
Комментарий
В комментируемом судебном деле затронут важный вопрос о применении пп. "б" п. 3 ст. 4 Закона об ОСАГО, т.е. о том, на какие транспортные средства не распространяются положения законодательства о допуске их к участию в дорожном движении и, соответственно, обязанность по их страхованию.
Положения о допуске к участию в дорожном движении содержатся в п. 3 ст. 15 Федерального закона "О безопасности дорожного движения", из которого следует лишь то, что допуск транспортных средств к участию в дорожном движении на территории РФ осуществляется путем их регистрации с выдачей соответствующего документа. Никаких иных указаний на правила допуска к участию в дорожном движении на территории РФ законодательство не содержит. Из этого можно сделать вывод, что законодательство о допуске транспортных средств к их участию в дорожном движении на территории РФ распространяется на любые транспортные средства, подлежащие государственной регистрации для их участия в дорожном движении.
В соответствии с п. 1 Постановления Правительства РФ от 12 августа 1994 г. N 938 "О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации" <1> регистрации на территории РФ подлежат автомототранспортные средства, трактора, самоходные дорожно-строительные и иные машины с рабочим объемом двигателя внутреннего сгорания более 50 куб. см и прицепы к ним. Таким образом, норма пп. "б" п. 3 комментируемой статьи подлежит применению к транспортным средствам, не соответствующим этому определению. Однако транспортные средства, о которых идет речь в комментируемом судебном акте, этому определению соответствовали.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1994. N 17. Ст. 1999.
Суд сделал правильный вывод, что при аренде транспортного средства арендатор обязан произвести страхование гражданской ответственности, а затраты по выплате страховых взносов следует относить на расходы, уменьшающие налогооблагаемую базу по налогу на прибыль (Постановление ФАС СЗО от 16 июня 2005 г. по делу N А44-10611/04-С9).
Комментарий
Коллегия кассационной инстанции, оставив без удовлетворения жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 1 по Новгородской области (МИ ФНС N 1), установила следующее:
- к владельцам транспортных средств, на которых Закон об ОСАГО в комментируемой статье возлагает обязанность по страхованию гражданской ответственности, относятся арендаторы транспортных средств;
- во всех случаях осуществления владельцами транспортных средств обязательного страхования своей гражданской ответственности за причинение вреда расходы по оплате страховых взносов снижают налогооблагаемую базу страхователей в соответствии со ст. 263 НК РФ.
Судебная коллегия отклонила доводы МИ ФНС N 1 по вопросу целесообразности заключения договоров аренды транспортных средств, исследовав фактические обстоятельства дела, и подтвердила, что аренда транспортных средств осуществлялась в производственных целях. При этом суд указал, что независимо от оснований приобретения транспортных средств лицо, приобретшее на законном основании транспортное средство, обязано застраховать свою гражданскую ответственность с правом отнесения затрат по страхованию на расходы, снижающие налогооблагаемую базу страхователя.
Статья 5. Типовые условия договора обязательного страхования
Комментарий к статье 5
Комментируя эту статью, обратимся к тексту Постановления КС РФ от 31 мая 2005 г. N 6-П (см. комментарий к ст. 4 Закона об ОСАГО, с. 51 настоящего издания).
Рассмотрев мотивы и доводы подателей жалобы, КС РФ на основе полного и всестороннего правового анализа Закона об ОСАГО сделал вывод о его соответствии Конституции РФ, за исключением некоторых положений ст. 5 этого Закона.
Подтверждая конституционность Закона об ОСАГО, КС РФ одновременно провозгласил несколько основных тезисов и принципов рассматриваемого Закона:
- во-первых, КС РФ отметил, что условие реализации Закона об ОСАГО основано на принципе разделения ответственности, что является справедливым началом публичности Закона об ОСАГО, суть которого состоит в распределении неблагоприятных последствий, связанных с риском наступления гражданской ответственности, на всех законных владельцев ТС;
- во-вторых, КС РФ указал, что целью реализации Закона об ОСАГО является защита наименее защищенных из всех участников правоотношений по обязательному страхованию - потерпевших;
- в-третьих, КС РФ провел четкое правовое разграничение между страховым возмещением в рамках
'Трудовые споры: судебный порядок рассмотрения трудовых дел' (2-е издание, переработанное и дополненное) (Костян И.А.) ('МЦФЭР', 2006)  »
Читайте также