ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о05-18 от 30.06.2005 Приговор по делу об убийстве, разбойных нападениях, совершенных группой лиц по предварительному сговору, незаконном приобретении оружия оставлен без изменения как законный и обоснованный в отношении одного из осужденных, изменен в отношении другого с исключением из его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ незаконного приобретения огнестрельного оружия и боеприпасов в связи с изменением уголовного закона, и в отношении третьего осужденного, действия которого переквалифицированы с п. в ч. 3 ст. 162 УК РФ на ч. 2 ст. 162 УК РФ.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 30 июня 2005 года
Дело N 66-о05-18
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Коннова В.С.,
Фроловой Л.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 30 июня 2005 года кассационные жалобы осужденного В. и адвоката Поляковой И.Е. на приговор Иркутского областного суда от 10 декабря 2004 года, которым Д., родившийся 27 августа 1979 года в г. Свирске Черемховского района Иркутской области, со средне-специальным образованием, ранее не судимый, - осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) - к девяти годам лишения свободы; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 162 УК РФ - к восьми годам лишения свободы; по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; по ст. 119 УК РФ - к одному году лишения свободы; по ч. 1 ст. 222 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 223 УК РФ - к трем годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
К., родившийся 31 декабря 1980 года в г. Свирске Черемховского района Иркутской области, со средним образованием, ранее не судимый, - осужден по ч. 2 ст. 223 УК РФ - к трем годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) - к восьми годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к девяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
В., родившийся 4 января 1980 года в г. Свирске Черемховского района Иркутской области, с образованием 9 классов, неработавший, ранее не судимый, - осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ к семи годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Признаны виновными и осуждены:
Д. и К.:
- за незаконное изготовление огнестрельного оружия (обреза), совершенное в ноябре 2003 года;
- за разбойное нападение на Л., совершенное в ночь с 14 на 15 ноября 2003 года группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия и с причинением тяжкого вреда здоровью;
Д. и В.:
- за разбойное нападение на П., совершенное 12 декабря 2003 года группой лиц по предварительному сговору и с применением оружия;
Д.:
- за незаконные приобретение, хранение, ношение и перевозку огнестрельного оружия (обреза) и боеприпасов - двух патронов 16 калибра;
- за убийство Л., совершенное в ночь с 14 на 15 ноября 2003 года и сопряженное с разбоем;
- за покушение на убийство другого человека - П., совершенное 12 декабря 2003 года и сопряженное с разбоем;
- за покушение на убийство нескольких лиц - Р., С-ва, С. и П-на, совершенное 12 декабря 2003 года в связи с выполнением ими общественного долга;
- за угрозу убийством в отношении П-на, совершенную 12 декабря 2003 года.
Преступления совершены ими в Иркутской области при обстоятельствах, установленных приговором.
Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденного В., поддержавшего свою жалобу по изложенным в ней основаниям, мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего приговор в отношении В., Д. и К. подлежащим оставлению без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационных жалобах:
- осужденный В. просит отменить приговор, ссылаясь на его незаконность и необоснованность, на неправильную оценку доказательств. Утверждает о своей невиновности, об отсутствии сговора с Д. на разбой, о своей неосведомленности о наличии обреза у Д., о том, что он управлял чужой машиной по требованию Д. Обращает внимание на непроведение в отношении его и Д. судебно-психиатрической экспертизы и на неознакомление его с подлинником протокола судебного заседания;
- адвокат Полякова И.Е. в защиту интересов осужденного В. просит отменить приговор, "оправдать" В. или переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный В. в своей жалобе.
В возражениях государственный обвинитель Калаганова Т.В. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.
В отношении Д. и К. приговор проверяется в ревизионном порядке.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор в отношении В. законным, обоснованным и справедливым, а в отношении Д. и К. - подлежащим изменению по следующим основаниям.
Виновность Д., К. и В. в содеянном ими (за исключением виновности Д. в незаконном приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов и виновности К. по квалифицирующему признаку разбоя - совершения его с причинением тяжкого вреда здоровью Л.) подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а виновность Д. и К. и не оспаривается в жалобах.
Квалификация действий: Д. - по п. "в" ч. 3 ст. 162 (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.); п. "з" ч. 2 ст. 105; ч. 2 ст. 162 (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 г.); ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "б", "з" ч. 2 ст. 105; ст. 119; ч. 2 ст. 223 УК РФ;
К. - по ч. 2 ст. 223 УК РФ - по указанным в приговоре признакам является правильной.
Вместе с тем, поскольку Д. в конце октября 2003 года приобрел охотничье одноствольное гладкоствольное ружье ИЖ-16 и патроны к нему, а Федеральным законом от 21 июля 2004 года исключена уголовная ответственность за оборот гражданского гладкоствольного оружия и патронов к нему, за изготовление из ружья обреза Д. осужден по ч. 2 ст. 223 УК РФ, то из осуждения Д. по ч. 1 ст. 222 УК РФ подлежит исключению незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов. В остальной части - за незаконное ношение, перевозку и хранение огнестрельного оружия и боеприпасов (обреза и патронов к обрезу) по ч. 1 ст. 222 УК РФ Д. осужден правильно.
С учетом данных о личности Д., справедливости назначенного ему по ч. 1 ст. 222 УК РФ наказания, несмотря на исключение из его осуждения незаконности приобретения оружия и боеприпасов - в связи с изменением уголовного законодательства, Судебная коллегия не находит оснований к смягчению ему наказания по ч. 1 ст. 222 УК РФ.
Из приговора следует, что в нем не приведены доказательства наличия у К. предварительного сговора с Д. на производство выстрела из обреза в Л. при разбойном нападении на него. Приговором установлено, что убийство Л. совершил один Д., действуя с обособленным от К. умыслом, без договоренности с ним, произвел выстрел в Л., причинив тяжкий вред его здоровью. Таким образом, в действиях Д. по производству выстрела в Л. суд установил эксцесс исполнителя. За эксцесс исполнителя другой соучастник преступления ответственности нести не может. При таких данных действия К. подлежат переквалификации с п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г.) на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 г.) как разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору и с применением оружия.
Виновность В. в разбойном нападении на П. подтверждается материалами дела.
Так, подозреваемый Д. пояснял, что 7 декабря 2003 года он и его знакомый В. договорились, что В. придет к нему 12 декабря 2003 года, они остановят машину - такси, он (Д.) сядет на заднее сиденье с обрезом. В. выяснял, кто будет стрелять в водителя, и он (Д.) ответил, что они разберутся на месте. 12 декабря 2003 года В. пришел к нему, они пошли к стоянке таксистов, по дороге решили, что "возьмут машину". Денег у них с собой не было. Водительского удостоверения у него (Д.) не было, а у В. были права. Они подошли к машине, договорились о поездке до 12-го квартала за 40 рублей и сели в машину. Когда в темном переулке водитель остановил машину, он (Д.) наставил на него обрез, раздался щелчок, произошла осечка. Водитель выскочил из машины и побежал, он (Д.) целился из обреза в убегавшего водителя, но не выстрелил, так как произошла осечка. В. сразу перелез за руль машины, и они уехали.
При проверке показаний на месте 25 декабря 2003 года Д. также пояснял, что около 21 часа 12 декабря 2003 года он вместе с В., взяв с собой обрез, пошли к зданию "Музей часов", где он вместе с В. подошли к машине - такси и попросили отвезти их в 1-ый квартал. Когда после щелчка обреза водитель выскочил из машины и убежал, то В. сел за руль машины и они уехали.
В судебном заседании подсудимый Д. пояснял, что когда в пятницу В. пришел к нему, он сказал ему: "Сейчас пойдем, возьмем денег", они ("мы") собирались кого-нибудь ограбить. Мысль ограбить водителя-таксиста возникла еще в общежитии.
Суд дал надлежащую оценку показаниям Д. и дал правильную оценку изменению им показаний.
Ссылка на то, что Д. не читал протоколов следственных действий, является несостоятельной. Из протоколов следует, что Д. собственноручно записывал в них, что протоколы им прочитаны, показания записаны с его слов и записаны верно. Подсудимый Д. пояснял в судебном заседании, что он читал протоколы его допросов, отношения с В. у него были хорошие и оснований оговаривать В. у него не было.
Допрос Д. в качестве подозреваемого производился в помещении прокуратуры, проверка его показаний проводилась на улицах г. Ангарска, другие его допросы проводились в следственном кабинете следственного изолятора. Как видно из протоколов, Д. давал показания по своему желанию, с его согласия. Никаких данных о невозможности его участия в следственных действиях, невозможности давать показания или невозможности давать правдивые показания по состоянию здоровья в материалах дела не имеется, не приложено таких доказательств и к жалобе в обоснование ее доводов.
В своем заявлении прокурору, именуемом им "чистосердечным признанием", В. указывал, что ни у него, ни у Д. денег не было и Д. сообщил ему, что у него (Д.) есть обрез и предложил "достать денег". Он и Д. пришли к "Музею часов" и на такси поехали в 1-ый квартал, как и договорились. Когда после щелчка водитель выскочил на улицу, то Д. сказал, что надо убегать и чтобы он заводил машину. Он сел за руль, и они уехали.
Как пояснял подозреваемый В., Д. он знает с детства. До 12 декабря 2003 года (10 декабря) он приходил к Д. и между ними состоялся разговор о том, что у них нет денег. После щелчка курка обреза водитель выскочил из машины и побежал назад, Д. затем бежал за водителем, требуя, чтобы водитель остановился. Ему Д. сказал, чтобы он садился за руль, и он "за руль сел добровольно", и они поехали на машине. Ему Д. сказал, что надо ехать в лес, но он отказался ехать в лес и поехал к себе в 74-ый квартал.
При таких данных ссылка на то, что В. сел за руль чужой машины и управлял ею под угрозой, давлением Д., который с обрезом в руках кричал ему, чтобы он остановился, является несостоятельной, противоречит показаниям Д. о том, что, требуя остановиться, он кричал об этом водителю и притом целился в него (водителя) из обреза, приведенным показаниям В. в ходе предварительного следствия, а также тому, что, как пояснял сам В., Д. - его друг с детства, никакого физического насилия Д. к нему не применял, он (В.) отказал Д. ехать в лес и ехал по своему усмотрению.
Изменению подсудимым В. своих показаний суд дал надлежащую оценку.
Потерпевший П. пояснял в судебном заседании, что он работал таксистом, около "Музея часов" к нему подошли В. и Д., и, стоя рядом друг с другом, оба договаривались о поездке. Он согласился довезти их до 1-ого квартала за 40 рублей. Доехав до налоговой инспекции, он спросил, к какому дому ехать. Д. сказал, чтобы он ехал прямо. Доехав до последнего дома, где было темно, он остановился и включил свет. Д. сказал, чтобы он повернул направо, но там стоял дом, ехать было некуда, он увидел в зеркало, что Д. приставил к его голове обрез и раздался щелчок от осечки. В этот момент В. отклонился к окну, как будто ждал выстрела. По поведению Д. и В., в том числе - что В. отклонялся от выстрела, ожидая его, он понял, что они были заодно. В. Д., увидев его действия, ничего не говорил. Он (П.) выскочил из машины и побежал в сторону налоговой инспекции. Одновременно с ним из машины никто не выскакивал. Убегая, находясь у заднего крыла автомашины, он видел, что ни Д., ни В. из машины не выбегали. Д. кричал ему (П.), чтобы он остановился, и угрожал убийством. Он забежал в какой-то дом и по имевшемуся у него сотовому телефону, находившемуся в боковом кармане куртки, сообщил диспетчеру о нападении. Как он доставал телефон, В. видеть не мог.
В судебном заседании подсудимый В. заявил, что он согласен с показаниями потерпевшего П.
Как следует из протокола судебного заседания, ни наводящих, ни неоднократных повторных вопросов не задавалось.
Анализ приведенных показаний П., В. и Д., правильно оцененных судом, подтверждает правильность выводов суда и опровергает доводы жалоб о неосведомленности В. о наличии у Д. обреза и отсутствии предварительного сговора на разбойное нападение.
Виновность В. подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины В. в содеянном им и верно квалифицировал его действия по ч. 2 ст. 162 УК РФ по указанным в приговоре признакам.
Ссылка в жалобе адвоката Поляковой на показания подсудимого К. и свидетеля Ковалева не влияет на правильность выводов суда о виновности В. в содеянном им.
Показания К. о характере и поведении Д. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании противоречивы (в судебном заседании он заявил, что ему Д. не угрожал, что он не подтверждает характеристику Д.) и не относятся к разбойному нападению, в совершении которого признан виновным В.
Свидетель Ковалев очевидцем происшедшего не являлся и сообщал о том, что ему рассказал В. - лицо, заинтересованное в исходе дела.
Ссылка на непроведение судебно-психиатрических экспертиз в отношении В. и Д. не свидетельствует о нарушении закона. Ни Д., ни В. к смертной казни не приговорены. Как видно из справок, они на учете у врачей-психиатров не состояли (т. 2 л.д. 229, 243, 245). Свидетели Дмитриева З.Н. и Волкова В.В. поясняли, что как Д., так и В. - психически нормальные люди (т. 2 л.д. 59, 65).
Как видно из материалов дела, В. проходил медицинские комиссии с участием врачей-психиатров перед поступлением в электромеханический техникум, перед получением водительского удостоверения. Из материалов дела также следует, что В. ранее неоднократно осуждался, признавался вменяемым и ему назначалось уголовное наказание (т.

РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ2005-727 от 30.06.2005 О признании недействующим пп. а п. 2 разъяснения Минтруда РФ от 16.05.1994 n 7 О порядке установления и исчисления трудового стажа для получения процентных надбавок к заработной плате лицам, работающим в районах Крайнего Севера, приравненных к ним местностях, в южных районах Дальнего Востока, Красноярского края, Иркутской и Читинской областей, Республики Бурятия, в Республике Хакасия.  »
Общая судебная практика »
Читайте также