[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ МОСГОРСУДА] Судебная практика по спорам, вытекающим из отношений по страхованию.

ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ОТНОШЕНИЙ ПО СТРАХОВАНИЮ
Отношения в области страхования регулируются Законом Российской Федерации от 27 ноября 1992 года "О страховании" <1>, Законом Российской Федерации от 28 июня 1991 года "О медицинском страховании в Российской Федерации" с изменениями и дополнениями от 2 апреля 1993 года <2>.
--------------------------------
<1> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ, 1993, No. 2.
<2> Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР, 1991, No. 27.
В соответствии со ст. 3 Закона РФ "О страховании" страхование может осуществляться в добровольной и обязательной форме. Добровольное страхование осуществляется на основе договора между страхователем и страховщиком.
Обязательным является страхование, осуществляемое в силу закона. Виды, условия и порядок проведения обязательного страхования определяются соответствующими законами Российской Федерации.
Согласно ст. 1 Закона "О медицинском страховании в Российской Федерации" данный Закон регулирует отношения как по обязательному, так и по добровольному медицинскому страхованию.
Нормы, регулирующие отношения по обязательному страхованию, содержатся в 22 законах Российской Федерации и в 21 правовом акте (Закон РФ от 15 мая 1991 года "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", Указ Президента РФ от 7 июля 1992 года "О государственном обязательном страховании пассажиров" и др.) <3>.
--------------------------------
<3> Полный перечень законов и иных правовых актов, содержащих нормы, регулирующие отношения по обязательному страхованию, опубликован в журнале "Закон" (No. 4 за 1994 г., с. 16).
Результаты обобщения показали, что некоторые суды, разрешая споры, вытекающие из договоров страхования, руководствовались Законом РФ "О защите прав потребителей".
Решением Бутырского суда г. Москвы от 8 декабря 1994 года удовлетворен иск Д. к страховой компании "Инко-2000" о взыскании страховой суммы в размере 400000 руб. и неустойки в размере 900000 руб. Разрешая данное дело, суд руководствовался ст. 29 Закона "О защите прав потребителей", исходя из которой взыскал с ответчика неустойку в размере 3 процента за каждый день просрочки выплаты страховой суммы.
Между тем спорное правоотношение имеет специальное регулирование в Законе РФ "О страховании".
Указанный Закон (п. "в" ст. 17) предусматривает обязанность страховщика произвести страховую выплату в установленный договором или законом срок. Если страховая выплата не производится в указанный срок, страховщик выплачивает страхователю штраф в размере одного процента от суммы страховой выплаты за каждый день просрочки.
Таким образом, при разрешении дела суд применил норму материального права, не подлежащую применению.
Итак, нормы о страховании содержатся во многих законах и правовых актах, однако в Законе "О защите прав потребителей" их нет.
Кроме того, по содержанию страховое обязательство, направленное на возмещение действительного ущерба, а также связанное с жизнью, трудоспособностью, пенсионным обеспечением, нельзя отнести к бытовым сделкам, которые регулируются Законом РФ "О защите прав потребителей".
В производстве судов имеются гражданские дела по спорам, вытекающим из отношений по обязательному страхованию.
Истец П. обратился в суд с иском к "Росгосстраху" о взыскании страховой суммы и возмещении морального вреда, мотивируя требования тем, что является инвалидом второй группы вследствие участия в работах по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, а ответчик не выплачивает возмещение ущерба здоровью.
Эти обстоятельства по делу установлены, представитель ответчика в судебном заседании пояснил, что причиной задержки страховой выплаты явилось непоступление денежных средств на указанные цели от финансовых органов.
При разрешении данного дела суд признал требования истца обоснованными, руководствуясь ст. 28 Закона РФ от 15 мая 1991 года "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (с изменениями и дополнениями от 18 июля 1992 года), согласно которой все граждане Российской Федерации, подвергшиеся радиоактивному воздействию вследствие чернобыльской катастрофы, независимо от места проживания подлежат обязательному бесплатному государственному страхованию личности от риска радиационного ущерба в пределах 200-кратной суммы установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда на момент их выплаты.
В период нахождения дела в производстве суда ответчик платежным поручением No. 149 от 31 августа 1994 года перечислил страховые суммы в филиал страховой фирмы "Дон" г. Гуково по месту жительства истца и с учетом этого обстоятельства решением от 27 сентября 1994 года Тверской суд г. Москвы отказал П. в иске.
Указанное судебное решение представляется неправильным, так как признание ответчиком иска не является основанием к отказу в иске и в силу ст. 60 ГПК РФ не освобождало суд от проверки обоснованности расчетов по выплаченным страховым суммам.
Основную массу дел по спорам, касающимся добровольного страхования, составляют иски, вытекающие из договоров страхования интересов вкладчика, связанных с инвестированием денежных средств в различные фирмы и компании.
В судебной практике нет единообразного подхода к разрешению споров данной категории в связи с тем, что суды по-разному определяют субъектный состав страхового правоотношения и правовое положение субъектов.
Как правило, при заключении гражданами договоров займа, сотрудничества (совместной деятельности) и т. д. фирма-должник, осуществляющая прием денежных средств от населения в инвестиционных целях, выдает гражданам страховой полис о страховом обеспечении деятельности фирмы организацией страховщика (страховой компанией, обществом и т. д.) на основании договора страхования между этими юридическими лицами.
В связи с невыполнением обязательств по возврату денежных средств и выплате процентов по договорам займа и т.д. граждане обращаются в суд с иском не к организации-должнику, являющейся стороной в соответствующем договоре, а к страховой организации, осуществившей страхование ответственности должника.
В судебной практике имеются решения об удовлетворении исков к страховым организациям, о солидарной ответственности страховых организаций и фирм-должников, а также об отказе в удовлетворении исков к страховым организациям.
Все эти позиции представляют интерес.
Согласно ст. 5 Закона РФ "О страховании" страхователями признаются юридические лица и дееспособные физические лица, заключившие со страховщиками договоры страхования либо являющиеся страхователями в силу закона.
Страхователи вправе заключить со страховщиками договоры о страховании третьих лиц в пользу последних (застрахованных лиц).
Страхователи вправе при заключении договоров страхования назначать физических или юридических лиц (выгодоприобретателей) для получения страховых выплат по договорам страхования, а также заменять их по своему усмотрению до наступления страхового случая.
Из приведенной статьи следует, что закон различает понятия лица, в пользу которого заключен договор страхования (застрахованного), и назначенного для получения страховых выплат (выгодоприобретателя).
К какому из них относится гражданин-кредитор по обязательству фирмы, имеющей договор страхования ответственности с организацией страховщика?
В специальной литературе, как и в судебной практике по этому вопросу, высказаны различные мнения <4>.
--------------------------------
<4> Корчевская Л. Стороны и форма договора страхования // Закон, 1994, No. 4; Шиминова М. Основы страхового права России. - М., 1993; Гендзехадзе Е., Мартьянова Т. Страхование ответственности риска непогашения кредита // Закон, 1994, No. 4, с. 28-31.
Решением Измайловского межмуниципального суда г. Москвы от 20 декабря 1994 года отказано в иске Б. к страховой компании "Инко-2000" о взыскании страхового возмещения.
Из материалов дела видно, что истица 8 августа 1994 года заключила с АО "Транскапитал" договор о сотрудничестве, по которому передала компании в полное хозяйственное ведение для осуществления совместной деятельности денежные средства в сумме 100000 руб. на условиях настоящего договора, имеющего силу заемного обязательства, с условием возврата суммы и вознаграждения по первому требованию.
Одновременно истице был выдан страховой полис на страхование финансового риска по договору с акционерной страховой компанией "Инко-2000".
По договору No. 01/94 от 4 августа 1994 года, заключенному со страховой компанией "Инко-2000", страхователем является АО "Транскапитал", которое осуществляет выполнение обязательств перед инвесторами (юридическими и физическими лицами) под страховое обеспечение страховщика, то есть АСК "Инко-2000".
В связи с отказом АО "Транскапитал" возвратить уплаченную по договору о сотрудничестве сумму и выплатить вознаграждение истица Б. обратилась в суд с иском к страховой компании "Инко-2000" и АО "Транскапитал" о взыскании 100000 руб. и вознаграждения в размере 25 процентов.
Отказывая истице в иске к страховой компании "Инко-2000", суд в решении указал, что истица не является стороной в договоре страхования, а наличие у нее страхового полиса само по себе не является безусловным основанием для выплаты страховой суммы.
Таким образом, суд пришел к выводу, что истица является не застрахованным лицом, а выгодоприобретателем, назначенным страхователем для получения выплаты.
Возникает вопрос: появляется ли у выгодоприобретателя не только выгода, но и право требования?
Более последовательную позицию в этом вопросе занимает Тверской суд г. Москвы. В связи с невыполнением АОЗТ "Гермес-финанс" обязательств по договору займа истец Б. обратился в суд с иском к страховому обществу "Гермес", являющемуся страховщиком ответственности АОЗТ "Гермес-финанс", о выплате страхового возмещения.
Определением Тверского суда г. Москвы от 30 марта 1995 года Б. отказано в принятии искового заявления по основаниям ст. 129 ГПК РСФСР в связи с неподведомственностью.
В определении, в частности, указано, что договор страхования заключен между страховым обществом "Гермес" и АОЗТ "Гермес-финанс". Б. стороной в договоре не является, поэтому в силу ст. 3 ГПК РСФСР у него нет права на иск ввиду отсутствия юридического интереса.
Если признать, что назначение выгодоприобретателя является только определением способа исполнения страхового обязательства, на который согласился должник, то позиция Тверского суда г. Москвы имеет основания.
Кассационная инстанция Московского городского суда не согласилась с определением Тверского суда г. Москвы, определением от 26 мая 1995 года его отменила и материал направила в суд для рассмотрения по существу.
Другие суды при разрешении дел данной категории удовлетворяют иски к страховым организациям о взыскании страховых сумм в связи с невыполнением обязательств по договорам, заключенным со страхователями.
При этом суды исходят из того, что договоры страхования заключаются в пользу третьих лиц, а не с исполнением третьему лицу (выгодоприобретателю).
Решением Лефортовского межмуниципального суда от 1 ноября 1994 года удовлетворен иск П. к страховому обществу "Гольфстрим" о выплате страхового возмещения в размере 1 млн. руб.
Истец обратился в суд с иском к страховому обществу "Гольфстрим" о взыскании страховой суммы 1 млн. руб., указывая, что он заключил с фирмой "Фин-форт-трейдинг" договор займа на эту сумму. Его займ был застрахован фирмой "Фин-форт-трейдинг" в страховом обществе "Гольфстрим", о чем ему выдан страховой полис. Заемщик - фирма "Фин-форт-трейдинг" обязательств по возврату долга не выполнила, поэтому истец просил взыскать со страхового общества "Гольфстрим" страховую сумму в размере 1 млн. руб.
Удовлетворяя требования истца, суд в решении указал, что в качестве обеспечения возврата долга фирма "Фин-форт-трейдинг" заключила договор страхования со страховым обществом "Гольфстрим" в пользу П., в соответствии с которым СО "Гольфстрим" приняло на себя ответственность за риск невыполнения страхователем, то есть фирмой "Фин-форт-трейдинг", своих обязательств по заключенным договорам о займе денежных средств (п. 1.1 генерального договора страхования No. 11/к от 13 декабря 1993 года). Факт заключения договора страхования в пользу П., по мнению суда, подтверждается страховым полисом No. 33/11 от 23 декабря 1993 года.
Таким образом, суд признал, что истец является застрахованным лицом, так как договор страхования заключен между фирмой "Фин-форт-трейдинг" и СО "Гольфстрим" в его пользу, поэтому он приобретает по договору не только выгоду, но и право требования.
Вместе с тем, исходя из конкретных обстоятельств данного дела, следует прийти к выводу о том, что суд необоснованно принял к производству иск П., так как третье лицо, в пользу которого заключен договор страхования, становится его участником лишь при наступлении страхового случая, предусмотренного договором.
Из материалов дела следует, что договор займа между фирмой "Фин-форт-трейдинг" и П. заключен 23 декабря 1993 года сроком на 6 месяцев, то есть до 23 июня 1994 года. Страховой полис выдан 23 декабря 1993 года на срок действия договора займа.
Согласно определению Лефортовского суда г. Москвы от 11 апреля 1994 года иск П. принят к производству суда 11 апреля 1994 года и назначен к судебному рассмотрению на 14 мая 1994 года.
Таким образом, надо признать, что до наступления страхового случая, предусмотренного договором, у П. не возникло права требования.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 16 декабря 1994 года решение суда оставлено без изменения, а кассационная жалоба СО "Гольфстрим" - без удовлетворения.
Судебная практика по делам данной категории представлена также и третьей позицией, согласно которой суды возлагают солидарную ответственность на страховщика и страхователя перед третьими лицами по договорам страхования.
Решением Кунцевского межмуниципального суда г. Москвы от 19 декабря 1994 года удовлетворен иск П. к страховому обществу "Адриатик" и АОЗТ "Финансовая группа "Конверсинвест" о взыскании денежных средств и вознаграждения.
Судом установлено, что 13 августа 1994 года истец внес в ФГ "Конверсинвест" деньги в сумме 3 млн. руб. и получил вексель серии Ф-4 No. 779, по которому ответчик принял обязательство выплатить вексельную сумму 15 ноября 1994 года с начислением на нее процентов из расчета 408 процентов годовых, а всего 6 млн. 60 тыс. руб.
Страховым обществом "Адриатик" была застрахована ответственность ФГ "Конверсинвест" за невыполнение обязательств по векселю и истцу выдан страховой полис

РЕШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 1-р от 23.01.1996 О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и сотрудников аппарата Конституционного Суда Российской Федерации  »
Общая судебная практика »
Читайте также