[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 4-Г02-27 от 19.08.2002] О признании подпункта б п. 1 ст. 7 и п. 3 ст. 41 Закона Московской области О порядке образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований от 31.07.1997 n 43/97-03 недействующими и не подлежащими применению в связи с их противоречием федеральному законодательству.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 августа 2002 года
Дело N 4-Г02-27
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Лаврентьевой М.Н.,
судей Маслова А.М.,
Хаменкова В.Б.
рассмотрела в судебном заседании от 19 августа 2002 года дело по кассационному протесту прокурора Московской области на решение Московского областного суда от 11 июля 2002 года, которым ему отказано в удовлетворении заявления о признании незаконными некоторых положений Закона Московской области "О порядке образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований" от 31 июля 1997 г. N 43/97-ОЗ.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения прокурора прокуратуры Московской области Плохого Д.А., поддержавшего доводы кассационного протеста, возражения против протеста представителей Московской областной Думы и губернатора Московской области Камыниной Т.М. и Румянцевой З.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
прокурор Московской области обратился в суд с вышеуказанным заявлением, ссылаясь на то, что положения абзацев 3 и 4 ст. 1, подпункта "б" п. 1 ст. 7, п. 3 ст. 41 Закона Московской области "О порядке образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований" от 31 июля 1997 г. N 43/97-ОЗ противоречат федеральному законодательству.
Решением Московского областного суда от 11 июля 2002 года в удовлетворении заявления прокурору отказано.
В кассационном протесте заявитель просит об отмене решения суда, считая его незаконным.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного протеста, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда в части отказа в признании незаконными подпункта "б" п. 1 ст. 7, п. 3 ст. 41 оспариваемого областного Закона неправильным и подлежащим отмене.
Абзацами 3 и 4 ст. 1 Закона Московской области "О порядке образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований" от 31 июля 1997 г. N 43/97-ОЗ (далее - областной Закон) муниципальные образования, не находящиеся в границах территории другого муниципального образования, а также находящиеся в таких границах, определены как муниципальные образования первого и, соответственно, второго вида.
Отказывая прокурору в признании приведенных положений незаконными, суд сделал правильный вывод о их соответствии федеральному законодательству.
Согласно ч. 3 ст. 6 Федерального закона от 28 августа 1995 года N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в случае, если в границах территории муниципального образования (за исключением города) имеются другие муниципальные образования, предметы ведения муниципальных образований, объекты муниципальной собственности, источники доходов местных бюджетов разграничиваются законом субъекта Российской Федерации, а в отношении внутригородских муниципальных образований - уставом города.
Таким образом, Федеральный закон допускает наличие муниципальных образований в границах территории другого муниципального образования. Следовательно, деление в областном Законе муниципальных образований на виды в зависимости от того, находятся или не находятся они в границах территории другого муниципального образования, Федеральному закону не противоречит.
Доводы протеста о том, что деление в областном Законе муниципальных образований на муниципальные образования первого и второго вида приводит к нарушению равенства их правового статуса, бюджетных прав, основанием для признания оспариваемой прокурором нормы незаконной не являются. Суд обоснованно указал по этому поводу в решении на возможность защиты нарушенных прав и охраняемых законом интересов того или иного лица в установленном порядке, в том числе и по заявлению прокурора.
В соответствии с ч. 1 ст. 1 указанного выше Федерального закона понятие муниципальное образование используется в следующем значении:
муниципальное образование - городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения, иная населенная территория, предусмотренная настоящим Федеральным законом, в пределах которых осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет и выборные органы местного самоуправления.
Подпунктом "б" п. 1 ст. 7 областного Закона установлено, что образование муниципального образования на части территории поселения невозможно.
Отказывая прокурору в признании данного положения незаконным, суд указал на то, что, поскольку в Московской области местное самоуправление с учетом исторических и местных традиций всегда осуществлялось в районах, городах, поселках, сельских округах, сельских поселениях и их добровольных объединениях, дробить уже существующие территории на более мелкие нецелесообразно.
Данный вывод суда является ошибочным.
Установление общих принципов организации местного самоуправления в соответствии со ст. 72 Конституции РФ отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Следовательно, в силу ч. 2 ст. 76 Конституции РФ принимаемые субъектом РФ по предметам совместного с РФ ведения законы не должны противоречить федеральному закону.
Установление в оспариваемой прокурором норме невозможности образования муниципального образования на части территории поселения по существу означает запрет на осуществление местного самоуправления в пределах такого вида муниципального образования, как часть поселения, который предусмотрен федеральным законом, что прямо противоречит положениям указанной выше ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", а также его ст. 43, согласно которой ограничение прав местного самоуправления, установленных Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, запрещается.
Нельзя согласиться с выводом суда и о том, что оспариваемый прокурором п. 3 ст. 41 областного Закона о наделении губернатора Московской области правом определять порядок установления и изменения границ муниципальных образований соответствует федеральному закону.
Согласно ст. 13 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" порядок образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований, установления и изменения их границ и наименований определяется законом субъекта Российской Федерации.
Таким образом, положения п. 3 ст. 41 областного Закона об установлении и изменении границ муниципальных образований в порядке, определяемом губернатором Московской области, а не Законом Московской области, прямо противоречит требованиям Федерального закона.
Установленные противоречия областного Закона Федеральному закону не могли быть обоснованы судом их целесообразностью. В силу требований ст. ст. 76, 120 Конституции РФ, ст. 13 ГК РФ, других федеральных законов нормативный правовой акт, не соответствующий закону и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, признается судом недействительным, то есть недействующим и не подлежащим применению.
Учитывая, что при разрешении вопроса о законности подпункта "б" п. 1 ст. 7 и п. 3 ст. 41 областного Закона судом неправильно применены нормы материального права и для правильного разрешения данного спора установления новых юридически значимых обстоятельств дела и их доказывания не требуется, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым, отменив решение суда в этой части, принять новое решение об удовлетворении требований прокурора и признании указанных выше норм не соответствующими федеральному закону, недействующими и не подлежащими применению.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
решение Московского областного суда от 11 июля 2002 года в части отказа прокурору Московской области в признании недействующими и не подлежащими применению абзацев 3 и 4 ст. 1 Закона Московской области "О порядке образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований" от 31 июля 1997 г. N 43/97-ОЗ оставить без изменения, а кассационный протест прокурора Московской области - без удовлетворения.
В остальной части это же решение суда отменить и вынести новое решение, которым заявление прокурора Московской области удовлетворить, признав подпункт "б" п. 1 ст. 7 и п. 3 ст. 41 Закона Московской области "О порядке образования, объединения, преобразования и упразднения муниципальных образований" от 31 июля 1997 г. N 43/97-ОЗ недействующими и не подлежащими применению с момента вступления настоящего решения в законную силу.

[ВОПРОС-ОТВЕТ] Организация - комиссионер заключает договоры с комитентами, связанные с представлением рекламных образцов продукции на промышленных ярмарках других стран. При этом реклама производится с использованием собственного товарного знака. Допускается ли использование товарного знака комиссионера при организации рекламы продукции, производителем которой он не является? Вправе ли комиссионер относить часть расходов на рекламу на себестоимость?  »
Общая судебная практика »
Читайте также