"Обзор дисциплинарной практики Совета АП г. Москвы" (по состоянию на 13.09.2007) (Извлечение)

СОВЕТ АДВОКАТСКОЙ ПАЛАТЫ Г. МОСКВЫ
ОБЗОР ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ПРАКТИКИ
(по состоянию на 13.09.2007)
(Извлечение)
...5. Адвокат обязан не только исполнять требования закона об обязательном участии защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, но и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, устанавливающих порядок оказания подобной юридической помощи.
...9 февраля 2007 г. Т. обратилась в Адвокатскую палату г. Москвы с жалобой, в которой указала, что в настоящее время в отношении нее рассматривается уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 325 УК РФ; во время расследования данного уголовного дела она не пользовалась услугами адвоката и не желала этого, а когда стала знакомиться с материалами уголовного дела, то узнала, что в деле принимал участие адвокат адвокатского бюро Б., который якобы присутствовал при допросе Т. в качестве подозреваемого, о чем свидетельствовали подписи адвоката в протоколе; однако данного адвоката Т. никогда не видела, о чем она написала в протоколе ознакомления с материалами уголовного дела, после этого ее стал часто вызывать дознаватель под предлогом вручения обвинительного акта, и когда Т. пришла, то дознаватель познакомил ее с адвокатом Б., который в этот раз впервые увидел Т.; она спросила Б., зачем он подписывал протоколы, на что последний ответил, что его обманул дознаватель и, поверив ему, он подписал протоколы. Заявительница просит рассмотреть жалобу и принять меры к адвокату Б.
...Выслушав объяснения заявителя Т., адвоката Б., изучив письменные материалы дисциплинарного производства, обсудив доводы жалобы Т., квалификационная комиссия, проведя голосование именными бюллетенями, пришла к следующим выводам.
Адвокат при осуществлении профессиональной деятельности обязан честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством Российской Федерации средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции. За неисполнение либо ненадлежащее исполнение своих обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (подп. 1 и 4 п. 1 ст. 7; п. 2 ст. 7 названного Закона).
Статус адвоката может быть прекращен по решению совета адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, в региональный реестр которого внесены сведения об адвокате, на основании заключения квалификационной комиссии при:
1) неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем;
2) нарушении адвокатом норм Кодекса профессиональной этики адвоката;
3) неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом решений органов адвокатской палаты, принятых в пределах их компетенции (подп. 1-3 п. 2 ст. 17 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
Согласно подп. 2 п. 1 ст. 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" адвокат обязан исполнять требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а также оказывать юридическую помощь гражданам Российской Федерации бесплатно в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.
Однако данная обязанность должна исполняться адвокатом не произвольно и не по произвольному желанию органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, а в порядке, определенном действующим законодательством.
Адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию (п. 1 ст. 1 названного Закона).
Исполнение адвокатом требования закона об обязательном участии адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда является проявлением конституционной гарантии права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе в случаях, предусмотренных законом, бесплатно; права каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ст. 48 Конституции РФ).
При этом порядок участия адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда имеет две составляющие - процессуальную (регламентированную УПК РФ) и организационную (регламентированную Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
Согласно названному Федеральному закону адвокатская палата субъекта Российской Федерации создается в том числе в целях обеспечения оказания квалифицированной юридической помощи, ее доступности для населения на всей территории данного субъекта Российской Федерации, организации юридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно, контроля за соблюдением адвокатами Кодекса профессиональной этики адвоката (п. 4 ст. 29); при этом Совет адвокатской палаты "определяет порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда; доводит этот порядок до сведения указанных органов, адвокатов и контролирует его исполнение адвокатами" (подп. 5 п. 3 ст. 31).
Адвокат обязан не только исполнять требования закона об обязательном участии в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, но и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции (подп. 2, 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона).
В городе Москве порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, определен решениями Совета Адвокатской палаты города Москвы N 1 от 16 декабря 2002 г. "О порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению и о порядке оказания гражданам Российской Федерации юридической помощи бесплатно" и N 8 от 25 марта 2004 г. "Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению" и доведен до сведения соответствующих государственных органов и адвокатов путем публикации в официальном издании Адвокатской палаты города Москвы - "Вестнике Адвокатской палаты г. Москвы" (2003. Выпуск N 1. С. 10-12; 2004. Выпуски N 3, 4 (5, 6). С. 16-18. Выпуски N 11, 12 (13, 14). С. 28-30, 35-37).
В частности, в п. 1 решения Совета Адвокатской палаты города Москвы N 8 от 25 марта 2004 г. "Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению" разъяснено, что "При отсутствии соглашения об оказании юридической помощи у лица, привлеченного к уголовной ответственности, нет права на назначение выбранного им адвоката. Запрос об оказании юридической помощи по назначению направляется не конкретному адвокату, а в адвокатское образование, которое выделяет адвоката в порядке очередности и при незанятости в делах по соглашению".
Адвокат Б. пояснил, что 11 декабря 2007 г., когда он принимал участие в предварительном дознании по уголовному делу, к нему обратился дознаватель ОВД г. Москвы К. и попросил поучаствовать в допросе Т., так как у нее нет адвоката по соглашению; адвокат дал свое согласие, и дознаватель вынес постановление о привлечении адвоката Б. по уголовному делу в отношении Т., на основании которого адвокат выписал ордер N 281 от 11 декабря 2006 г. в порядке ст. 51 УПК РФ.
Из представленного адвокатом Б. постановления о назначении адвоката от 11 декабря 2006 г., вынесенного дознавателем ОД ОВД г. Москвы К. по уголовному делу N 237385, следует, что дознаватель, руководствуясь ч. 3 ст. 51 УПК РФ, постановил назначить защитником Т. адвоката Б.
Между тем Совет Адвокатской палаты г. Москвы, действуя в пределах своих полномочий, определенных Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", разъяснил, что "запрос об оказании юридической помощи по назначению направляется не конкретному адвокату, а в адвокатское образование, которое выделяет адвоката в порядке очередности" (п. 1 решения Совета Адвокатской палаты города Москвы N 8 от 25 марта 2004 г. "Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению").
Как усматривается из объяснений адвоката Б., дознаватель К. обратился с запросом об оказании юридической помощи по назначению к нему лично, а не в адвокатское бюро, а постановление о назначении защитником подозреваемой Т. конкретного адвоката - Б. вынес после того, как названный адвокат дал свое согласие участвовать в допросе Т.
Квалификационная комиссия считает, что когда к адвокату Б., осуществлявшему в ОД ОВД г. Москвы защиту подозреваемого (обвиняемого) по одному уголовному делу, обратился дознаватель К. с просьбой по другому уголовному делу "поучаствовать в допросе Т., так как у нее нет адвоката по соглашению", адвокат был обязан не "давать свое согласие", а разъяснить дознавателю порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, определенный решениями Совета Адвокатской палаты города Москвы.
Вместо этого адвокат Б. в нарушение порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, определенного решениями Совета Адвокатской палаты города Москвы, "дал свое согласие" на участие в допросе Т. в качестве подозреваемой в порядке ст. 50, 51 УПК РФ (по назначению), хотя имел право принимать такую защиту только будучи выделенным для этой цели адвокатским образованием - адвокатским бюро по запросу, направленному в это бюро, а не конкретному адвокату.
Адвокат Б. пояснил, что постановление о назначении адвоката дознаватель вынес после того, как адвокат Б. дал свое согласие на участие в допросе Т. в качестве подозреваемой. Однако даже если бы дознаватель вынес такое постановление без учета мнения адвоката Б., то последний все равно не имел права принимать поручение на защиту Т. в порядке ст. 50, 51 УПК РФ (по назначению), поскольку адвокат обязан исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятые в пределах их компетенции. Поскольку определение порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда отнесено к компетенции Совета Адвокатской палаты города Москвы Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (подп. 5 п. 3 ст. 31), то соблюдать данный порядок, определенный решениями Совета N 1 от 16 декабря 2002 г. и N 8 от 25 марта 2004 г., был обязан не только адвокат, но и дознаватель ОД ОВД.
Однако квалификационная комиссия Адвокатской палаты г. Москвы не уполномочена давать правовую оценку действиям дознавателей, но в то же время именно ей законодателем предоставлено право выносить заключение о наличии или об отсутствии в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката, о неисполнении или ненадлежащем исполнении им своих обязанностей (п. 7 ст. 33 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации").
Изложенное приводит квалификационную комиссию к заключению, что, приняв 11 декабря 2006 г. поручение на защиту подозреваемой Т. по уголовному делу N 237385, находившемуся в производстве отдела дознания ОВД, адвокат Б. нарушил порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда, определенный решениями Совета Адвокатской палаты города Москвы N 1 от 16 декабря 2002 г. "О порядке участия адвокатов в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению и о порядке оказания гражданам Российской Федерации юридической помощи бесплатно" и N 8 от 25 марта 2004 г. "Об определении порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению", то есть вопреки возложенной на него Федеральным законом "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" обязанности не исполнил решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, принятого в пределах их компетенции.
Описывая свое участие в допросе Т. в качестве подозреваемой 11 декабря 2006 г., адвокат Б. пояснил, что Т. опоздала к назначенному времени, а адвокат в это время участвовал в другом деле; когда Т. появилась, ее стали допрашивать, а адвокат Б. периодически выходил из кабинета для консультации с начальником дознания ОВД по другому делу.
Таким образом, адвокат Б. признал, что в период производства допроса Т. в качестве подозреваемой он не находился непрерывно в кабинете, где производился допрос, а "периодически выходил из кабинета для консультации с начальником дознания ОВД по другому делу".
В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 53 УПК РФ защитник не присутствует, а участвует в допросе подозреваемого. При этом "Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия" (ч. 2 ст. 53 УПК РФ).
Квалификационная комиссия считает, что такая форма оказания адвокатом юридической помощи подозреваемому во время допроса, как эпизодическое присутствие в кабинете, где происходит допрос, и проведение
<Письмо> УФНС РФ по г. Москве от 13.09.2007 n 20-12/087484.3 <О порядке представления уточненных деклараций по налогу на прибыль по ликвидированному обособленному подразделению>  »
Читайте также