К ВОПРОСУ О КОНЦЕПЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОНИМАНИЯ

М.Ф. МАЛИКОВ
Маликов М.Ф., директор Стерлитамакского филиала БашГУ, доктор юридических наук, профессор.
Актуальность конституционного понимания объясняется следующими обстоятельствами.
Во-первых, во все времена самыми сложными и запутанными были и остаются окончательно не решенные поныне проблемы конституционного понимания и пользования конституционными правами <*>.
--------------------------------
<*> См.: Крусс В.И. К теории пользования конституционными правами // Государство и право. 2004. N 6. С. 14 - 23.
Дело в том, что до сих пор не определена первооснова образования власти и не найдены основы конституционного понимания <1>. Вся сложность заключается в том, что в литературе отождествляются "нормативное понимание" и "правопонимание", "нормативное правопонимание" и "конституционное понимание" <2>, "конституционное государство" и "правовое государство" <3>. Отсюда проблему власти и конституционного понимания рассматривают политологи и философы <4>, социологи и правоведы <5>. Характерно то, что ученые различных наук считают конституционное понимание своей проблемой без разграничений понятий "публичная и государственная власть", "политическая и экономическая власть" <6>. В результате исключается правовое содержание государственной власти, отождествляется народ с властью, хотя народ, как источник власти, выступает как субъект формирования системы государственных органов <7>, смешиваются понятия "власть" и "орган", хотя государственные органы только реализуют властные полномочия, то есть не власть принимает решения и принуждает к исполнению волевых предписаний, а ее специально образуемые органы <8>. Таким образом, происходят как бы метаморфозы власти <9> и методов конституционного регулирования <10>. Не случайно, что Конституционный Суд Российской Федерации и Верховный Суд Российской Федерации высказывают правовые позиции относительно власти и конституционного понимания <11>, а ученые определяют содержание конституционного понимания в законодательной технике <12>, в публичной власти <13>, в императивности права <14>, а предмет конституционного понимания - в упорядочении общественных отношений <15>. Как видно, наблюдается тенденция плюрализма правопонимания, в основе которой лежит борьба за содержание права <16>.
--------------------------------
<1> См.: Сравнительное конституционное право. М., 1966. С. 226 - 227; Малый А.Ф. Государственная власть как правовая категория // Государство и право. 2001. N 3. С. 94 - 99; Маликов М.К. Проблемы современной государственности // Вестник Башкирского университета. 1996. N 1. С. 46 - 48.
<2> См.: Байтин М.И. Сущность права. Современное нормативное правопонимание на грани двух веков. Саратов, 2001. С. 86 - 72; Тихомиров Ю.А. О модернизации государства // Журнал российского права. 2004. N 4. С. 3 - 16.
<3> См.: Мамонов В.В. Конституционный строй Российской Федерации: понятие, основы, гарантии // Государство и право. 2004. N 10. С. 42 - 51.
<4> См.: Глухарева Л.И. Права человека в современном мире: Социально-философские основы и государственно-правовое регулирование. М., 2003. С. 81 - 85; Манов Г.Н. Признаки государства: новое прочтение // Политические проблемы теории государства. М., 1993. С. 42; Андреев Д., Бордюгов Г. Пространство власти от Владимира Святого до Владимира Путина. М., 2004. С. 101; Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы. М., 2000. С. 83; Петухов В.В. Новые поля социальной напряженности: Власть и общество // Социс. 2004. N 3. С. 30 - 40.
<5> См.: Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. 2-е изд. М., 2000. С. 6 - 7.
<6> См.: Хабибуллин А.Г., Маликов М.К., Рахимов Р.А. Проблемы типологии государственности на современном этапе. Уфа-Стерлитамак, 1998. 118 с.
<7> О соотношении власти народа, власти государства и власти права подробно см.: Маликов М.Ф. Основы конституционного права Российской Федерации. Уфа, 2003. С. 128; Чиркин В.Е. Конституционные проблемы власти народа // Государство и право. 2004. N 9. С. 5 - 12.
<8> См.: Маликов М.К. Концепция государственной власти и местного самоуправления. Уфа, 1997. С. 11 - 12, 54 - 83, 153 - 177.
<9> См.: Элвин Тоффлер. Метаморфозы власти. Знание, богатство и сила на пороге XXI века. М., 2002. 669 с. Рецензию см.: Государство и право. 2002. N 11. С. 132 - 134.
<10> См.: Чиркин В.Е. Конституция: российская модель. М.: Юристъ, 2004. С. 66 - 73.
<11> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 4 апреля 2000 г. // Собрание законодательства РФ. 2002. N 15. Ст. 1497; Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2004 г. N 12-Г04-1 и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 апреля 2004 г. N 1-Г04-3 // Бюллетень ВС РФ. 2004. N 10. С. 6, 9.
<12> См.: Рарог А.И., Грачева Ю.В. Законодательная техника как средство ограничения судейского усмотрения // Государство и право. 2002. N 11. С. 93 - 101; Червонюк В.И., Гойман-Калинский И.В. Согласование интересов как вид современных законодательных технологий // Государство и право. 2004. N 8. С. 30 - 38; Морозова Л.А. Еще раз о судебной практике как источнике права // Государство и право. 2004. N 1. С. 23; Бошно С.В. Влияние судебной практики на законодательство // Государство и право. 2004. N 8. С. 14 - 23.
<13> См.: Маликов М.К. К вопросу о принципах определения государственной власти // Вестник Башкирского университета. 1997. N 3. С. 54 - 58.
<14> См.: Маликов М.К. Императивный характер законодательства // Проблемы реализации суверенитета Республики Башкортостан. Т. 3. Уфа, 1999. С. 21 - 26.
<15> См.: Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 44 - 48.
<16> См.: Толстик В.А. От плюрализма правопонимания к борьбе за содержание права // Государство и право. 2004. N 9. С. 13 - 21.
Во-вторых, на современном этапе конституционное понимание определяется с позиции правового института как одного из элементов методологии правопонимания, включая основные типы правопонимания в мировой и отечественной юриспруденции <*>.
--------------------------------
<*> См.: Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 1999. С. 3 - 4.
В-третьих, уяснение сущности конституционного понимания является предпосылкой понимания тех общих признаков норм отраслей права, посредством которых формируются системы государственной власти и системы местного самоуправления. Отсюда трактовка конституционного понимания связана с разделением власти и обеспечением ее единства <*>. Последнее очень важно потому, что основы конституционного строя Российской Федерации не содержат формулы разделения власти между Федерацией и ее субъектами, а закрепляют лишь разграничение полномочий и предметов ведения между ними <**>.
--------------------------------
<*> См.: Маликов М.Ф. Основы конституционного права Российской Федерации. Уфа, 2003. С. 33.
<**> См.: Хабриева Т.Я. Российская Конституция и эволюция федеративных отношений // Государство и право. 2004. N 8. С. 5 - 13; Шувалов И.И. Совершенствование законодательства субъектов Российской Федерации в связи с реформой федеративных отношений и местного самоуправления // Ж-л российского права. 2004. N 9. С. 3 - 10.
В-четвертых, наблюдается противоречивость концепции "декларативности норм конституционного права". На наш взгляд, необходимо разработать концепцию противоречивости правового массива в совокупности, а не об отдельной декларативности норм Конституции, как это делает М.В. Баглай <1>. По признанию ученых, огромная масса норм в Российской Федерации и ее субъектах в той или иной жизненной сфере, разрозненных и слабо согласованных между собой, созданных в разное время и с разными целями, дает возможность лицам, применяющим нормы права, придать любому своему решению вид законности, хотя в них имеются элементы усмотрения самого правоприменителя <2>. Кроме того, есть несогласованность в правопонимании нового соотношения не только между федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации, но и между законами субъектов Российской Федерации и иными федеральными правовыми актами. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации теперь не вправе принимать свои законы и иные нормативные правовые акты, противоречащие не только федеральным законам, но и иным нормативным правовым актам федеральных органов государственной власти, пока последние не будут признаны компетентным федеральным судом противоречащими Конституции РФ либо другим актам большей юридической силы <3>. В этой связи является вполне обоснованным утверждение о том, что "упреки и похвалы должны быть адресованы именно законодателю, а не праву и тем более не подходу к его пониманию" <4>.
--------------------------------
<1> См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2000. С. 11 - 13.
<2> См.: Фаткуллин Ф.Н., Фаткуллин Ф.Ф., Маликов М.Ф. Теоретические основы реализации права. Уфа, 2003. С. 192.
<3> См.: Хабриева Т.Я. Российская Конституция и эволюция федеративных отношений // Государство и право. 2004. N 8. С. 10.
<4> См.: Толстик В.А. От плюрализма правопонимания к борьбе за содержание права // Государство и право. 2004. N 9. С. 17.
В-пятых, на наш взгляд, Основной закон государства следует рассматривать как первичную клетку правопонимания. Тогда властеотношения в нормативном значении оцениваются как государственная воля <*>, в социологическом значении - как реальное поведение людей <**>, в интегративном значении - как основа триединства: равной меры, равной свободы, равной справедливости в обществе и государстве <***>.
--------------------------------
<*> См.: Маликов М.К. Концепция государственной власти и местного самоуправления. Уфа, 1997. С. 13.
<**> См.: Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. Материалы "круглого стола" // Государство и право. 1998. N 7-8. С. 10.
<***> См.: Черепанов В.А. Конституционно-правовые основы разделения государственной власти между Российской Федерацией и ее субъектами // Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2004. С. 36 - 37.
В-шестых, конституционное понимание складывается из двух компонентов: субъекта правопонимания и объекта правопонимания. Субъектом правопонимания выступает конкретный гражданин, обладающий минимальным правовым кругозором, или юрист-профессионал, имеющий достаточный запас знаний о праве, способный применять и толковать правовые нормы, или ученый, занимающийся изучением права, обладающий суммой исторических и современных знаний, способный к интерпретации не только норм, но и принципов права, владеющий определенной методологией исследования. Объектом правопонимания, еще точнее, объектом нормативного подхода к правопониманию <*>, может быть право конкретного общества, отрасль, институт права, отдельные правовые нормы и в целом доктрина конституционализма <**>.
--------------------------------
<*> См.: Першин М.В. Частноправовой интерес: понятие, правообразование, реализация. Н. Новгород, 2004. С. 28.
<**> См.: Чиркин В.Е. Конституция: российская модель. М., 2004. С. 12 - 21.
В-седьмых, значение конституционного понимания определяется тем, что в современных условиях либерализации и демократизации общественно-государственного устройства власть нуждается в необходимости реформирования российской системы государственного управления <*>.
--------------------------------
<*> См.: Президент Конституцию не нарушит // Российская газета. 2004. N 201. 15 сент.; Какую страну вырастит Путин // Комсомольская правда. 2004. 15 сент.; Выбор Путина как выбор России // Российская газета. 2004. N 204. 17 сент.
В-восьмых, при определении конституционного понимания следует учесть, что концепция договорных отношений между Российской Федерацией и ее субъектами определяется как вспомогательная по отношению к законодательному регулированию вопросов разграничения полномочий (ч. 3 ст. 11 Конституции РФ). При этом в качестве исходного определяется разграничение предметов ведения только по Конституции РФ, разграничение полномочий - по федеральным законам и в установленных в них случаях по договорам между Российской Федерацией и ее субъектами, а делегирование отдельных положений - по соглашениям между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов <*>.
--------------------------------
<*> См.: Чертков А.Н. Договоры между органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов // Журнал российского права. 2004. N 8. С. 7.
В-девятых, структура конституционного понимания определяется разграничениями полномочий Российской Федерации и ее субъектов с учетом в отдельных случаях опережающего, а в необходимых случаях - параллельного законодательства по предметам ведения. Отсюда, по обоснованному признанию ученых, возникают проблемы блокирующего правотворчества, то есть наличие в законодательстве субъектов Федерации каких-то особенностей применения федеративного законодательства. О важности их разработки свидетельствуют изменения порядка формирования глав субъектов Российской Федерации <*>.
--------------------------------
<*> См.: Хабриева Т.Я. Новые законопроекты о порядке формирования Государственной Думы и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации // Ж-л российского права. 2004. N 11. С. 3 - 10.
В-десятых, согласно Федеральным законам "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 4 июля 2003 г.) <*> и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" (в редакции Федерального закона от 6 октября 2003 г.) нуждаются в конкретизации, изменении и дополнении прежние подходы к проблемам понимания государственной власти и конституционного суверенитета, которые рассматривались в различных работах <**>. Тем более что на их основе уже внесены поправки в Закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации".
--------------------------------
<*> С 1 января 2005 г. данный Закон начинает действовать в полном объеме (ст. 26.3).
<**> См.: Маликов М.Ф. Совершенствование государственности Республики Башкортостан. Уфа, 2003. 184 с.; Он же. Проблемы конституционного права Республики Башкортостан. Уфа, 2004. 516 с.; Он же. Принцип согласованного суверенитета // Вестник Башкирского университета. 2004. N 2. С. 97 - 106.
Конституционное и муниципальное право, 2005, N 4

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ И МЕТОДОЛОГИИ ИССЛЕДОВАНИЯ КОНСТИТУЦИОННОЙ РЕФОРМЫ  »
Комментарии к законам »
Читайте также