ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Д. Катунин) (Бизнес-адвокат, 2005, n 14) Копия документа не доказательство?

Письменные доказательства имеют приоритетное значение в арбитражном процессе по сравнению с иными видами доказательств. Подтверждением этому является не только то обстоятельство, что действующий Арбитражно-процессуальный кодекс РФ (далее - АПК РФ) упоминает их первыми по сравнению с иными доказательствами (п. 2 ст. 64, ст. 75), в отличие от норм действующего ГПК РФ, где условное первенство отдано свидетельским показаниям, но и сложившаяся практика деятельности арбитражных судов.
АПК РФ 2002 г. по сравнению с ранее действовавшим процессуальными кодексами детализировал вопросы, связанные с оценкой письменных доказательств, дополнив ст. 59 АПК РФ 1995 г., посвященную оценке доказательств, рядом дополнительных положений.
К числу новаций следует отнести и ч. 6 ст. 71 АПК РФ, установившую следующее правило: "Арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств".
На основании данной нормы у судов сложилось два подхода к вопросу об оценке в качестве доказательства копии документа в случаях, когда отсутствует его подлинник.
Первый из указанных подходов, получивший большее распространение, исходит из того, что согласно ч. 6 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждающийся только копией документа или иного письменного доказательства (см. постановление ФАС МО от 18 ноября 2004 г. N КГ-А40/10612-04-П, постановление ФАС МО от 21 сентября 2004 г. N КГ-А40/8241-04, постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16 июня 2004 г. N Ф08-2461/04-979А). Данный подход имеет ряд достоинств, суть которых состоит в том, что деятельность суда по оценке доказательств существенно упрощается - установив отсутствие оригинала документа, суд освобождает себя от необходимости оценки представленной копии документа в качестве доказательства. Но вместе с тем данный подход имеет, по крайней мере, один существенный недостаток - из цитируемой ч. 6 ст. 71 АПК РФ совершенно не следует та посылка, на которой он базируется.
Обратимся еще раз к ч. 6 ст. 71 АПК РФ и прочитаем ее внимательно. Как следует из буквального положения статьи, арбитражный суд не может считать факт, подтверждаемый только копией документа, установленным только в случае совпадения трех условий:
а) отсутствие оригинала документа;
б) отсутствие тождества между копиями документов, представленных лицами, участвующими в деле. (Обратим внимание на то, что закон в качестве условия называет только и исключительно представление лицами, участвующими в деле, различных копий документа. Различная оценка лицами, участвующими в деле, представленной копии (см. постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 июня 2004 г. N Ф08-2688/04-1041А) очевидно не охватывается ч. 6 ст. 71 АПК РФ);
в) отсутствие возможности установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств.
Поэтому в тех случаях, когда в качестве доказательства представляется копия документа, отсутствует его оригинал, но другое лицо не представляет копии, отличной от представленной, либо когда существует возможность установить подлинное содержание документа с помощью иных доказательств, правовые последствия, установленные в ч. 6 ст. 71 АПК РФ, наступать не должны. Данный подход также нашел свое отражение в судебной практике: "Не принимая акт (представленный в виде заверенной ксерокопии. - Д.К.) в качестве надлежащего доказательства по делу, арбитражный суд руководствовался ч. 6 ст. 71 АПК РФ. Однако в данной норме указано, что арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств. В указанной ситуации приводится случай, когда при отсутствии оригинала документа представлены несовпадающие копии и нет других доказательств о подлинном содержании первоисточника. Несовпадающие копии документов сторонами по делу представлены не были" (постановление ФАС МО от 26 февраля 2004 г. N КГ-А41/883-04).
Указанная позиция нашла свое отражение также в постановлении ФАС МО от 14 июля 2004 г. N КГ-А40/5505-04, постановлении ФАС МО от 3 марта 2004 г. N КГ-А41/884-04, постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 16 июня 2004 г. N Ф08-2461/04-979А. Поддержал ее также и ВАС РФ, указавший: "Представленные истцом в обоснование своих требований письма ОАО "Энерго-Тобольск" от 12 апреля 2001 г. N 336/1 и от 9 июня 2001 г. N 513, договор и акт приема-передачи векселей от 13 апреля 2001 г. имеются в материалах дела в виде нотариально заверенных копий, что не противоречит требованиям части 8 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Следовательно, суд кассационной инстанции правильно указал на необоснованность исключения судом первой инстанции упомянутых документов из числа доказательств" (постановление Президиума ВАС РФ от 25 мая 2004 г. N 70/04).
Впрочем, вопрос о том, должен ли суд исходить из доказанности факта в тех случаях, когда в подтверждение ему представляется копия письменного доказательства, а оригинал отсутствует, не исчерпывается приведенными выше позициями. Любой однозначный ответ при его разрешении вряд ли будет ценным - однозначное "нет" ставит непреодолимую грань между копией документа и его оригиналом, в то время как однозначное "да", наоборот, полностью стирает отличия между ними. При всем различии данные крайности сходятся в том, что ориентируют суд на формализацию при оценке доказательств. При этом, на первый взгляд, более близкое к буквальному смыслу ч. 6 ст. 71 АПК РФ однозначное "да" не гарантирует надлежащую оценку собранных по делу доказательств. Не стоит забывать тот факт, что оригиналы имеют свойство пропадать в тех случаях, когда их представление по тем или иным причинам невыгодно, например, при необходимости проведения экспертизы самого оригинала.
По нашему мнению, выход в ситуации следует искать в систематическом толковании ч. 6 ст. 71 АПК РФ вместе с ч. ч. 1 и 2 данной статьи. В подтверждение данного вывода можно привести следующую позицию: "В обоснование своего довода заявитель ссылается на ч. 6 ст. 71 АПК РФ, согласно которому арбитражный суд не может считать доказанным факт, подтверждаемый только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен или не передан в суд оригинал документа, а копии этого документа, представленные лицами, участвующими в деле, не тождественны между собой и невозможно установить подлинное содержание первоисточника с помощью других доказательств. Однако отсутствие иных копий, не тождественных представленной истцом копии, не означает безусловного признания достоверности такого доказательства. Оценивая представленные истцом копии формуляров двигателей, суд не нашел оснований для признания их допустимыми доказательствами, что согласуется с требованиями ст. 71 АПК РФ" (постановление ФАС МО от 3 ноября 2003 г. N КГ-А41/8512-03). Допустимость, конечно же, здесь ни при чем - в соответствии с ч. 9 ст. 75 АПК РФ копия документа будет являться недопустимым доказательством только в том случае, если нормативным актом (федеральным законом, указом Президента и т.д.) будет установлено, что обстоятельства подлежат подтверждению исключительно оригиналом документа. Суд на такой нормативный акт не сослался. Правильным в изложенной позиции является то, что суд при определенных условиях может отказать копии документа в такой характеристике, как достоверность.
Итак, не формализм по принципу "или-или", а полное, всестороннее, объективное исследование имеющихся в деле доказательств, оценка их на предмет достоверности может в каждом конкретном случае установить, подтверждает ли копия документа тот или иной факт или не подтверждает. Необходимым условием для объективной оценки в таких случаях будет являться не искаженное никакими факторами внутреннее убеждение и профессионализм лиц, облаченных властью, вершить правосудие.
Стажер коллегии адвокатов
"Московский юридический центр"
Д.КАТУНИН

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (О. Шальман) Проблемы квалификации злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением (нарушение условий договора с контрагентом)  »
Общая судебная практика »
Читайте также