ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ n 8376/01 от 05.07.2005 Дело по заявлению о признании отказа внешнего управляющего во включении требований заявителя в реестр требований кредиторов должника необоснованным и обязании включить в реестр требований кредиторов требование о возврате долга и процентов направлено на новое рассмотрение в связи с неполным исследованием судом обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 5 июля 2005 г. N 8376/01
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;
членов Президиума: Арифулина А.А., Вышняк Н.Г., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Киреева Ю.А., Козловой А.С., Козловой О.А., Слесарева В.Л., Стрелова И.М., Хачикяна А.М., Юхнея М.Ф. -
рассмотрел заявление Министерства финансов Российской Федерации о пересмотре в порядке надзора определения суда первой инстанции Арбитражного суда Республики Башкортостан от 08.07.2004 (в полном объеме изготовлено 30.07.2004) по делу N А07-8043-А/ГНГ и постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.11.2004 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя - Министерства финансов Российской Федерации - Жарковский А.В.;
от государственного унитарного предприятия "Ишимбайский специализированный химический завод катализаторов" (должника) - Дегтев А.А., Шарипов Р.В.
Заслушав и обсудив доклад судьи Хачикяна А.М., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
В ходе осуществления процедуры банкротства - внешнего управления, введенной арбитражным судом в отношении государственного унитарного предприятия "Ишимбайский специализированный химический завод катализаторов" (далее - химический завод, должник), Министерство финансов Российской Федерации предъявило к химическому заводу свое требование о возврате долга.
Письмом от 11.08.2003 N 595а внешний управляющий химическим заводом отказался признать это требование.
Указанные действия внешнего управляющего послужили основанием для обращения Минфина России в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о проверке обоснованности возражений должника, в котором министерство просило суд признать отказ внешнего управляющего необоснованным и включить в реестр требований кредиторов химического завода требование министерства на общую сумму 4353585,26 доллара США (3700000 долларов США - основной долг, 653585,26 доллара США - проценты), что по курсу Центрального банка Российской Федерации на дату введения внешнего управления составило 127821263 рубля 23 копейки (108632000 рублей - основной долг, 19189263 рубля 23 копейки - проценты) (с учетом уточнения размера задолженности ходатайством от 25.05.2004).
Определением суда первой инстанции от 08.07.2004 (в полном объеме изготовлено 30.07.2004) Минфину России отказано во включении его требования в реестр требований кредиторов должника.
Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 23.11.2004 оставил определение без изменения.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и выступлениях присутствующих в заседании представителей сторон, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
Предъявляя свое требование к химическому заводу, Минфин России исходил из следующего.
Распоряжением Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 29.11.1993 N 2152-р химический завод был включен в перечень предприятий нефтеперерабатывающей промышленности, подлежащих в 1994 - 1996 годах обустройству за счет средств Российской Федерации, получаемых от продажи на экспорт 5 миллионов тонн нефти.
Комиссией валютного регулирования Министерства топлива и энергетики Российской Федерации 21.09.1994 принято решение (протокол N 5) о приоритетном финансировании на возвратной основе химического завода на сумму 3700000 долларов США за счет указанных средств через открытое акционерное общество "Акционерный банк "Империал" (далее - банк).
Впоследствии между банком и химическим заводом был заключен кредитный договор от 15.12.1994 N 4-074-301 на сумму 3700000 долларов США. В тексте договора имеются ссылки на названные распоряжение Совета Министров - Правительства Российской Федерации и протокол комиссии валютного регулирования Минтопэнерго России.
Поручителем по кредитному договору выступило закрытое акционерное общество "Русская генеральная нефтяная компания" (далее - компания), заключившее с банком договор поручительства от 22.10.1996.
До подписания договора поручительства Минтопэнерго России на основании трехстороннего соглашения от 26.07.1996, заключенного им, банком и компанией, приняло на себя обязательство выделить компании на возвратной основе из внебюджетного валютного фонда средства для обеспечения поручительства как по кредиту, выданному химическому заводу, так и по другим кредитам, выданным иным предприятиям-заемщикам.
На средства, которые Минтопэнерго России перечислило по трехстороннему соглашению, компания приобрела у банка 21 простой беспроцентный вексель на сумму, равную сумме предоставленных всем предприятиям-заемщикам кредитов.
В связи с неуплатой предприятиями-заемщиками, в том числе химическим заводом, текущих платежей по кредитам банк заключил с компанией договор от 18.05.1998 N 3.
Предметом договора стороны определили прекращение солидарных обязательств предприятий-заемщиков и компании перед банком путем передачи последнему его валютных векселей с учинением на них бланковых индоссаментов и зачетом подлежащих уплате банком по этим векселям сумм в счет исполнения обязательств по кредитным договорам.
Обосновывая свое требование к химическому заводу, Минфин России указал на то, что к компании как к поручителю, исполнившему обязательство по возврату кредита за химический завод, перешли права кредитора по данному обязательству.
Суды первой и кассационной инстанций на основе собственного анализа имеющихся в деле доказательств признали этот довод Минфина России обоснованным.
К такому же выводу о переходе к компании права требования по кредитным договорам, выданным предприятиям-заемщикам, пришел Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при рассмотрении дел по спорам между банком и компанией (постановления от 15.06.1999 N 2199/99 и от 10.01.2001 N 5040/00).
Соглашением от 19.12.2000 компания уступила Министерству энергетики Российской Федерации (правопреемнику Минтопэнерго России) право требования к предприятиям-заемщикам, в том числе к химическому заводу, долга в общей сумме 108790544 доллара США.
Несмотря на указанное обстоятельство суды обеих инстанций признали действия внешнего управляющего химическим заводом, отказавшегося включить Минфин России в реестр требований кредиторов должника, правомерными, так как исходили из того, что в материалах дела нет доказательств перехода права требования к химическому заводу от Минэнерго России к Минфину России.
Этот вывод судов является ошибочным.
Минтопэнерго России являлось федеральным органом исполнительной власти.
Перечисляя компании средства внебюджетного валютного фонда, находящиеся в собственности Российской Федерации, Минтопэнерго России действовало на основании специального акта Совета Министров - Правительства Российской Федерации (распоряжения от 29.11.1993 N 2152-р), то есть согласно статье 125 Гражданского кодекса Российской Федерации эти действия совершены министерством от имени Российской Федерации. От имени Российской Федерации в целях возврата ей денежных средств Минэнерго России заключило и соглашение от 19.12.2000.
В деле о банкротстве требование к химическому заводу предъявлено Минфином России - иным федеральным органом исполнительной власти.
В данном случае не требуется оформления перехода прав от одного федерального органа государственной власти к другому путем заключения ими сделки в порядке, установленном статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку перехода прав кредитора к другому лицу не произошло. Кредитором вне зависимости от того, каким государственным органом предъявлены требования, является Российская Федерация.
Процедура внешнего управления в отношении химического завода осуществлялась по правилам Федерального закона от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 1998 года).
В период направления заявления в суд и рассмотрения им разногласий, возникших между Минфином России и должником, согласно общим правилам интересы Российской Федерации в делах о банкротстве по денежным обязательствам сначала была уполномочена представлять Федеральная служба России по финансовому оздоровлению и банкротству, а затем - Министерство Российской Федерации по налогам и сборам (в настоящее время - Федеральная налоговая служба) (Постановления Правительства Российской Федерации от 17.02.1998 N 202 "О государственном органе по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению", от 29.05.2004 N 257 "Об обеспечении интересов Российской Федерации как кредитора в делах о банкротстве и в процедурах банкротства").
Вместе с тем Законом о банкротстве 1998 года исчерпывающий перечень федеральных органов исполнительной власти, участвующих от имени Российской Федерации в делах о банкротстве, предусмотрен не был.
По смыслу статей 11, 38 Закона о банкротстве 1998 года при проведении процедур банкротства, осуществляемых в соответствии с этим Законом, не были лишены возможности выступать в качестве кредиторов по денежным обязательствам перед Российской Федерацией и другие, кроме названных, федеральные органы исполнительной власти, наделенные полномочиями представлять интересы Российской Федерации.
В настоящем случае таким органом выступил Минфин России, которому Минэнерго России согласно актам от 30.10.2002 N 86 и 95 передало документы, удостоверяющие требование к химическому заводу.
Исходя из природы возникших отношений, связанных в том числе с предоставлением органом государственной власти денежных средств Российской Федерации, предъявление Минфином России требования к химическому заводу следует признать обоснованным. Данное министерство является федеральным органом исполнительной власти, координирующим деятельность других федеральных органов исполнительной власти в финансовой, бюджетной и валютной сферах (пункт 1 Положения о Министерстве финансов Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 06.03.1998 и действовавшего на дату направления в суд заявления Минфина России о проверке обоснованности возражений должника).
Кроме того, судами не учтено, что на дату рассмотрения судом первой инстанции разногласий, возникших между Минфином России и химическим заводом, Минэнерго России Указом Президента Российской Федерации от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" было упразднено.
Впоследствии было изменено утвержденное Правительством Российской Федерации положение, определяющее статус Минфина России.
При таких обстоятельствах оспариваемые судебные акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, что в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для их отмены.
При новом рассмотрении дела суду следует оценить доводы внешнего управляющего, приведенные им по существу заявленного Минфином России требования.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
постановил:
определение суда первой инстанции Арбитражного суда Республики Башкортостан от 08.07.2004 (в полном объеме изготовлено 30.07.2004) по делу N А07-8043-А/ГНГ и постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.11.2004 по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Республики Башкортостан.
Председательствующий
А.А.ИВАНОВ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ n 3578/05 от 05.07.2005 Заявление о прекращении использования товарного знака издательского дома при издании и распространении акционерным обществом газеты удовлетворено на основании ч. 2 ст. 46 Закона РФ О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров, норма которой направлена на защиту гражданских прав (исключительных прав на товарный знак) и может быть связана с изменением названия периодического печатного издания.  »
Общая судебная практика »
Читайте также