ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о05-24 от 28.06.2005 Приговор по делу об изнасиловании и убийстве группой лиц по предварительному сговору оставлен без изменения, поскольку виновность осужденных подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка, доводы о применении незаконных методов ведения следствия обоснованно отвергнуты судом, наказание назначено соразмерно содеянному и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 июня 2005 года
Дело N 53-о05-24
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Русакова В.В.,
Глазуновой Л.И.
рассмотрела в судебном заседании 28 июня 2005 года кассационные жалобы осужденных Ж. и П. на приговор Красноярского краевого суда от 17 ноября 2004 года, по которому Ж., 16 февраля 1982 года рождения, уроженец пос. Курагино Красноярского края, осужден по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ к шести годам лишения свободы; по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к десяти годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено тринадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
П., 8 июля 1981 года рождения, уроженец пос. Курагино Красноярского края, ранее не судим, осужден по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ к семи годам лишения свободы; по п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Ж. и П. признаны виновными и осуждены за изнасилование, совершенное группой лиц по предварительному сговору; за убийство Ш., 1985 года рождения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью сокрытия другого преступления.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей судебное решение в отношении Ж. и П. оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационных жалобах и в дополнениях к ним:
- осужденный Ж. просит отменить приговор, указывая на то, что "явка с повинной", написанная им, и изложенные в ней обстоятельства случившегося не соответствуют действительности; полагает, что ему неправильно исчислили начало срока наказания;
- осужденный П. просит отменить приговор и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что суд взял за основу показания Ж., оговорившего его в совершении изнасилования и в убийстве; суд не дал оценки показаниям Ж. в судебном заседании, относительно недозволенных методов ведения следствия; полагает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном; его ходатайства о вызове и допросе дополнительных свидетелей судом оставлены без удовлетворения; назначение и проведение судебных экспертиз проведено с нарушением УПК РФ.
Проверив материалы дела, выслушав объяснения осужденных Ж. и П., поддержавших доводы своих жалоб, по основаниям, в них изложенным, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.
Виновность осужденных Ж. и П. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
Так, в период предварительного расследования Ж. последовательно пояснял о том, что вечером 18 октября 2003 года он вместе с П. находились в баре "Фортуна", где видели Ш. с братом Александром, которого из-за сильного алкогольного опьянения по просьбе Ш. отвезли домой. По возвращении в бар П. предложил ему изнасиловать Ш.
Через некоторое время он с П. предложили Ш. уехать на автомашине П., на что Ш. ответила согласием. В салоне автомобиля П. стал предлагать Ш. совершить половой акт, но та отказалась. Тогда он и П. с применением силы вытащили Ш. из машины и затащили на территорию средней школы, где поочередно совершили с Ш. насильственные половые акты. Во время изнасилования Ш. кричала, что об изнасиловании расскажет отцу и напишет заявление в милицию, после чего П. начал сдавливать руками шею потерпевшей, а он в это время держал Ш. за руки и за ноги, не давая возможности сопротивляться до тех пор, пока не услышал хрипы Ш.
Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Ж. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.
В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 19 октября 2003 года на территории средней школы N 1 п. Курагино был обнаружен труп Ш. с признаками насильственной смерти.
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть Ш. наступила в результате механической асфиксии от сдавливания шеи тупым твердым предметом.
Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на дубленке потерпевшей сперма по своей групповой принадлежности от Ж. и П. не исключается.
По заключению судебно-генетической экспертизы установлено, что вероятность принадлежности происхождения обнаруженной спермы именно Ж. и П. составляет 99,75%, что подтверждает правильность вывода суда о совершении Ж. и П. преступлений в отношении Ш.
Виновность Ж. и П. в изнасиловании и в убийстве подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Ж. и П. в изнасиловании, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору с целью сокрытия другого преступления, верно квалифицировав их действия по п. "б" ч. 2 ст. 131; п. п. "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ соответственно.
Выводы суда о наличии у Ж. предварительного сговора с П. на совершение изнасилования и убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями Ж. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Ж. и П. при совершении преступлений.
Судом проверялись доводы осужденного Ж. о применении к нему в ходе предварительного следствия незаконных методов ведения следствия, эти доводы не подтверждены какими-либо доказательствами, противоречат имеющимся доказательствам, в силу их несостоятельности они обоснованно отвергнуты судом.
По указанным доводам проводилась служебная проверка прокурором и постановлением следователя прокуратуры от 5 июня 2004 года установлена недостоверность этих доводов и отказано в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции за отсутствием события преступления (т. 2 л.д. 57).
Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке не признано незаконным.
Как видно из материалов дела, все допросы Ж. в качестве подозреваемого и обвиняемого проводились с участием адвоката и при этих допросах, а также при проверке показаний Ж. на месте, проводившихся с участием понятых и других лиц, никаких заявлений о применении незаконных методов расследования ни от кого из участников процессуальных действий не поступало. Сам Ж. при проверке его показаний на месте заявлял, что он показания дает добровольно и к нему не применялось морального или физического воздействия (т. 2 л.д. 20 - 24; 32 - 37; 43 - 48). При таких данных указанная ссылка Ж. несостоятельна и его показания правильно оценены как допустимые доказательства.
Ссылка на то, что в судебном заседании не допрошены и суд не вызвал для допроса в качестве новых свидетелей, заявленных в ходатайстве П. не свидетельствует о нарушении закона, поскольку указанные П. лица не являлись очевидцами преступных действий Ж. и П., При таких данных суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства и в данном случае не нарушил конституционный принцип осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон.
Доводы П. о том, что опознание вещей трупа Ш. проводилось с нарушением УПК РФ, не имеют юридического значения, поскольку судом исследовался и оценивался не протокол опознания, а показания Ж., являющиеся доказательствами по делу.
Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного П. об оговоре его со стороны Ж. и потерпевшего Ш., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.
Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, в том числе об отсутствии предварительного сговора на совершение преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.
Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.
Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных Ж. и П. в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.
Наказание назначено Ж. и П. в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чем содержатся просьбы в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда от 17 ноября 2004 года в отношении Ж., П. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Ж., П. - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 74-о05-5 от 28.06.2005 Приговор по делу об убийстве группой лиц оставлен без изменения, поскольку вина осужденного в совершенном преступлении доказана, юридическая оценка его действиям дана правильно, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не установлено и наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и данных о его личности.  »
Общая судебная практика »
Читайте также