ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 50-о05-15 от 23.06.2005 Приговор по делу об ограблении, убийстве путем поджога и умышленном уничтожении и повреждении имущества группой лиц оставлен без изменения как законный, обоснованный и справедливый в отношении двоих осужденных и изменен в отношении третьего, из осуждения которого исключен п. г ч. 2 ст. 161 УК РФ, в связи с чем ему смягчено наказание.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 23 июня 2005 года
Дело N 50-о05-15
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Коннова В.С.,
Фроловой Л.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 23 июня 2005 г. кассационные представление прокурора Покидовой И.Н. и жалобы осужденных К., Р., адвоката Карпухина С.В. на приговор Омского областного суда от 20 октября 2004 г., которым К., родившийся 17 апреля 1980 г. в г. Омске, с образованием 9 классов, не работавший, ранее судимый 14 мая 1997 г. по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 146 УК РСФСР к шести годам трем месяцам лишения свободы, освобожден 13 февраля 2003 г. по отбытии, осужден по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ - к пяти годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 167 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пожизненному лишению свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима;
Р., родившийся 30 июня 1980 г. в г. Омске, со средне-специальным образованием, не работавший, ранее судимый 8 апреля 2002 г. по п. "г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года, осужден по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к пяти годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к шести годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;
Г., родившийся 6 июня 1984 г. в г. Омске, со средним образованием, ранее судимый 17 июня 2003 г. по п. "а" ч. 2 ст. 213 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два года, осужден по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ - к пяти годам лишения свободы; по ч. 1 ст. 167 УК РФ - к двум годам лишения свободы; по п. п. "а", "ж", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к двадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати двум годам лишения свободы; по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к двадцати трем годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать в пользу Г.А. с К. и Г.:
- солидарно в счет возмещения материального ущерба от поджога дома - 40000 рублей;
- в счет компенсации морального вреда по 75000 рублей с каждого. Признаны виновными и осуждены:
- К., Г. и Р. - за ограбление Г.Л. и Г.В. и П., совершенное 2 октября 2003 г. группой лиц по предварительному сговору и с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья;
- К. и Г. - за убийство трех лиц - Г.Л., 1965 г. рождения, Г.В., 1953 г. рождения, и П., 1931 г. рождения, совершенное 3 октября 2003 г. группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление (их ограбление);
- за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества - Г.Л. и Г.В., причинившее значительный ущерб - на сумму 40000 рублей, совершенное 3 октября 2003 г.
Преступления совершены ими в г. Омске при обстоятельствах, установленных приговором.
Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденных К., Р., адвоката Карпухина С.В., поддержавших жалобы по изложенным в них основаниям, выступление прокурора Козусевой Н.А., не поддержавшей представление и просившей приговор в отношении Р. изменить, а в отношении К. и Г. оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационном представлении государственный обвинитель Покидова И.Н. просит отменить приговор в отношении К., Г. и Р. и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, на неправильное применение закона и на несправедливость назначенного наказания.
В дополнениях к представлению государственный обвинитель Покидова И.Н., не оспаривая правильности установления фактических обстоятельств совершения преступлений, доказанности вины осужденных, правильности квалификации содеянного, справедливости назначенного наказания, просит отменить приговор в отношении Г. и Р. и дело направить на новое судебное рассмотрение в целях исключения из приговора признания явок Г. и Р. с повинной обстоятельством, смягчающим их наказание, что может повлиять на оценку справедливости назначенной меры наказания.
В кассационных жалобах:
- осужденный Р. просит отменить приговор (в дополнениях к жалобе он просит изменить приговор, переквалифицировать его действия с п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ на ч. 1 ст. 161 УК РФ и назначить справедливое наказание), ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, на чрезмерную строгость назначенного ему наказания и на проведение судебного разбирательства с нарушениями уголовно-процессуального законодательства. Как утверждает Р., предварительного сговора на совершение грабежа не было, он насилия не применял и сговора на применение насилия не имел, полагает, что со стороны Г. и К. имел место эксцесс исполнителей;
- осужденный К. просит приговор отменить и наказание ему смягчить, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на неправильную оценку доказательств и на чрезмерную строгость назначенного ему наказания. Считает, что он никаких действий по совершению убийства не совершал, дом не поджигал, умысел на убийство возник после ограбления, без предварительного обсуждения и сговора, поэтому его действия следует переквалифицировать на ч. 5 ст. 33 и п. п. "а", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а по ч. 1 ст. 167 УК РФ приговор в отношении его отменить. По мнению К., умысел на ограбление возник в доме потерпевших во время совместного употребления спиртного и обсуждения умысла на ограбление не было, следовательно, не имелось и предварительного сговора на грабеж. Полагает, что явки с повинной не могли быть признаны источниками доказательств.
В дополнениях к жалобе осужденного К. адвокат Карпухин С.В. просит отменить приговор в отношении К. и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный К. в своей жалобе и, кроме того, считая неустановленной причину смерти Г.Л. и Г.В. и П., количество очагов возгорания и деяния К. по убийству.
В возражениях государственный обвинитель Покидова И.Н. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.
Проверив материалы дела и обсудив доводы представления, жалоб и возражений на жалобы, Судебная коллегия находит приговор в отношении Р. подлежащим изменению, а в отношении К. и Г. - законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.
Виновность К., Г. и Р. в содеянном ими (за исключением виновности Р. по квалифицирующему признаку грабежа - совершения его с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья) подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а виновность Г. и не оспаривается в жалобах и представлении.
Виновность К. и Р. в совершении грабежа в жалобах не оспаривается. Их ссылки на отсутствие предварительного сговора на ограбление судом проверялись и обоснованно отвергнуты как противоречащие материалам дела.
Так, Р. в ходе предварительного следствия пояснял, что при употреблении спиртного в доме Г.Л. и Г.В. К. увидел висевший в кухне женский кожаный плащ и сказал им: "Давайте заберем плащ и продадим". Затем К. отозвал его в другую комнату и сказал, что Лариса (Г.) ему говорила, что продала квартиру и, значит, у нее есть деньги. После этого они зашли в кухню, и К. повторил это всем. К. подошел к Ларисе (Г.) и сказал: "Давай деньги", она ответила, что денег у нее нет. Тогда К. ударил ее ногой по голове и нанес ей еще несколько ударов. Г. в это время пошел в зал искать деньги, но не нашел и забрал и вынес за ограду дома телевизор. К. продолжал искать деньги. Он (Р.) вынес из кухни женский кожаный плащ (т. 1 л.д. 54 - 55, т. 2 л.д. 125).
В судебном заседании подсудимый Р. также пояснял, что при распитии спиртного Г.Л. им рассказала, что они продали квартиру и купили этот частный дом. Из ее разговора они поняли, что в доме могут быть деньги. К. сказал: "Давайте заберем плащ" и сказал, что в доме могут быть деньги. Деньги предложил искать К. Между ними был сговор на похищение денег и "это был совместный умысел", К. бил Г.Л., чтобы она сказала, где лежат деньги. Г. искал деньги в зале. Денег они не нашли, поэтому стали собирать вещи. Г.Л. видела, как они выносили вещи (т. 5 л.д. 63, 64, 85, 87, 90).
Г. в ходе предварительного следствия пояснял, что когда они, принеся бабушку, выпивали спиртное, то они заприметили кожаный плащ и решили, что, когда будут уходить, то украдут его. Если он не ошибается, то при распитии спиртного Лариса (Г.) рассказала о продаже квартиры. Александр (К.) сказал посмотреть в доме денежные средства. Деньги они искали все трое, но не нашли их и взяли вещи. Игорь (Р.) в то время, когда били женщину, в другой комнате собирал вещи в сумку (т. 1 л.д. 64, 88; т. 2 л.д. 181).
В судебном заседании подсудимый Г. пояснял, что в ходе распития спиртного они от Г.Л. узнали, что они недавно продали квартиру и купили этот дом. Все поняли, что в доме могут находиться деньги. Сначала между ними состоялся разговор, что в доме есть деньги, а затем - у них возник сговор на их похищение. Кто-то сказал искать деньги, но кто именно сказал их искать, он не помнит. Деньги они искали все трое. Он (Г.) искал деньги в зале, К. - на кухне. Когда он (Г.), ударив мужчину, нес телевизор, то К. ударил 2 - 3 раза ногой Г.Л., как он предположил, из-за денег. Р. выносил из дома сумку с вещами (т. 5 л.д. 59, 60, 61, 83, 88).
В ходе предварительного следствия К. пояснял, что после того, как в дом отнесли пьяную бабушку, то по предложению Г. и Р. он находился в доме с тем, чтобы совершить хищение. После совместного распития самогона он слышал, как били мужчину и женщину. Когда в доме стала просыпаться бабушка, он (К.) ударил ее ногой в голову несколько раз. Сам он из дома забрал стиральную машину и две олимпийки (т. 1 л.д. 71 - 72, 99 - 100).
В судебном заседании подсудимый К. пояснял, что Р. и Г. предложили ему ограбить Г.Л. и Г.В. и они находились в доме Г.Л. и Г.В. с целью ограбить их. Когда они сидели в доме Г.Л. и Г.В., то Г. сказал, что они продали квартиру и у них (Г.Л. и Г.В.) дома могут быть деньги. Г. встал из-за стола и ушел в зал, там наносил удары мужчине, 2 - 3 удара были нанесены Г.Л. Он (К.) один раз ударил Г.Л. в лицо, ногой ударил бабушку. Сам он из дома забрал стиральную машину и две олимпийки, Г. и Р. выносили вещи из дома Г.Л. и Г.В. и относили их к нему (К.) домой (т. 5 л.д. 65 - 6, 95, 96).
Приведенные показания К., Г., Р. подтверждают правильность выводов суда о наличии у них предварительного сговора на ограбление. Об этом же свидетельствуют согласованные, одновременные и совместные действия К., Г. и Р. при совершении открытого хищения. При этом, по смыслу закона, предварительным является такой сговор, который состоялся заранее до совершения преступления, в данном случае - до начала изъятия имущества Г.Л. и Г.В. и П., независимо от места такого сговора, в том числе и при совместном употреблении спиртного в доме Г.Л. и Г.В.
Изменению показаний К., Г. и Р. суд дал надлежащую оценку, правильно оценив показания каждого из них, исходя из совокупности всех доказательств.
Действующее законодательство не предусматривает ни обязанности суда устранять противоречия в доказательствах, ни способы устранения противоречий. Оценка доказательствам судом дана, данная судом оценка доказательствам является правильной (за исключением наличия в действиях Р. п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ).
В приговоре не содержится противоречий в выводах о наличии в действиях осужденных предварительного сговора на грабеж. Ссылка в жалобе осужденного К. в этой части на стр. 11 копии приговора не свидетельствует о противоречиях в выводах суда, поскольку в указанной им части приведены показания осужденных.
Вместе с тем, как установлено приговором, лично Р. физического насилия к Г.Л. и Г.В. и П. не применял и угроз им применением насилия не высказывал. В материалах дела также отсутствуют доказательства того, что с Р. состоялся предварительный сговор на совершение ограбления с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья (как правильно установлено приговором, при ограблении как К., так и Г. применяли к потерпевшим насилие, не опасное для их жизни и здоровья). При таких данных из осуждения Р. подлежит исключению п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ и в связи с уменьшением объема его виновности назначенное ему наказание подлежит смягчению.
С учетом показаний Р. об отсутствии у него предварительного сговора на грабеж, доводов его жалобы - его ссылка на искренность раскаяния в содеянном - несостоятельна. Другие обстоятельства, на которые он ссылается в жалобе, учитывались судом при назначении наказания.
Виновность К. в убийстве трех лиц и в умышленном уничтожении и повреждении имущества Г.Л. и Г.В. подтверждается:
- показаниями Р. в ходе предварительного следствия о том, что К. предложил ему и Г. убить Г.Л. и Г.В., так как те могли сообщить о случившемся в милицию. Он (Р.) отказался в этом участвовать и вышел на улицу. Когда же вернулся в дом, то увидел, что К. поджигал пиджак и блузку, висевшие на стенке, и просил Г. поджечь бумагу на кухне. Увидев происходящее, он (Р.) убежал. Дом подожгли Г. и К. с целью скрыть совершенный ими грабеж. Впоследствии Г. сообщил ему, что, уходя, они подперли входную дверь чуркой.
В судебном заседании подсудимый Р. не отрицал, что, пройдя в зал, он увидел К., стоявшего рядом с горящей на стене одеждой и прикуривавшего сигарету. Он понял, что вещи поджег К. Он предлагал К. затушить одежду, но К. потребовал, чтобы он уходил. Г. в это время раскидывал бумагу на кухне и говорил, что собирается поджечь дом;
- показаниями Г. в ходе предварительного следствия о том, что К. сказал им, что с женщиной, мужчиной и бабушкой нужно что-то сделать, чтобы они не заявили о происшедшем. Он и Р. поняли, что их необходимо убить. К. предложил поджечь дом, он его поддержал. Кто-то "поджег огонь" в комнате. Он (Г.) поджигал в дальнем углу веранды, а также пытался поджечь дом с наружной стороны под окнами. Он (Г.) предложил закрыть дверь, чтобы, если потерпевшие не сгорят, то задохнутся от угарного газа. К. согласился с ним. Он (Г.) взял чурку, К. прижимал дверь, а он (Г.) вставил чурку острым концом в просвет между дверью и полом. Весь дом был в дыму. Они ушли (т. 1 л.д. 64, 87);
- протоколом явки Г. с повинной, из которого следует,

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 299-О от 23.06.2005 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Степанца Владимира Андреевича на нарушение его конституционных прав статьей 29, частью третьей статьи 125, частями первой и второй статьи 127, статьей 144 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьей 330 Уголовного кодекса Российской Федерации  »
Общая судебная практика »
Читайте также