ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 56-о05-41 от 22.06.2005 Об изменении приговора, признании наличия у одного из осужденных обстоятельства, смягчающего наказание, - явки с повинной и снижении на этом основании назначенного наказания, изменении режима отбывания наказания другому осужденному.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 22 июня 2005 года
Дело N 56-о05-41
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Боровикова В.П.,
Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 22 июня 2005 года кассационное представление государственного обвинителя Кайдалова Д.Ю. и кассационные жалобы осужденных Ш. и В. на приговор Приморского краевого суда от 19 июля 2004 года, которым Ш., 25 сентября 1969 года рождения, уроженец поселка Преображение Лазовского района Приморского края, ранее судимый:
- 26 января 1994 года Октябрьским районным судом г. Мурманска - по ст. ст. 144 ч. 2, 147 ч. 3, 195 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы;
- 8 апреля 1997 года Лазовским районным судом - по ст. 158 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы (23 ноября 1999 года условно-досрочно освобожден на 9 месяцев 17 дней);
- 16 июня 2003 года Лазовским районным судом по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы,
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - к 16 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ - к 8 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ - к 3 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору Лазовского районного суда Приморского края от 16 июня 2003 года и окончательно по совокупности преступлений назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
В., 28 февраля 1973 года рождения, уроженец поселка Преображение Лазовского района Приморского края, ранее судимый:
- 28 марта 1995 года Лазовским районным судом - по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы;
- 7 июля 1995 года - по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы (с применением ст. 41 УК РСФСР назначено 10 лет лишения свободы и 12 апреля 2002 года условно-досрочно освобожден на 2 года 10 месяцев 13 дней);
- 16 июня 2003 года Лазовским районным судом - по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы (на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено 8 лет лишения свободы),
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ к 17 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - к 16 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) - к 8 годам лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ - к 3 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору Лазовского районного суда Приморского края от 16 июня 2003 года и по совокупности преступлений окончательно назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии особого режима.
С осужденных Ш. и В. в солидарном порядке в пользу Д. взыскано 760103 рубля 08 коп. в счет возмещения материального ущерба.
Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., выступление прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор в отношении В. изменить по основаниям, изложенным в кассационном представлении, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору Ш. и В. осуждены за убийство С., совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем, разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, убийство О., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть убийство С. в ходе разбойного нападения, умышленное уничтожение чужого имущества.
Преступления совершены 17 февраля 2003 года в поселке Заводской г. Артема Приморского края при обстоятельствах, указанных в приговоре.
В кассационном представлении государственный обвинитель Кайдалов Д.Ю. просит изменить приговор в отношении В. и определить ему отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима, ссылаясь при этом на положения ст. 18 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года N 162) и указывая, что в действиях В. усматривается простой рецидив преступлений, а не особо опасный рецидив, как это указал в приговоре суд, так как преступления, предусмотренные ст. ст. 108 ч. 2 и 108 ч. 1 УК РСФСР, в соответствии со ст. 7.1 УК РСФСР относились к тяжким.
В кассационной жалобе Ш. указал на свое несогласие с приговором, ссылаясь при этом на то, что суд:
- не привел в приговоре доказательства, подтверждающие его виновность;
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: в статье 207 УПК РФ упоминание о явке с повинной отсутствует.
------------------------------------------------------------------
- в нарушение ст. 207 УПК РФ, исследовав его явку с повинной, не дал оценки этому обстоятельству и не применил в отношении его ст. 61 УК РФ (он полагает, что это обстоятельство является обстоятельством, смягчающим его наказание, так как в явке с повинной он уличал соучастника преступления);
- в обоснование его вины сослался на заключение судмедэксперта, выводы которого носят предположительный характер.
Отрицая свою вину в убийстве С. и О., Ш. ссылается на то, что потерпевших убил В. и он с последним не договаривался об убийстве С. и О.
Ш. полагает, что В. и его сокамерники Белоцкий и Хомченко, дав ложные показания, оговорили его.
Кровь на его одежде, как поясняет Ш., образовалась в ходе конфликта с В., и он оказался в луже крови возле трупа.
Ш. просит отменить приговор и оправдать его по эпизодам убийства потерпевших и умышленного уничтожения чужого имущества путем поджога и оставить осуждение его по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ со снижением наказания либо переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 УК РФ (он не указал пункты), снизив наказание.
Он признает вину в оказании помощи В. в сокрытии похищенного имущества, которое он впоследствии выдал сотрудникам милиции.
В кассационной жалобе осужденный В. просит отменить приговор и оправдать его по эпизодам убийства потерпевших и умышленного уничтожения имущества путем поджога и его действия переквалифицировать с разбоя на грабеж, снизив наказание.
Он полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, в ходе судебного разбирательства нарушены нормы уголовно-процессуального закона (в том числе и ст. 14 УПК РФ) и ст. 123 Конституции РФ, суд неправильно применил уголовный закон, а назначенное ему наказание является несправедливым, так как суд не учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, - рождение ребенка (он приобщил ксерокопию свидетельства о рождении ребенка - т. 4 л.д. 251).
Давая анализ заключению судмедэксперта и протоколу осмотра места происшествия (речь идет о пятнах крови на его одежде), не признавая вину в убийстве С. и О., В. делает свои выводы относительно обстоятельств совершения преступления и дает свои пояснения по этим вопросам.
Он, возлагая всю вину на Ш. в убийстве потерпевших, указал, что последний, пытаясь уйти от ответственности за содеянное, оговорил его.
В возражениях на кассационные жалобы Ш. В. указал, что Ш. правильно осужден за убийство С. и О., а доводы Ш., изложенные в жалобах, не соответствуют действительности и направлены на то, чтобы ввести в заблуждение вышестоящую судебную инстанцию, а поэтому он полагает, что приговор в отношении Ш. необходимо оставить без изменения и заменить ему исправительную колонию строгого режима на особый.
В возражениях на кассационные жалобы осужденных потерпевший Д. и государственный обвинитель Кайдалов Д.Ю., не соглашаясь с доводами осужденных, просят оставить приговор без изменения.
Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, а также возражений на кассационные жалобы осужденных, Судебная коллегия считает необходимым изменить приговор.
Согласно приговору Лазовского районного суда от 28 марта 1995 года В. осужден по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР, а 7 июля 1995 года этим же судом - по ст. 108 ч. 1 УК РСФСР с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР (суд неправильно указал в водной части обжалуемого приговора о том, что он осужден с применением ст. 41 УК РСФСР, что следует из копии приговора - т. 2 л.д. 217).
Совершенные им ранее преступления, как вытекает из положений ст. 7.1 УК РСФСР, относились к тяжким.
По настоящему приговору он осужден с применением ст. 69 ч. ч. 3 и 5 УК РФ за совершение, в том числе и особо тяжких преступлений, а поэтому, исходя из требований ст. 18 ч. 2 п. "б" УК РФ, в действиях В. Судебная коллегия усматривает наличие опасного рецидива преступлений.
При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ В. должен отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.
В приговоре суд указал, что по делу нет обстоятельств, смягчающих наказание подсудимых, в том числе Ш.
В то же время в обоснование вины подсудимых в приговоре суд сослался, в том числе и на явку Ш. (т. 1 л.д. 126), дав этому доказательству соответствующую оценку.
В приговоре суд никак не мотивировал и не указал, что явка с повинной Ш. таковой не является, как об этом указал государственный обвинитель в своих возражениях.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что в соответствии с положениями ст. 60 ч. 3 и ст. 61 ч. 1 п. "и" УК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ш., необходимо признать явку с повинной и на этом основании снизить ему наказание.
В остальной части приговор в отношении осужденных необходимо оставить без изменения ввиду несостоятельности кассационных жалоб (жалобы Ш. в остальной части).
Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам и подтверждаются исследованными доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.
Виновность Ш. и В. нашла свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.
Суд первой инстанции дал надлежащую оценку исследованным доказательствам, оценив, как того требуют положения ст. 88 ч. 1 УПК РФ, каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в их совокупности - достаточности для вынесения обвинительного приговора. Подсудимые Ш. и В., не признавая свою вину в убийстве потерпевших, в суде уличали друг друга в умышленном причинении смерти С. и О.
В ходе предварительного следствия Ш. уличал В. в причастности к убийству потерпевших.
В явке с повинной (т. 1 л.д. 126) Ш. указал, что он и В. затащили вторую бабушку в дом, где он ударил ее два раза поленом по голове. Затем В. зашел в дом, где убил хозяйку, после чего они похитили аппаратуру.
При допросе в качестве подозреваемого Ш. пояснил, что, зайдя в дом, он увидел тела двух женщин.
"По предложению В. поджечь дом, он взял в руки газеты, а В. поджег их. Горящие газеты он бросил возле кровати, у которой лежало тело хозяйки дома". В суде В. уличал Ш. в убийстве С.
Он пояснил, что Ш. залез в дом, а вышел оттуда с окровавленным утюгом в руке. Затем Ш. перетянул шнуром от утюга шею другой женщины, сообщив, что он "глушанул" хозяйку дома. Ш. сказал, что свидетелей оставлять нельзя. Он и Ш. занесли в дом женщину, где Ш. убил ее ножом, после чего они забрали чужие вещи.
При допросе в качестве подозреваемого В. подтвердил, что он и Ш. зашли в дом С., чтобы забрать микроавтобус. В доме Ш. удерживал хозяйку, а он ее душил.
Во двор дома зашла другая женщина. Он и Ш. догнали ту женщину и, повалив вдвоем ее на землю, Ш. стал душить женщину, а он удерживал ее. Затем Ш. зашел в дом, где была хозяйка.
Зайдя в дом, он увидел тело хозяйки. Тело другой женщины они перенесли со двора в дом, где Ш. нанес ей удары ножом.
Об этих обстоятельствах В. сообщил и при проведении следственного эксперимента.
В ходе следственного эксперимента Ш. пояснил, что В. душил вторую женщину (не хозяйку дома) шнуром от утюга, а он нанес ей удары ножом.
Суд первой инстанции проверил доводы подсудимых о применении к ним недозволенных методов ведения следствия и обоснованно пришел к выводу, указав в приговоре, о законности показаний В. и Ш. в ходе предварительного следствия.
Суд достаточно тщательно мотивировал свои выводы о доказанности вины подсудимых.
Кроме указанных выше показаний Ш. и В., данных в качестве подозреваемого, обвиняемого и подсудимого, виновность осужденных подтверждается и другими доказательствами, анализ которых приведен в приговоре. Обстоятельства, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, выводы различных экспертиз (в том числе и по крови, обнаруженной на одежде осужденных), показания свидетеля Завьялова Н.А. о том, что он вытащил тело женщины из дома Д. и за телом волочился утюг, а также показания свидетеля Лысенко А.И. о том, что 17 февраля 2003 года В. и Ш. принесли к ней имущество, которое впоследствии было изъято сотрудниками милиции, свидетельствуют о доказанности обстоятельств совершения преступлений, о которых в ходе предварительного следствия и в суде рассказали Ш. и В.
Суд правильно квалифицировал действия Ш. и В.
Назначенное В. наказание является законным, обоснованным и справедливым. При решении этого вопроса суд в полной мере учел общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и то обстоятельство, на которое В. сослался в своей жалобе.
Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора по тем доводам, которые в жалобе указал В.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Приморского краевого суда от 19 июля 2004 года в отношении Ш. и В. изменить и признать наличие у Ш. обстоятельства, смягчающего наказание, - явку с повинной.
Ш. снизить наказание по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ до 16 лет 6 месяцев лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "к" УК РФ - до 15 лет 6 месяцев лишения свободы, по ст. 167 ч. 2 УК РФ - до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", 105 ч. 2 п. п. "ж", "к", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), ст. 167 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить Ш. наказание в виде 18 лет 6 месяцев лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить наказание по приговору Лазовского районного суда Приморского края от 16 июня 2003 года и по совокупности преступлений осужденному Ш. окончательно назначить 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
В. изменить режим отбывания наказания и определить ему отбывать наказание в исправительной колонии строгого режима.
Исключить из вводной части приговора указание суда о применении В. ст. 41 УК РСФСР по приговору Лазовского районного суда Приморского края от 7 июля 1995 года и считать его осужденным по тому приговору с применением ст. 40 ч. 3 УК РСФСР (как это указано в самом приговоре).
В остальной части этот же приговор в отношении Ш. и В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 306п05 от 22.06.2005 Приговор изменен, действия осужденного переквалифицированы с п. з ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку отношение к смерти потерпевшего у осужденного выразилось в форме неосторожности; с п. в ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003) на п. в ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996), поскольку новый закон не улучшает положение осужденного и, следовательно, не имеет обратной силы.  »
Общая судебная практика »
Читайте также