ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Решения МКАС при ТПП РФ от 02.06.2005 n 131/2004) МКАС удовлетворил требование о взыскании задолженности по договору, поскольку ответчик не выполнил обязательств по оплате поставленного ему товара; требование истца об уплате неустойки удовлетворению не подлежит в связи с пропуском срока исковой давности, поскольку в соответствии с Законом Республики Болгария Об обязательствах и договорах к требованиям о взыскании процентов и других периодических платежей применяется трехлетний срок исковой давности.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 2 июня 2005 года N 131/2004
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление Фирмы, имеющей местонахождение на территории Болгарии (далее - Истец), к Акционерному обществу, имеющему местонахождение на территории России (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долларах США.
Из искового заявления и приложенных к нему документов следует, что 27 июня 1996 г. стороны, действуя в соответствии с Генеральным договором от 27 июня 1996 г., заключили Договор, в соответствии с которым Истец (Продавец) отгрузил Ответчику (Покупателю) на основании заказа-спецификации N 2 товар. Товар был принят Ответчиком в августе 1996 г., однако оплату за товар, с возмещением транспортных расходов, Ответчик не произвел. Таким образом, Ответчик свои обязательства по Договору в части оплаты полученного товара не выполнил. Неоднократные обращения к Ответчику (по телефону и факсу) оплатить стоимость поставленного товара положительных результатов не дали.
Согласно Договору, если "Покупатель" не уплатил полностью или частично поставленный товар, то он обязан уплатить "Продавцу" неустойку в размере 10% от неоплаченного товара.
В обоснование своих требований Истец представил Генеральный договор от 27 июня 1996 г., Договор от 27 июня 1996 г. с соответствующими приложениями, заказ-спецификацию N 2, Протокол от 10 октября 1997 г., Соглашение к Договору от 8 июля 1999 г., договор об уступке требования денежных средств дебиторов от 27 июня 1999 г., инвойсы от 26 июля 1996 г. и от 29 июля 1996 г., соответствующие товаросопроводительные документы и CMR, подтверждающие поставку товара, факсы и другие документы.
Истец сообщил также, что в марте 2002 г. обращался с иском о взыскании задолженности с Ответчика в Третейский суд при ТПП субъекта Российской Федерации по месту нахождения предприятия Ответчика, однако определением от 25 сентября 2002 г. в приеме искового заявления было отказано с разъяснением о том, что разрешение таких споров находится в компетенции МКАС.
Считая свое право как Продавца по Договору нарушенным, Истец обратился с иском в МКАС (ссылаясь на положения Венской конвенции 1980 г. и законодательство Республики Болгария) с просьбой о взыскании с Ответчика задолженности и неустойки в размере 10% от неоплаченного товара. Истец также просил возместить за счет Ответчика понесенные расходы в связи с арбитражным разбирательством, в том числе за юридические консультации.
Ответчик, извещенный о предъявленном иске письмом Секретариата МКАС, направил в МКАС отзыв на иск, в котором требования Истца не признал и в обоснование своей позиции заявил следующие возражения.
Ответчик полностью произвел оплату Истцу путем уступки ему права денежного требования к третьему лицу, т.е. с Истцом была достигнута договоренность о том, что в счет погашения перед ним задолженности Ответчик уступает свое право требования задолженности с Фирмы. Сторонами был заключен соответствующий договор от 27 июня 1996 г. Сумма уступаемого права требования превышает сумму задолженности Ответчика перед Истцом. Таким образом, по мнению Ответчика, дальнейшие требования об уплате долга Истец должен направлять Фирме.
Ответчик также считает, что Истец пропустил срок исковой давности для взыскания суммы задолженности. Во всяком случае, по мнению Ответчика, истек срок исковой давности для взыскания заявленной Истцом неустойки, поскольку в соответствии с п. 6 ст. 111 Закона Республики Болгария "Об обязательствах и договорах" срок исковой давности для взыскания неустойки по договору составляет три года и Истцом пропущен.
Кроме того, по мнению Ответчика, генеральный директор Ответчика не подписывал письмо, на которое ссылается Истец в части прерывания и восстановления срока исковой давности в силу совершения Ответчиком действий, свидетельствующих о признании долга. Ответчик заявляет, что не направлял указанное письмо Истцу. Следовательно, Ответчик не совершал никаких действий, свидетельствующих о признании долга, и течение срока исковой давности не прерывалось. Факсимильная копия документа, по мнению Ответчика, не может служить надлежащим допустимым доказательством по делу. Соглашение от 8 июля 1999 г. также не влечет для Ответчика возникновения каких-либо прав и обязанностей, поскольку оно подписано, по заявлению Ответчика, неуполномоченным лицом.
Истец в своих возражениях на отзыв сообщил, что договор об уступке денежных средств от дебитора был подписан 27 июня 1996 г. во время подписания Генерального договора между двумя болгарскими и двумя российскими фирмами. Договор о поставке товара между Ответчиком и Истцом был подписан позже по факсу, и этот Договор никаким образом не связан с дебитором. Истец также указал, что денежные средства от дебитора в счет погашения долга Ответчика не получал. На заявления Ответчика о пропуске срока исковой давности Истец сообщил, что последнее изменение Договора было произведено в Соглашении от 8 июля 1999 г., в котором определен новый срок для погашения долга до 30 ноября 1999 г.
О времени и месте слушания дела стороны были уведомлены повесткой, которая была вручена им, о чем в деле имеются соответствующие уведомления.
В МКАС поступило письмо Истца, в котором он в связи с невозможностью явиться в заседание просит рассмотреть дело в его отсутствие по представленным документам.
В заседании арбитража представитель Ответчика не возражал против рассмотрения дела в отсутствие Истца и просил в иске отказать, подтвердив доводы, изложенные в отзыве на иск.
МКАС, изучив материалы дела и выслушав объяснения представителя Ответчика, пришел к следующим выводам.
1. При рассмотрении вопроса о компетенции МКАС по разрешению данного спора состав арбитража установил, что в Договоре предусмотрено, что "в случае, если не достигнуто согласие или при отказе от добровольного выполнения ранее принятых обстоятельств, споры решаются в Арбитражном суде при Торгово-промышленной палате страны Ответчика".
На дату заключения Договора Республика Болгария и Российская Федерация являлись участниками Московской конвенции о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества (Московская конвенция 1972 г.), предусматривающей разрешение указанных выше споров между хозяйственными организациями стран - членов Конвенции в арбитражном суде при Торговой палате в стране Ответчика.
Принимая во внимание, что Истцом по делу является болгарская Фирма, а Ответчиком - российское Акционерное общество, то возникший спор в соответствии с условиями Договора должен быть разрешен Международным коммерческим арбитражным судом при Торгово-промышленной палате Российской Федерации. В соответствии с п. 2 Положения о Международном коммерческом арбитражном суде при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (приложение 1 к Закону Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже") и п. 2 параграфа 1 Регламента МКАС к предметной юрисдикции МКАС отнесено разрешение споров, вытекающих из гражданско-правовых отношений, возникающих при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей. Иного арбитражного суда, разрешающего данную категорию споров, кроме МКАС при Торгово-промышленной палате Российской Федерации, не существует.
Таким образом, выраженное сторонами в Договоре волеизъявление свидетельствует об их намерении передать разрешение данного спора именно на рассмотрение МКАС, что подтверждается Истцом подачей искового заявления и не оспаривается Ответчиком. При этих условиях состав арбитража, руководствуясь ст. ст. 1, 7, 16 Закона "О международном коммерческом арбитраже" и параграфом 1 Регламента, признает свою компетенцию рассматривать данный спор.
2. Учитывая ходатайство Истца о слушании дела в отсутствие его представителей (по представленным документам), МКАС, руководствуясь п. 3 параграфа 28 Регламента, считает, что разбирательство по данному делу и вынесение решения может быть произведено в отсутствие Истца.
3. В отношении применимого права состав арбитража установил, что в Договоре, который является договором международной купли-продажи, отсутствует соглашение сторон о применимом праве.
Пунктом 2 ст. 28 Закона "О международном коммерческом арбитраже" предусмотрено, что при отсутствии какого-либо указания сторон третейский суд применяет право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. На основании ст. 166 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик от 31 мая 1991 года, действовавших на момент заключения сторонами Договора, МКАС считает применимым к рассматриваемым правоотношениям право страны продавца, т.е. право Республики Болгария, на которое ссылаются и стороны как в исковом заявлении, так и в отзыве на иск.
Поскольку Республика Болгария и Российская Федерация являются участниками Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.) (далее - Венская конвенция), к отношениям сторон по данному спору в соответствии с п. 1 "b" ст. 1 Венской конвенции подлежат применению положения этой Конвенции при субсидиарном применении норм материального права Республики Болгария.
4. Спор между сторонами возник из-за неоплаты Ответчиком поставленного ему Истцом товара. Факт поставки Истцом товара по Договору подтвержден материалами дела и Ответчиком не оспаривается. Задолженность Ответчика по оплате полученного товара полностью доказана материалами дела и по сумме Ответчиком также не оспаривается. При этих условиях состав арбитража приходит к выводу, что Ответчик не выполнил обязательств по оплате поставленного ему по Договору товара и в соответствии со ст. ст. 53, 61 п. 1, 62 Венской конвенции требование Истца о взыскании с Ответчика задолженности является обоснованным и подлежащим удовлетворению.
Что касается срока исковой давности, то законодательством Республики Болгария (ст. 110 Закона об обязательствах и договорах, 1950 г.) предусмотрен общий пятилетний срок исковой давности. Согласно статье 114 указанного Закона срок исковой давности исчисляется со дня, в который возникло право требования, т.е. в данном случае с 30 ноября 1999 г. в соответствии с Соглашением от 8 июля 1999 г. к заключенному сторонами Договору, устанавливающему сроки погашения долга. Поскольку на момент предъявления Истцом иска общий пятилетний срок исковой давности, предусмотренный применимым правом, не истек, заявление Ответчика о пропуске Истцом срока исковой давности в отношении требования об уплате суммы основного долга является необоснованным. Доводы Ответчика о том, что указанное Соглашение подписано не уполномоченным на 8 июля 1999 г. лицом, не могут быть приняты во внимание.
Таким образом, из материалов дела, в том числе и из заявления Ответчика, следует, что он заведомо ввел в заблуждение Истца, действуя с явным нарушением основополагающего в деловой практике принципа добросовестности, который в соответствии с положениями Венской конвенции имеет приоритетное значение над национальным законодательством.
С учетом изложенного состав арбитража пришел к заключению, что общий пятилетний срок исковой давности по настоящему делу не истек.
Ссылка Ответчика на заключенный сторонами договор об уступке требования денежных средств дебиторов от 27 июня 1996 г. не может быть принята во внимание, поскольку он не связан с Договором поставки и не содержит условий о погашении задолженности за поставленный по Договору от 27 июня 1996 г. товар путем уступки права требования денежных средств с третьего лица.
5. В соответствии с пунктом "в" ст. 111 Закона Республики Болгария "Об обязательствах и договорах" (в редакции 1993 года) к требованиям о взыскании процентов и других периодических платежей применяется трехлетний срок исковой давности. Поэтому требование Истца об уплате неустойки в размере 10 процентов от неоплаченного товара удовлетворению не подлежит в связи с пропуском срока исковой давности.
6. Согласно п. 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, в соответствии с которым при частичном удовлетворении иска арбитражный сбор возлагается на стороны пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований, с Ответчика взыскивается сумма в возмещение расходов Истца по уплате арбитражного сбора. Сумма других понесенных расходов в связи с арбитражным разбирательством, в том числе за юридические консультации, которые Истец просит взыскать с Ответчика, Истцом не была определена и документально не подтверждена.
На основании изложенного, руководствуясь параграфами 38 - 41 Регламента, Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации обязал Акционерное общество, имеющее местонахождение на территории России, уплатить Фирме, имеющей местонахождение на территории Болгарии, сумму долга, а также денежную сумму в возмещение расходов Истца по уплате арбитражного сбора.
В остальной части иска отказал.

ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 02.06.2005 n 77785/01) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 11) По делу обжалуется отказ в регистрации неоспариваемого отцовства по отношению к мертворожденному плоду. По делу допущено нарушение требований Статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.  »
Общая судебная практика »
Читайте также