ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о05-8 от 25.05.2005 Приговор по делу о разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, убийстве, сопряженном с разбоем, оставлен без изменения, поскольку вывод суда о доказанности вины осужденных соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами, действиям осужденных дана правильная юридическая оценка, доводы двоих осужденных о том, что они оговорили третьего, и утверждение последнего о непричастности к преступлению судом тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 мая 2005 года
Дело N 53-о05-8
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Ермолаевой Т.А.,
Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 25 мая 2005 года кассационные жалобы осужденных Т., К., П., адвоката Струченко Н.Н. на приговор Красноярского краевого суда от 15 ноября 2004 года, по которому Т., родившийся 26 июня 1957 года в пос. Абан Абанского района Красноярского края, несудимый, осужден к лишению свободы:
по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ (в ред. 13.06.96) - на 8 лет;
по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 12 лет;
по ст. 318 ч. 1 УК РФ - на 1 год.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
П., родившийся 3 марта 1965 года в г. Мурманске, несудимый, осужден к лишению свободы:
по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ - на 8 лет;
по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з" УК РФ - на 12 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
К., родившийся 19 апреля 1952 года в г. Ачинске Красноярского края, судимый 1 ноября 1996 года по ст. 146 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 31 июля 2000 года по Постановлению ГД "Об амнистии" от 26 мая 2000 года, осужден по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ к лишению свободы на 8 лет в исправительной колонии строгого режима.
Взыскана компенсация морального вреда в пользу потерпевшего П.А.: с Т. и П. по 100000 рублей, с К. - 20000 рублей.
Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осужденных Т. и К., поддержавших жалобы и просивших об отмене приговора, возражения прокурора Модестовой А.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
по приговору суда признаны виновными: Т., П. и К. в том, что по предварительному сговору группой лиц совершили разбойное нападение на П.А., 1947 г. р. по предварительному сговору группой лиц с целью хищения чужого имущества в крупном размере с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а Т. и П. и в убийстве П.А. группой лиц, сопряженном с разбоем.
Т. признан виновным и в угрозе применения насилия в отношении представителей власти в связи с исполнением ими своих должностных обязанностей.
Преступления совершены при изложенных в приговоре обстоятельствах 24 июля 2003 года в г. Ачинске Красноярского края.
В судебном заседании К. и Т. вину признали частично, П. вину не признал.
В кассационных жалобах:
- адвокат Струченко в защиту интересов П. просит обвинительный приговор в отношении своего подзащитного отменить и оправдать по всем статьям обвинения. Адвокат считает, что обвинительный приговор в отношении П. построен лишь на противоречивых показаниях осужденных Т. и К., не подтвержденных никакими иными объективными доказательствами. Следов, указывающих на причастность П. к преступлению, не имеется, не обнаружено следов его пребывания и в квартире. Никто из допрошенных по делу лиц П. как участника преступления не опознал. Адвокат ссылается также на заявление К. и П. в ходе судебных прений о том, что они оговорили П. в совершении преступлений, не желая называть истинного соучастника, и на показания свидетеля Шипицына, допрошенного после возобновления судебного следствия, который косвенно подтвердил показания П. о его неучастии в преступлении.
Осужденный Т. выражает несогласие с приговором, т.к. выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, приговор построен на предположениях. Не согласен с квалификацией действий как убийство по предварительному сговору группой лиц с П. Считает, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, не принят во внимание факт оказания медицинской помощи потерпевшему, просит приговор изменить и исключить обвинение в части сговора на убийство.
Осужденный К. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение. Считает, что по ст. 162 УК РФ осужден незаконно, т.к. его действия должны квалифицироваться по ст. 330 УК РФ. Отрицает, что Т. предлагал совершить разбойное нападение. Речь шла о том, чтобы забрать долг у П., и именно с этой целью он шел в квартиру. Считает, что действия Т. должны расцениваться как эксцесс исполнителя и в части разбойного нападения, а ему в вину необоснованно вменен квалифицирующий признак причинение тяжкого вреда здоровью человека. Ссылается и на то, что П. в преступлении не участвовал.
Осужденный П. просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение. Оспаривает обоснованность осуждения, отрицает участие в преступлении, ссылается на то, что доказательств его вины в совершении преступления не имеется, а приговор построен на предположениях.
Государственный обвинитель и потерпевший в возражениях просят приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив приведенные в жалобах доводы, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.
Вывод суда о доказанности вины осужденных соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями осужденных данными в ходе предварительного следствия и в судебном заседании о фактических обстоятельствах дела, показаниями потерпевших П., Ч., Х., М., свидетелей Медведской, Кулаковой, Шишкиной, Тополевской и других, протоколом осмотра места происшествия, выводами проведенных по делу экспертных исследований.
Доводы, приведенные в жалобах о непричастности к преступлениям П. со ссылкой на заявление К. и Т. в судебных прениях, не могут быть признаны обоснованными.
Они опровергаются приведенными в приговоре и подробно проанализированными показаниями осужденных К. и Т. в начале предварительного расследования дела, из которых следует, что они договорились ограбить П. с целью завладения его деньгами, подробно рассказывали о подготовке к преступлению, о наблюдении за потерпевшим и о конкретных обстоятельствах совершения преступления. При этом К. и Т. изобличали в совершении преступлений не только себя, но и П.
Судом данные показания осужденных К. и Т. обоснованно признаны достоверными, поскольку нашли подтверждение и в иных собранных по делу доказательствах и получены в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона. Доводы К. и Т. о том, что они оговорили П., судом тщательно проверены и обоснованно признаны несостоятельными.
Анализ показаний свидетеля Шипицына, на которые имеется ссылка в жалобах, как на доказательство невиновности П. свидетельствует о том, что Туров сначала после задержания назвал вымышленные имена соучастников, а затем, извинившись, назвал К. и П.
После задержания К. назвал в качестве соучастников Т. и Романа, чью фамилию не знал, в результате ОРД был установлен П. Свидетель Шипицын подтвердил также, что Т. и К. подробно рассказывали о фактических обстоятельствах дела, о характере примененного в отношении П. насилия, о конкретных действиях каждого из участников преступления. Эти показания отражены, проанализированы и оценены в приговоре.
Анализ приведенных в приговоре показаний свидетелей Куликовой и Медведской свидетельствует о достоверности показаний К. и Т. о фактических обстоятельствах дела, данных ими в начале расследования, т.к. показания свидетелей полностью соответствуют этим показаниями Т. и К.
Как обоснованно указано в приговоре, описание преступников, данное свидетелями, соответствуют описанию К., П. и Т. и их одежде.
Показания свидетеля Фадеева также согласуются с вышеприведенными показаниями осужденных о том, при каких обстоятельствах возник умысел на совершение преступления, об обстоятельствах его подготовки и наблюдения за потерпевшим.
Утверждение П. о непричастности к преступлению также тщательно проверено судом и отвергнуто по мотивам, изложенным в приговоре, не согласиться с которыми оснований не имеется.
Показания свидетелей, которые были выдвинуты П. в качестве алиби, судом проверены и обоснованно отвергнуты.
Доводы Т. об отсутствии умысла на убийство потерпевшего несостоятельны и опровергаются его показаниями о том, что он удерживал истекавшего кровью потерпевшего в тот момент, когда П. наносил ему удары ножом.
Покидая квартиру потерпевшего, осужденные закрыли дверь, оставили связанной Ч., не вызвали для спасения П. скорую помощь, хотя тот истекал кровью. Данные обстоятельства опровергают доводы об отсутствии умысла на убийство.
Вина осужденных подтверждена также выводами проведенных по делу экспертных исследований, подробно изложенными, проанализированными и оцененными судом в приговоре.
Действиям осужденных дана правильная юридическая оценка. Поскольку П. и Т. участвовали в осуществлении объективной стороны преступления - убийства П., их действия правильно квалифицированы как убийство, совершенное группой лиц. Предварительный сговор на убийство, который оспаривает Т., в вину осужденным не вменен.
С учетом характера примененного в отношении потерпевшего П. насилия действия всех осужденных правильно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 п. п. "б", "в" УК РФ (в ред. 1996 года).
Утверждение К. о том, что его действия должны расцениваться как самоуправство, несостоятельно и опровергается показаниями самих осужденных о фактических обстоятельствах дела, признанными судом достоверными в том, что они преследовали цель завладения имуществом потерпевшего.
Вина осужденного Т. в угрозе применения насилия в отношении представителей власти также установлена показаниями потерпевших М. и Х., не доверять которым оснований не имеется. Действия его и в этой части квалифицированы правильно.
Наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом всех обстоятельств дела и данных о личности осужденных, соразмерно содеянному. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не усматривается.
В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда от 15 ноября 2004 года в отношении Т., П. и К. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 56-о05-33 от 25.05.2005 Кассационная жалоба об отмене постановления судьи о продлении срока содержания подсудимого под стражей и изменении ему меры пресечения на подписку о невыезде оставлена без удовлетворения, поскольку мера пресечения в виде заключения под стражу была избрана с учетом особой тяжести преступлений, в совершении которых обвиняется подсудимый, а обстоятельств, дающих основания к изменению меры пресечения, не установлено.  »
Общая судебная практика »
Читайте также