ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 51-Г05-12 от 20.05.2005 Заявление о признании действий главы администрации края незаконными удовлетворено правомерно, поскольку действующим законодательством предусмотрено, что должность заместителя главы администрации края в силу своего служебного положения и статуса требует оформления допуска к секретным и совершенно секретным сведениям и сведениям особой важности, а лицо может ее занять только после проведения проверочных мероприятий органами безопасности.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 20 мая 2005 года
Дело N 51-Г05-12
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Горохова Б.А.,
судей Кебы Ю.Г.,
Василевской В.П.
рассмотрела в судебном заседании от 20 мая 2005 г. кассационные жалобы Б. и администрации Алтайского края и кассационное представление прокуратуры Алтайского края на решение Алтайского краевого суда от 14 февраля 2005 г. по заявлению заместителя Генерального прокурора РФ о признании действий главы администрации Алтайского края незаконными.
Заслушав доклад судьи Василевской В.П., представителя Б. - адвоката Шубина Д.А. и заключение прокурора Федотовой А.В., поддержавшей кассационное представление прокуратуры Алтайского края в части, Судебная коллегия
установила:
Б. с 27 апреля 2004 г. назначен заместителем главы администрации Алтайского края на основании распоряжения главы администрации края Евдокимова М.С. N 81-к от 28 апреля 2004 г.
Одновременно данным распоряжением на Б. возложены должностные обязанности в соответствии с постановлением администрации края от 27 апреля 2004 г. "О распределении обязанностей между главой администрации края и его заместителями".
В июле 2004 г. заместитель Генерального прокурора РФ в интересах Российской Федерации обратился в суд с исковым заявлением к администрации Алтайского края и Б. о признании приема на работу незаконным и прекращении с Б. трудовых отношений при невозможности его перевода на другую работу, не требующей допуска к государственной тайне.
В обоснование своих требований прокурор указал, что назначение Б. на должность заместителя главы администрации края состоялось в нарушение требований действующего законодательства о необходимости предварительного оформления допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, так как заключением УФСБ РФ по Алтайскому краю от 15 июля 2004 г. Б. в допуске к совершенно секретным и секретным работам и документам отказано в связи с привлечением к уголовной ответственности.
Решением Алтайского краевого суда от 13 сентября 2004 г. исковые требования были удовлетворены, но определением Верховного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2004 г. решение суда отменено и дело направлено на новое рассмотрение ввиду нарушения норм процессуального права.
При повторном разбирательстве прокурор изменил форму обращения в суд и подал в порядке главы 25 ГПК РФ в интересах России и ее субъекта - Алтайского края заявление о признании действий главы администрации Евдокимова М.С. по приему на должность своего заместителя Б. незаконными по тем же основаниям и устранении допущенного нарушения путем прекращения с Б. трудового договора по занимаемой должности с соблюдением трудового законодательства.
Привлеченные к участию в деле глава администрации края Евдокимов М.С., Б. и администрация края в лице своих представителей заявленные требования не признали.
Решением Алтайского краевого суда от 14 февраля 2005 г. требования прокурора удовлетворены.
Действия главы администрации Алтайского края Евдокимова М.С., выразившиеся в издании распоряжения от 28 апреля 2004 г. о приеме на работу заместителем главы администрации Алтайского края Б., признаны незаконными.
Одновременно суд указал, что решение в этой части исполнению не подлежит, так как свое незаконное распоряжение Евдокимов М.С. уже отменил 10 февраля 2005 г.
На данное решение прокуратурой Алтайского края принесено кассационное представление, в котором ставится вопрос об отмене решения в части неприведения к исполнению решения и принятия в этой части нового решения, обязывающего главу администрации Алтайского края Евдокимова М.С. устранить допущенные нарушения законодательства о государственной тайне путем прекращения с Б. трудового договора по занимаемой должности.
Б. и администрация Алтайского края также оспаривают законность решения суда ввиду неправильного применения норм материального, процессуального права и отсутствия незаконности в действиях главы администрации края, связанных с принятием Б. на должность заместителя главы краевой администрации.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных представления и жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим оставлению без изменения, за исключением в части указания о неисполнении решения, по следующим основаниям.
Судом установлено и подтверждено материалами дела, что Б. на должность заместителя главы краевой администрации в нарушение законодательства был принят без оформления соответствующего допуска к государственной тайне, что является недопустимым как в силу занимаемого служебного положения и получения фактического допуска к секретным сведениям, так и в связи с тем, что занимаемая им должность заместителя главы администрации края включена в Номенклатуру должностей работников, подлежащих оформлению на допуск к особой важности, совершенно секретным и секретным сведениям по аппарату администрации края, согласованную с УФСБ РФ по Алтайскому краю в установленном порядке и утвержденную 3 октября 2000 г. главой администрации края.
Такой вывод основан на правильном применении Законов Российской Федерации от 5 марта 1992 г. "О безопасности" и 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" (с последующими изменениями и дополнениями), а также утвержденной Постановлением Правительства РФ N 1050 от 28 октября 1995 г. Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне" (в редакции N 475 от 8 августа 2003 г. и N 637 от 15 ноября 2004 г.), согласно которым установленные ими положения в интересах обеспечения безопасности Российской Федерации и защиты государственной тайны обязательны для исполнения всеми органами власти, предприятиями, учреждениями, организациями, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, взявшими на себя обязательства либо обязанными по своему статусу исполнять требования законодательства Российской Федерации о государственной тайне. При этом сами руководители названных учреждений и организаций в силу своего служебного положения и статуса допускаются к секретным сведениям только после проведения проверочных мероприятий органами безопасности, заключение с ними трудового договора (контракта) до окончания проверки компетентными органами не допускается; ответственность за организацию защиты сведений, составляющих государственную тайну, возлагается на их руководителей в соответствии с действующим законодательством (ст. ст. 20, 26 Закона РФ "О государственной тайне", п. 6 Инструкции).
В нарушение данных требований законодательства глава администрации Алтайского края Евдокимов М.С. заключил с Б. 28 апреля 2004 г. трудовой договор без предварительного оформления соответствующего допуска Б. к государственной тайне.
При таком положении суд правомерно признал указанные действия Евдокимова М.С. как главы администрации края незаконными.
В то же время содержащееся в резолютивной части решения указание суда о неисполнении решения в связи с отменой 10 февраля 2005 г. главой администрации края Евдокимовым М.С. оспариваемого прокурором распоряжения от 28 апреля 2004 г. не основано на законе, в подтверждение правомерности решения в этой части суд на законодательные нормы, регулирующие данный вопрос, не сослался.
Более того, надлежащих сведений о том, что отмена распоряжения от 28 апреля 2004 г. главой администрации края повлекла устранение допущенных им нарушений федерального законодательства о государственной тайне и Б. окончательно и фактически отстранен от занимаемой должности заместителя главы администрации края, на день вынесения решения ответной стороной не представлено.
Кроме того, решение суда о признании незаконными действий главы администрации края, выразившихся в издании распоряжения от 28 апреля 2004 г., влечет со дня его принятия в соответствии с действующим законодательством ряд других правовых последствий, в том числе и наступление ответственности главы администрации края за указанные действия в установленном законом порядке, но решение суда в части указания о его неисполнении неправомерно создает для этого препятствия.
В то же время принятие нового решения, обязывающего главу администрации края устранить допущенные нарушения федерального законодательства о государственной тайне путем прекращения трудового договора с Б. по занимаемой должности, о чем ставится вопрос в кассационном представлении прокурора, противоречит п. 2 ст. 134 ГПК РФ, поскольку по этому требованию состоялось 21 марта 2005 г. решение Алтайского краевого суда, вступившее в законную силу.
Таким образом, решение суда в части указания о его неисполнении подлежит исключению, в остальной части - является законным, обоснованным, постановленным в полном соответствии с нормами материального и процессуального права и, следовательно, оснований для его отмены по доводам кассационных жалоб не имеется.
Что касается доводов кассационных жалоб об отсутствии у прокурора права на обращение в суд с заявленными требованиями, а также на изменение им формы обращения, то они не соответствуют положениям ст. 39 ГПК РФ, ст. 32 Закона РФ "О государственной тайне" и п. 47 Инструкции "О порядке допуска должностных лиц граждан Российской Федерации к государственной тайне", согласно которым форма обращения заявителя в суд зависит только от него самого, стороны в гражданском процессе в соответствии с принципом диспозитивности вправе распоряжаться своими полномочиями, в том числе изменять предмет или основание иска, а также распоряжаться принадлежащими им материальными и процессуальными правами в любой стадии процесса (до вынесения решения).
В связи с этим замена прокурором искового заявления на заявление в порядке главы 25 ГПК РФ с заменой лишь предмета требования соответствует нормам гражданского процессуального законодательства, и законность таких действий прокурора сомнений не вызывает, равно как и само его обращение в суд, поскольку в силу названного выше законодательства надзор за его соблюдением при обеспечении защиты государственной тайны и законностью принимаемых при этом решений возложен на Генерального прокурора РФ и подчиненные ему прокуроры.
Ссылка в жалобах на оформление допуска заместителя главы администрации края к государственной тайне исключительно исходя из Номенклатуры должностей работников администрации края не основана на Законе РФ "О государственной тайне" и п. 6 Инструкции, согласно которым должность заместителя главы администрации края в силу своего служебного положения и статуса, независимо от включения ее в Номенклатуру, требует оформления допуска к секретным и совершенно секретным сведениям и сведениям особой важности, а лицо может ее занять только после проведения проверочных мероприятий органами безопасности (ст. 20 названного Закона РФ и п. 6 Инструкции).
Содержащиеся в кассационных жалобах другие доводы являлись предметом судебного разбирательства, о чем свидетельствует на этот счет мотивированное и аргументированное решение суда.
С учетом изложенного и руководствуясь ст. ст. 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
исключить из резолютивной части решения Алтайского краевого суда от 14 февраля 2005 г. указание "о неприведении в исполнение по устранению допущенного нарушения действующего законодательства в связи с отменой распоряжения N 81-к от 28 апреля 2004 г. главой администрации Алтайского края Евдокимовым М.С. путем принятия распоряжения 10 февраля 2005 г. за N 49-к".
В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационное представление прокуратуры Алтайского края и кассационные жалобы Б. и главы администрации Алтайского края - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 42-В04-12 от 20.05.2005 Дело по иску к отделу труда и социальной защиты населения администрации Приютненского районного муниципального образования Республики Калмыкия об установлении и взыскании сумм возмещения вреда, причиненного здоровью вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, передано на новое рассмотрение, так как при рассмотрении дела были допущены нарушения действующего законодательства.  »
Общая судебная практика »
Читайте также