ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 50-о05-18 от 11.05.2005 Приговор суда оставлен без изменения, поскольку вывод суда о доказанности вины осужденного в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами, а наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 11 мая 2005 года
Дело N 50-о05-18
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Ермолаевой Т.А.,
Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 11 мая 2005 года кассационную жалобу адвоката Денисюка Д.Г. на приговор Омского областного суда от 4 февраля 2005 года, по которому С., родившийся 4 апреля 1981 года в г. Ереване, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ - на 8 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ - на 12 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., возражения прокурора Модестовой А.А. на доводы, изложенные в кассационной жалобе адвоката, Судебная коллегия
установила:
С. признан виновным в разбойном нападении с применением насилия, опасного для жизни, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и убийстве С-вой, сопряженном с разбоем.
Преступления совершены 22 мая 2004 года в г. Исилькуль Омской области при изложенных в приговоре обстоятельствах.
В судебном заседании С. вину признал частично.
В кассационной жалобе адвокат Денисюк просит об отмене приговора, как вынесенного с нарушением материального закона.
Адвокат считает, что в действиях С. отсутствует идеальная совокупность преступлений, а действия С. должны рассматриваться отдельно по каждому из эпизодов преступлений.
При этом защита утверждает, что вменяемое в вину С. убийство не совершалось в процессе разбойного нападения и не имеет связи с ним. Вменяемое С. деяние имеет личный неприязненный мотив. Судом мотив совершения убийства должным образом не исследован.
Анализируя фактические обстоятельства дела и показания С., адвокат считает, что при завладении деньгами С. уже совершил оконченное преступление, между разбоем и причинением смерти прошел значительный промежуток времени, в связи с чем нельзя говорить о совершении убийства в процессе разбоя. Оспаривая выводы суда об умысле на убийство потерпевшей, адвокат считает, что С. добровольно прекратил свои насильственные действия в отношении С-вой, а поэтому действия его должны быть квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Ссылается и на нарушения уголовно-процессуального закона, т.к. необоснованно отклонено ходатайство об исключении доказательств.
Государственный обвинитель просит оставить приговор без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив изложенные в жалобе доводы, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.
Вывод суда о доказанности вины С. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями самого С. в ходе предварительного следствия о фактических обстоятельствах дела, в т.ч. и данными им при проверке показаний на месте, показаниями свидетеля Алимжанова, который слышал из торгового павильона женские крики, звук разбитого стекла и видел вышедшего из павильона С., который перед этим не пустил его в павильон, сказав, что магазин закрыт; протоколом опознания Алимжановым С., показаниями свидетелей Алешиной, Кузнецова, Жгир, протоколом осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинской экспертизы о характере, степени тяжести и локализации телесных повреждений, причиненных С-вой, и причине ее смерти.
Доводы об отсутствии умысла на хищение имущества путем разбойного нападения опровергаются показаниями самого С. о том, что он собирался ограбить павильон с целью хищения денег, т.к. ему нужно было вернуть долг за ремонт автомашины.
Сам С. не отрицал в ходе следствия того, что, требуя у продавца деньги, угрожал ей ножом, что свидетельствует о применении насилия, опасного для жизни.
Кроме того, он в процессе разбойного нападения наносил С-вой удары стеклянной бутылкой по голове, а затем не менее 16 ударов ножом в область грудной клетки, шеи, кистей рук.
Выводы судебно-медицинских экспертов о том, что на трупе С-вой обнаружены проникающие множественные колото-резаные ранения на передней поверхности грудной клетки, проникающие в грудную полость слева и справа с повреждением левого желудочка сердца, левого и правого легких, гемоторакс, гемоперикард, а также множественные непроникающие колото-резаные ранения грудной клетки, опровергают утверждение об отсутствии умысла на убийство. Выводы суда о наличии умысла на убийство в приговоре надлежаще мотивированы.
------------------------------------------------------------------

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: вместо "не могут не быть признаны убедительными" вероятно имеется в виду "не могут быть признаны убедительными".
------------------------------------------------------------------
Доводы о том, что действия С. неправильно расценены судом как убийство, сопряженное с разбоем, а должны быть расценены как совершенные на почве личных неприязненных отношений, не могут не быть признаны убедительными, поскольку из установленных фактических обстоятельств дела следует, что убийство было совершено в процессе разбойного нападения с целью подавления сопротивления потерпевшей.
Эти обстоятельства не отрицал сам С. в ходе предварительного расследования дела.
Показания С. в ходе следствия обоснованно признаны судом достоверными, т.к. объективно подтверждены иными объективными доказательствами, получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона и оснований для признания их недопустимыми, предусмотренных ст. 75 УПК РФ, не имеется.
Показания С. давал в присутствии адвоката, а на месте происшествия и в присутствии понятых, т.е. в условиях, исключающих возможность оказания на него незаконного давления со стороны правоохранительных органов, заявлений о давлении на него С. не делал, а поэтому суд обоснованно оценил критически его утверждения в судебном заседании о применении незаконных методов следствия.
Юридическая оценка действий С. является правильной.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебная коллегия не усматривает.
Наказание С. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному, с приведением в приговоре мотивов принятого судом решения.
Оснований для смягчения наказания Судебная коллегия не усматривает.
В силу изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Омского областного суда от 4 февраля 2005 года в отношении С. оставить без изменения, кассационную жалобу оставить без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 81-о05-19 от 11.05.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку вывод суда о доказанности вины осужденного и квалификации преступления мотивирован и подтверждается собранными по делу доказательствами.  »
Общая судебная практика »
Читайте также