ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 256п05 от 27.04.2005 Нарушение требований ч. 2 ст. 376 и ст. 388 УПК РФ повлекло отмену кассационного определения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 27 апреля 2005 г. N 256п05
(извлечение)
Заключением коллегии судей Московского городского суда от 17 сентября 2004 г. по представлению прокурора г. Москвы в отношении депутата Законодательного собрания Тверской области Л. признано наличие в его действиях признаков преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160, ч. 2 ст. 201, ч. 3 ст. 174.1 УК РФ.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 29 декабря 2004 г. заключение оставила без изменения.
В надзорной жалобе адвокат просил отменить кассационное определение и передать дело на новое кассационное либо судебное рассмотрение. В обоснование этого он указывал, что в нарушение требований ст. 376 УПК РФ извещение о дне и месте рассмотрения дела в кассационном порядке ему и Л. направили не за 14, а за 12 суток. Кроме того, дополнительная жалоба Л. судом второй инстанции не рассмотрена, что повлияло на правильность принятого решения. Заключение коллегии судей городского суда, по его мнению, незаконно, поскольку в нем указаны фамилии одних судей, а в протоколе судебного заседания - других, которые фактически и принимали участие в разрешении дела.
Президиум Верховного Суда РФ 27 апреля 2005 г. удовлетворил надзорную жалобу по следующим основаниям.
Согласно положениям ч. 2 ст. 376 УПК РФ о дате, времени и месте рассмотрения уголовного дела судом кассационной инстанции стороны должны быть извещены не позднее 14 суток до дня судебного заседания, однако это требование уголовно-процессуального закона по данному делу не выполнено.
Так, из материалов дела усматривается, что в адрес адвоката, а также Л. телеграммы о дате, времени и месте рассмотрения дела судом кассационной инстанции (29 декабря 2004 г. в помещении Верховного Суда РФ) были направлены 16 декабря 2004 г., т.е. за 12 суток до дня судебного заседания.
С учетом того, что суд кассационной инстанции с нарушением требований закона известил стороны о дате, времени и месте рассмотрения дела, чем ограничил их права на участие в суде второй инстанции, определение Судебной коллегии является незаконным.
Кроме того, 17 декабря 2004 г. почтовое отделение в ответ на телеграмму, адресованную адвокату, сообщило в Верховный Суд РФ, что адресат отсутствует.
Между тем, как видно из представленной адвокатом копии командировочного удостоверения, он находился в командировке с 15 по 20 декабря 2004 г., и извещение ему не вручено по уважительной причине.
Таким образом, защитник не был осведомлен о дне и месте рассмотрения дела, что лишило его возможности довести свою позицию, касающуюся заключения, вынесенного коллегией из трех судей, до сведения суда второй инстанции и нарушило право Л. на защиту.
В соответствии со ст. 377 УПК РФ в подтверждение доводов, приведенных в кассационной жалобе, стороны вправе представить в суд кассационной инстанции дополнительные данные.
Л. подал кассационную жалобу в установленный законом срок, затем неоднократно просил ознакомить его с протоколом судебного заседания для написания дополнительной кассационной жалобы. Это право ему было предоставлено лишь 15 ноября 2004 г.
Л. подал замечания на протокол судебного заседания, которые судом были рассмотрены, и 6 декабря 2004 г. соответствующее постановление ему направлено. После этого Л. написал дополнительную кассационную жалобу с многочисленными приложениями, направив ее в Московский городской суд, что предусмотрено ст. 355 УПК РФ. Туда она поступила 21 декабря 2004 г., а в Верховный Суд РФ - 11 января 2005 г., т.е. после рассмотрения дела в кассационной инстанции 29 декабря 2004 г.
Между тем жалоба содержала доводы, свидетельствовавшие о необоснованности заключения суда, однако она разрешена не была, что не могло не повлиять на законность кассационного определения и нарушило право Л. на защиту.
Кроме того, по смыслу ст. 388 УПК РФ кассационное определение должно, в частности, содержать доводы кассационной жалобы и ответы на них, а также мотивы принятого решения. Это требование закона по делу не выполнено.
Так, в кассационном определении изложены доводы жалобы Л., касающиеся незаконности состава суда, нарушения его, Л., права на защиту, неотложения дела судом первой инстанции ввиду его болезни, о чем свидетельствовал листок нетрудоспособности, невозможности ознакомиться с делом для подготовки к судебному заседанию, а также невыполнения городским судом указаний Верховного Суда РФ, изложенных в предыдущем кассационном определении.
Доводы о болезни Л. приведены и в жалобе адвоката.
Однако ответов на них в кассационном определении не имелось, что является нарушением требований указанного Закона и ставит под сомнение правильность принятого решения судом второй инстанции.
Из материалов же дела видно, что в подготовительной части судебного заседания Л. заявил ходатайство об отложении разбирательства, поскольку он перенес тяжелую операцию, в подтверждение чего у него имелся листок нетрудоспособности, и по состоянию здоровья не мог участвовать в рассмотрении дела. Данное заявление было поддержано прокурором.
Однако суд ходатайство отклонил, сославшись на то, что Л. находился на амбулаторном лечении и мог участвовать в деле. О болезни Л. свидетельствовало и то обстоятельство, что копия протокола судебного заседания направлялась ему в больницу.
Таким образом, и в начальной стадии рассмотрения представления прокурора было нарушено право Л. на защиту.
Кроме того, как видно из заключения коллегии судей Московского городского суда, в рассмотрении представления принимали участие одни судьи, а из протокола судебного заседания следовало, что состав судей изменился.
В жалобе адвокат утверждал, что именно судьи, указанные в протоколе судебного заседания, принимали участие в рассмотрении представления.
Изложенные доводы ставят под сомнение законность состава суда и являются достаточным основанием для отмены заключения коллегии судей.
Поскольку нарушения закона, связанные с правом Л. на защиту, а также с незаконным составом суда, допущены городским судом, то отмене подлежат как заключение, так и кассационное определение с передачей дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 182п05 от 27.04.2005 Если умыслом виновного охватывалось убийство лишь двух лиц, при этом реальной опасности подвергались только эти двое потерпевших, действия виновного квалифицируются по ч. 3 ст. 30, п. а ч. 2 ст. 105 УК РФ и дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 30, п. е ч. 2 ст. 105 УК РФ не требуется.  »
Общая судебная практика »
Читайте также