ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (подготовлен ЗАО Юринформ В) Обзор практики рассмотрения Федеральным арбитражным судом Московского округа споров, вытекающих из договоров имущественного страхования (статья 929 Гражданского кодекса РФ), за ноябрь 2004 года.

МОСКОВСКОГО ОКРУГА СПОРОВ, ВЫТЕКАЮЩИХ ИЗ ДОГОВОРОВ
ИМУЩЕСТВЕННОГО СТРАХОВАНИЯ (СТАТЬЯ 929 ГК РФ)
ЗА НОЯБРЬ 2004 Г.
Правообладатель:
ЗАО "Юринформ В"
При подготовке обзора было исследовано 67 дел по тематике "Споры, вытекающие из договоров имущественного страхования", по которым были вынесены решения.
Рассматривались только вступившие в силу решения.
Из них отобрано и включено в обзор 5 судебных решений.
1. Постановление
ФАС Московского округа
от 23.11.2004 N КГ-А40/10706-04
Основанием для выплаты страхового возмещения по договорам перестрахования являются два обстоятельства: 1) наступление страхового случая по основному договору страхования; 2) осуществление (если иное не предусмотрено договором перестрахования) страховых выплат страховщиком по основному договору страхования.
Суд удовлетворил иск страховщика по основному договору страхования к компании-страховщику по договору перестрахования в связи с тем, что страховщик по основному договору произвел выплату в связи с наступлением обусловленного договором перестрахования страховым случаем.
Комментарий.
Закрытое акционерное общество "Гута-Страхование" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к закрытому страховому акционерному обществу "Лексгарант" о взыскании страхового возмещения по договору факультативного перестрахования от 15 апреля 2002 года, заключенному между истцом и ответчиком, в связи с отказом последнего выполнить свои обязательства по договору.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 5 августа 2004 года исковые требования удовлетворены в полном объеме. Апелляционная инстанция оставила решение без изменения.
Обжалуя состоявшиеся судебные акты, ответчик, в частности, указал, что оснований для удовлетворения иска не было в связи с тем, что страховой случай по основному договору не наступил.
Нередко сложности, возникающие при рассмотрении отношений в сфере страхования (и перестрахования в частности), обусловлены тем, что действующее законодательство, регулирующее вопросы страхования, предоставляет широкое поле для усмотрения участникам страховых правоотношений. Следствием такого подхода является очень небольшое количество норм, непосредственно регулирующих отдельные виды страхования. Институт перестрахования в этом отношении является характерным примером. Едва ли не единственной статьей, прямо регулирующей отношения по перестрахованию, является статья 967 ГК РФ. Да и эта статья носит отсылочный характер, указывая, что к отношениям по перестрахованию применяются нормы главы 49 ГК РФ, подлежащие применению в отношении страхования предпринимательского риска.
В связи с таким подходом законодателя к регулированию вопросов перестрахования большое значение для правильного определения прав и обязанностей участников страхового правоотношения приобретают положения договоров либо правил перестрахования, являющихся неотъемлемой частью страховых полисов в соответствующих конкретных ситуациях. В сфере перестрахования широко распространено мнение, что отношения между страховой компанией, застраховавшей риск выплаты страхового возмещения другой страховой компании носят так называемый "облигаторный характер". "Облигаторность" нередко понимается как обязанность перестраховщика во всем следовать решениям перестрахователя (страховщика по основному договору страхования). Прежде всего, это касается определения суммы страховых выплат, причитающихся страхователю (выгодоприобретателю) по основному договору страхования, а также того, наступил или нет страховой случай по основному договору страхования. Такое понимание, по сути, превращает перестраховщика в механического исполнителя воли перестрахователя, который не вправе ставить под сомнение любые действия перестрахователя, в том числе не вправе проверять (и требовать от перестрахователя соответствующего документального подтверждения) важнейшие обстоятельства, влияющие на его права и обязанности по отношению к перестрахователю.
Представляется, что подобный подход противоречит закону, поскольку не учитывает того, что именно представляет собой страховой случай и не учитывает понятия страхового случая, которое содержится в статье 967 ГК РФ. Согласно этой норме предметом договора перестрахования является риск выплаты страхового возмещения (или страховой суммы), принятый на себя страховщиком по основному договору страхования. Таким образом, страховым случаем в договоре перестрахования является выплата денежных сумм, обусловленная наступлением определенного события. То есть возникновение обязательства перестраховщика напрямую зависит от того, наступил ли именно тот страховой случай, риск выплаты по которому и был застрахован страховщиком по основному договору. Поэтому для того чтобы перестраховщик имел юридические основания для страховых выплат, он должен располагать необходимыми документами, подтверждающими факт наступления страхового случая, и, соответственно перестраховщик вправе давать оценку событию, в связи с которым страховщик по основному договору произвел страховые выплаты.
Страховой случай, наступивший по основному договору страхования, и осуществленные страховщиком по основному договору выплаты - это те связанные между собой юридические факты, неразрывная совокупность которых и позволяет говорить о наступлении обязанности перестраховщика выплатить страховое возмещение перестрахователю. Выплата перестраховщиком страхового возмещения в отсутствие оговоренного основным договором страхования страхового случая означает для перестрахователя получение денежных средств при отсутствии соответствующего права, то есть неосновательное обогащение (статья 1102 ГК РФ). Поэтому положения договоров перестрахования, в которых указывается на обязанность перестраховщика выплатить страховое возмещение в любом случае, когда соответствующие выплаты произвел перестрахователь, противоречит закону (в частности, статье 1102 ГК РФ) и не может применяться.
При рассмотрении спора, речь о котором идет в комментируемом постановлении, суды руководствовались именно такими соображениями: сам по себе факт страховых выплат, осуществленных страховщиком по основному договору, еще не является достаточным основанием для того, чтобы возникла обязанность компании-перестраховщика возместить соответствующую часть произведенных затрат. Поэтому суды очень тщательно исследовали документы, в которых стороны согласовали понимание того, что же именно они понимают под страховым случаем. Спор по существу и был сведен к выяснению одного единственного вопроса - является ли событие, в связи с наступлением которого страховщик по основному договору произвел страховые выплаты, страховым случаем.
Суды всех инстанций положительно ответили на этот вопрос.
Из материалов дела видно, что во время испытаний 8 августа 2002 года, проводившихся ОАО "Камов", произошла авария: в результате разрушения узлов крепления вертолета и его опрокидывания на борт вертолет получил многочисленные повреждения. Суды установили, что это происшествие в числе других входит в перечень страховых случаев по основному договору страхования от 31 января 2002 года. Также было установлено, что страховщик по основному договору (ЗАО "Гута-Страхование") выполнил свои обязательства перед выгодоприобретателем по основному договору (ФГУП "КумАПП") на основании страхового акта, подписанного страховщиком (ЗАО "Гута-Страхование") и страхователем (ОАО "Камов"). ЗАО "Гута-Страхование" выплатило страховое возмещение по договору страхования в сумме 7868850 рублей 72 копеек путем перечисления денежных средств на счет собственника поврежденного вертолета - ФГУП "КумАПП".
Таким образом, суды установили все необходимые обстоятельства, свидетельствующие о возникновении обязанности перестраховщика перед перестрахователем по выплате страхового возмещения по договору перестрахования, а именно: 1) наступление страхового случая по основному договору страхования; 2) осуществление страховщиком по основному договору выплаты страхового возмещения выгодоприобретателю.
Кассационная инстанция акты нижестоящих судов оставила в силе, признав их законными и обоснованными.
2. Постановление
ФАС Московского округа
от 04.11.2004, 28.10.2004 N КГ-А41/10077-04
Судебная практика по делам, связанным с причинением ущерба вследствие ДТП, однозначно исходит из того, что решающее значение для установления лиц, виновных в происшествии, имеют документы, составленные должностными лицами ГИБДД.
Отсутствие соответствующих документов ГИБДД само по себе не может служить основанием для признания недоказанными обстоятельств, связанных с дорожно-транспортным происшествием. Однако в этом случае существенные для правильного разрешения спора обстоятельства сторона по делу должна подтверждать иными доказательствами.
Комментарий.
Иск заявлен страховой компанией (ЗАО "Страховая группа УралСиб") о взыскании денежных средств в порядке суброгации (статья 965 ГК РФ) с лица, ответственного за вред, причиненный имуществу страхователя (АОЗТ "РСУ - 27").
Решением Арбитражного суда г. Москвы от 26 мая 2004 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда от 5 августа 2004 года, исковые требования были удовлетворены в полном объеме.
В рассматриваемом деле все основные обстоятельства суды посчитали установленными. В частности, выплата страхового возмещения подтверждена платежными документами, перечень причиненных автомобилю потерпевшего повреждений - актом осмотра 28-02.03 (ПСК) от 12.02.2003, который был составлен бюро независимой экспертизы ООО "Альвес". Кассационная инстанция посчитала также правильным, что размер подлежащего возмещению ущерба был рассчитан исходя из фактических затрат на восстановительный ремонт пострадавшего автомобиля.
При таких обстоятельствах кассационная инстанция не нашла оснований для отмены состоявшихся решений.
Так, сложившаяся судебная практика по делам, связанным с причинением ущерба вследствие ДТП, однозначно исходит из того, что решающее значение для установления лиц, виновных в происшествии, имеют документы, составленные должностными лицами ГИБДД. И такой подход является оправданным, поскольку сотрудники ГИБДД составляют протоколы об административном правонарушении "по горячим следам", кроме того, как правило, именно на месте происшествия производится осмотр участвовавших в аварии автомобилей, результаты которого также отражаются в протоколах. Такой порядок в наибольшей степени гарантирует точность фиксирования всех обстоятельств ДТП, а также достаточно высокую точность в установлении перечня повреждений, ставших результатом ДТП. Однако в рассматриваемом случае данный подход не соблюден. Так, по утверждению ответчика, на месте дорожно-транспортного происшествия протокол не составлялся, и судебным актом данное обстоятельство не опровергнуто - если это действительно так, то доказанность обстоятельств, относящихся к ДТП, оказывается под большим сомнением.
В рассматриваемом случае вред причинен вследствие взаимодействия источников повышенной опасности (столкновения двух автомобилей). При таких обстоятельствах вред подлежит возмещению на общих основаниях (статьи 1079 и 1064 ГК РФ), то есть при наличии вины лица, причинившего вред. Однако в комментируемом постановлении вообще отсутствуют какие-либо ссылки на документы, из которых суд сделал вывод о доказанности вины водителя ответчика в совершенном дорожно-транспортном происшествии. Суд лишь в самом общем виде указал на то, что "материалами дела было подтверждено, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине водителя П., управлявшего автомобилем, принадлежащим ответчику, при исполнении им своих служебных обязанностей". Однако на основании каких именно доказательств суд сделал свой вывод, непонятно. Из судебного акта также не ясно, был ли привлечен водитель "РСУ-27" к административной ответственности в установленном законодательством об административных правонарушениях порядке.
Характер и перечень полученных автомобилем потерпевшего повреждений зафиксирован лишь актом осмотра экспертной организации, который был проведен 12 февраля 2003 года. Само же дорожно-транспортное происшествие произошло 27 января 2003 года. В отсутствие акта осмотра автомобиля, произведенного на месте происшествия, также представляется далеко не бесспорным то, что все повреждения, зафиксированные экспертами, явились следствием спорного случая.
3. Постановление
ФАС Московского округа
от 04.11.2004 N КГ-А40/9965-04
Судебная практика возмещения ущерба, причиненного автомобилям вследствие дорожно-транспортных происшествий, непоследовательна и противоречива. В одних случаях суды признают обоснованным возмещение расходов на ремонт автомобиля в полном объеме (статья 15 ГК РФ). В комментируемом же деле суд посчитал возможным уменьшить размер подлежащего возмещению вреда на сумму износа подлежащих замене деталей.
Комментарий.
4 мая 2003 года произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого пострадал автомобиль Ауди А-8, застрахованный на момент аварии в ЗАО "МАКС", что следует из полиса N 10270/50-327664 от 17.03.2003. В связи со страховым случаем истец выплатил страховое возмещение на сумму 99478 руб. 94 коп. В связи с отказом лица, ответственного за причинение ущерба, возместить выплаченное страховой компанией страховое возмещение ЗАО "МАКС" обратилось с иском в суд.
Решением Арбитражного суда города Москвы от 19 марта 2004 года, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции того же суда от 16 июля 2004 года по делу N А40-49735/03-37-502, исковые требования закрытого акционерного общества "Московская страховая компания" (ЗАО "МАКС") в отношении ЗАО "Интрейс-Авто" были удовлетворены частично. Суд первой инстанции взыскал с ЗАО "Интрейс-Авто" в порядке суброгации (статья 965 ГК РФ) 58692 руб. 31 коп. суброгации. В остальной части иска было отказано.
Суд первой инстанции, уменьшая размер взыскиваемой суммы, согласился с доводом ответчика о завышении стоимости восстановительного ремонта, произведенного истцом, так как истцом не был применен процент износа на заменяемые детали, а ряд работ, указанных в акте осмотра, не находится в причинной связи с дорожно-транспортным происшествием.
Апелляционная инстанция согласилась с выводами суда первой инстанции, отклонив доводы апелляционной жалобы истца.
Основной вопрос, возникший при рассмотрении этого спора, - вопрос о размере подлежащего возмещению ущерба.
В суде выявилось два аспекта этой проблемы: 1) можно ли считать все ремонтные работы непосредственно связанными с причиненным автомобилю вредом; 2) подлежат ли возмещению затраты на ремонт в полном объеме, в том числе надо ли учитывать при расчете сумм, подлежащих возмещению, износ заменяемых деталей.
Первый вопрос по существу сводится к установлению причинной связи между обнаруженными повреждениями

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 243-О от 22.04.2005 Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Чибисова Виктора Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 1 Федерального закона О применении Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР О милиции  »
Общая судебная практика »
Читайте также