ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 05.04.2005 n 54825/00) (Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2005, n 9) По делу обжалуется способ насильственного кормления лица, содержащегося под стражей, которое объявило голодовку, при том что для применения такой принудительной меры медицинских показаний не имелось. По делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

(Nevmerzhitsky - Ukraine) (N 54825/00)
По материалам Постановления
Европейского Суда по правам человека
от 5 апреля 2005 года
(вынесено II Секцией)
Обстоятельства дела
В апреле 1997 года в отношении заявителя, бывшего менеджера банка, который подозревался в нарушении порядка осуществления валютных операций, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Впоследствии ему были предъявлены обвинения в совершении этого преступления, а также в совершении злоупотребления служебными полномочиями, мошенничестве и подлоге. Заявитель безуспешно обжаловал в районном суде незаконные, как он считал, действия следователя по уголовному делу. Постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу продлевалось пять раз последовательно с тем, чтобы позволить прокуратуре проводить расследование дополнительно, а в освобождении из-под стражи под залог заявителю было отказано. В период содержания под стражей заявитель объявлял голодовку и поэтому его подвергали насильственному кормлению, что, по его утверждению, причинило ему тяжкие психические и физические страдания, особенно с учетом применявшегося способа насильственного кормления: его часто приковывали наручниками к стулу или батарее отопления и заставляли проглатывать резиновый зонд, подсоединенный к емкости со специальным питательным раствором. Он также утверждает, что в период содержания под стражей он был лишен адекватной медицинской помощи в связи с различными заболеваниями, которыми он страдал, и что условия содержания под стражей (переполненность камер, отсутствие санитарно-гигиенических условий и оборудования, кишащие насекомыми постельные принадлежности, помещение в изолятор на десять дней в период объявления им голодовки) также нарушали требования Статьи 3 Конвенции. Хотя максимальный предусмотренный законом срок содержания заявителя под стражей истек в сентябре 1998 года, он был освобожден из-под стражи только в феврале 2000 года. В феврале 2001 года городской суд приговорил заявителя к пяти с половиной годам лишения свободы по обвинению в совершении неоднократных актов финансового мошенничества, подлога и злоупотребления служебными полномочиями. Согласно закону об амнистии и учитывая, что заявитель содержался под стражей почти три года, суд освободил его от отбывания наказания.
Вопросы права
По поводу пункта 1 Статьи 38 Конвенции. Государство-ответчик не создало все необходимые условия для Европейского Суда при выполнении Судом своей задачи по установлению фактов по делу. В частности, государство-ответчик не представило Суду медицинское заключение по решению, на основании которого заявителя подвергли насильственному кормлению, или информацию о нормативных основаниях продления сроков содержания заявителя под стражей или помещения его в изолятор.
По поводу Статьи 3 Конвенции.
i) По вопросу об условиях содержания под стражей и отсутствии медицинского лечения заявителя и непредоставлении ему медицинской помощи.
Учитывая, что изложенное заявителем Европейскому Суду в общем совпадало с выводами, сделанными по результатам проверок, которые провели Европейский комитет по предотвращению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания и Уполномоченный по правам человека украинского парламента, Европейский Суд пришел к выводу, что заявитель содержался под стражей в недопустимых условиях, которые приравниваются унижающему достоинство человека обращению. К аналогичному выводу пришел Европейский Суд в том, что касается отсутствия адекватного обращения с заявителем. До своего заключения под стражу у заявителя не было никаких кожных заболеваний, состояние его здоровья было нормальным. Кроме того, несмотря на то, что по результатам независимого медицинского обследования было рекомендовано лечение заявителя в специализированной больнице, этой рекомендации власти не последовали.
(ii) По вопросу о насильственном кормлении заявителя.
Государство-ответчик не продемонстрировало Европейскому Суду, что существовали "медицинские показания" к насильственному кормлению заявителя. Ввиду лишь только этого факта можно предполагать, что оно было актом произвола. Процессуальные гарантии не были соблюдены, когда заявитель сознательно отказался принимать пищу. Власти не действовали в наилучших интересах заявителя, подвергая его процедуре насильственного кормления. Хотя власти выполнили условия соответствующего нормативного акта, который предписывал способ насильственного кормления, применение при этом с помощью силы спецсредств - наручников, роторасширителя, специального зонда, вводимого в пищевод с преодолением сопротивления заявителя, представляет собой обращение с человеком такого тяжкого свойства, что может быть охарактеризовано как пытка.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований Статьи 3 Конвенции (принято единогласно).
По поводу пункта 1 Статьи 5 Конвенции. Хотя власти Украины при ратификации Конвенции сделали оговорку по пункту 1 Статьи 5 Конвенции, что государство не считает себя связанным обязательством гарантировать, что постановление о первоначальном аресте лица и заключении его под стражу будет выноситься судьей, Европейский Суд считает, что вопрос о продлении сроков содержания под стражей этой оговоркой не затрагивался. Следовательно, поскольку постановления о продлении сроков содержания заявителя под стражей выносились прокуратурой, а суды только проверяли законность и обоснованность таких решений на более поздней стадии производства по делу, несколько периодов времени содержания заявителя под стражей не имеют под собой законных оснований.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 1 Статьи 5 Конвенции (принято шестью голосами "за" и одним голосом "против").
По поводу пункта 3 Статьи 5 Конвенции. Даже с учетом того обстоятельства, что расследование по делам об экономических преступлениях создает особые проблемы для властей, Европейский Суд не может согласиться с тем, что содержание заявителя под стражей в течение такого длительного срока без быстрой или регулярной судебной проверки законности и обоснованности лишения его свободы было необходимым. Что же касается фактической продолжительности содержания заявителя под стражей, то Суд замечает: с учетом состояния здоровья заявителя, условий его содержания под стражей и того факта, что власти не рассматривали возможность применения альтернативной меры пресечения, основания, выдвинутые прокуратурой для продления сроков содержание заявителя под стражей (возможное препятствование заявителя проведению расследования и подозрение, что заявитель действительно совершил преступления, в которых он обвинялся), не могут оправдать продлевавшееся содержание заявителя под стражей в течение более двух лет и пяти месяцев.
Постановление
Европейский Суд пришел к выводу, что в данном вопросе по делу допущено нарушение требований пункта 3 Статьи 5 Конвенции (принято единогласно).

[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ n 14450/04 от 05.04.2005] Исковые требования о признании недействительным распоряжения Минимущества РФ от 07.04.2003 n 1061-р О дальнейшем использовании имущественного комплекса общежития удовлетворены, поскольку оспариваемое распоряжение не соответствует законодательству и нарушает права истца, за которым имущественный комплекс закреплен на праве оперативного управления.  »
Общая судебная практика »
Читайте также