ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 58-о04-54сп от 29.03.2005 Если при обсуждении поставленных вопросов присяжные заседатели достигли единодушия, то нахождение их в совещательной комнате менее трех часов не является нарушением уголовно-процессуального закона.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 29 марта 2005 года
Дело N 58-о04-54сп
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Глазуновой Л.И.,
Русакова В.В.
рассмотрела в судебном заседании от 29 марта 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных Щ., Б. и М., адвоката Харченко В.Г. на приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 12 февраля 2004 года, которым Щ., родившийся 26 июля 1978 года в г. Братске Иркутской области, со средним образованием, ранее не судимый, осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 13 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 10 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 16 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
М., родившийся 30 декабря 1978 года в пос. Буюклы Смирныховского района Сахалинской области, со средним образованием, ранее не судимый, осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Б., родившийся 16 мая 1978 года в г. Братске Иркутской области, с неполным средним образованием, ранее не судимый, осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Принято решение об удовлетворении гражданских исков.
Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осужденных Щ., М. и Б., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших об отмене приговора по изложенным в жалобах основаниям, возражения прокурора Саночкиной Е.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
вердиктом присяжных заседателей от 5 февраля 2004 года признано доказанным, что с конца ноября по 5 декабря 2002 года Щ. создал устойчивую вооруженную группу, в которую вошли М. и Б., возглавил и руководил ею. В составе данной группы они в период с 1 по 4 декабря 2002 года совершили несколько разбойных нападений.
При этом по факту нападения с целью завладения имуществом С. они признаны заслуживающими снисхождения, по остальным фактам нападения признаны не заслуживающими снисхождения.
На основании данного вердикта Щ. осужден по ст. ст. 209 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ за создание вооруженной организованной группы и руководство ею, а также участие в совершаемых ею нападениях, за разбойные нападения организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия.
М. и Б. осуждены по ст. ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ за участие в совершаемых бандой нападениях и за совершение разбойных нападений организованной группой, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, в целях завладения имуществом в крупном размере, с незаконным проникновением в жилище.
В кассационных жалобах адвокат Харченко В.Г. в защиту интересов М. просит смягчить осужденному наказание.
Основанием к этому адвокат указывает, что М. впервые привлекается к уголовной ответственности, характеризуется удовлетворительно, вину признал частично, раскаялся в содеянном.
Считает, что его исправление и перевоспитание может быть достигнуто за более короткий срок лишения свободы.
Осужденный М., не соглашаясь с приговором, считает, что наказание ему назначено чрезмерно суровое.
Наряду с этим утверждает, что никакой банды у них не существовало, в судебном заседании доказательства его вины в совершении данного преступления не были исследованы, равно как и не установлены и объективные признаки данного состава.
Оспаривая законность приговора, указывает, что суд при отсутствии данных судебно-психиатрического исследования необоснованно признал их вменяемыми.
Также обращает внимание, что в присутствии присяжных заседателей свидетели и потерпевшие в своих показаниях ссылались на сведения об его "прошлой деятельности", а судья задавал наводящие вопросы.
Заявляет, что на предварительном следствии давал неправдивые показания об участниках преступления, в судебном заседании назвал лиц, действительно участвовавших в нападениях, однако суд эти показания необоснованно признал недостоверными.
Кроме того, считает, что судебное следствие проведено неполно, это привело к вынесению незаконного вердикта и обвинительного приговора.
С учетом изложенного просит об изменении приговора.
Осужденный Щ., не соглашаясь с приговором, считает, что он постановлен на противоречивых показаниях потерпевших и свидетелей. Утверждает, что не совершал инкриминируемых ему деяний, поэтому считает себя незаконно осужденным.
В дополнениях к кассационной жалобе указывает, что в основу приговора положены противоречивые показания потерпевших и свидетелей, а также показания М. на предварительном следствии, который его оговорил в совершении преступлений, к которым не причастен.
Также считает, что суд в отсутствии выводов судебно-психиатрической экспертизы необоснованно признал их вменяемыми.
Оспаривая законность приговора, указывает, что присяжные заседатели находились в совещательной комнате менее трех часов и не могли за такое короткое время принять законное, обоснованное и справедливое решение.
Кроме того, утверждает, что государственный обвинитель в судебном заседании отказалась от обвинения по некоторым признакам состава преступления, а суд вопреки ее мнению признал их виновными в совершении данных преступлений.
Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.
Осужденный Б., не приводя никаких доводов, указывает, что с приговором, в частности с осуждением по ст. 209 ч. 2 УК РФ, не согласен.
В дополнениях к кассационной жалобе указывает на обвинительный уклон судебного следствия, что, как он считает, повлияло на мнение присяжных заседателей при вынесении вердикта.
Кроме того, ссылается на то, что в присутствии присяжных заседателей потерпевшие и свидетели сообщали данные об их судимостях и употреблении ими наркотических средств.
Не соглашаясь с приговором, считает, что уголовное дело в отношении его сфальсифицировано, приговор постановлен на противоречивых показаниях потерпевших и свидетелей, которые не подтверждаются другими материалами дела.
Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, при этом "исключив своим решением его осуждение по ст. 209 ч. 2 УК РФ".
Кроме того, указывает, что государственный обвинитель в прениях отказалась от поддержания обвинения по ст. 222 ч. 4 УК РФ, что, по его мнению, исключает их ответственность по ст. 209 ч. 2 УК РФ.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Рогаль Н.Д. считает приговор законным и обоснованным, постановленным с соблюдением закона, просит оставить его без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.
Как видно из материалов дела, осужденные изъявили желание о рассмотрении уголовного дела в отношении их судом с участием присяжных заседателей.
Их просьба была удовлетворена, при этом им подробно был разъяснен порядок рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, последствия вынесения обвинительного вердикта и процессуальные особенности его обжалования.
Свое желание о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей они подтвердили при проведении предварительного слушания.
Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением закона.
Коллегией признано доказанным, что М. и Б. в составе организованной вооруженной группы, которую создал и которой руководил Щ., совершили ряд разбойных нападений.
В судебном заседании использовались лишь допустимые доказательства, приговор постановлен в соответствии с вердиктом присяжных заседателей и по основаниям, изложенным в п. 1 ст. 379 УПК РФ, не может быть отменен.
Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.
Действия осужденных квалифицированы правильно.
Заявление осужденных в той части, что приговор постановлен на противоречивых доказательствах и в нем не приведены доказательства их виновности, судебная коллегия находит необоснованными.
Как видно из протокола судебного заседания, судом в присутствии присяжных заседателей были исследованы доказательства, как уличающие, так и оправдывающие их.
Присяжные заседатели единодушно пришли к выводу, что вина М., Щ. и Б. в совершении инкриминируемых им деяний доказана и они виновны в их совершении.
При этом закон запрещает присяжным заседателям разглашать суждения, имевшие место во время совещания при вынесении вердикта. Они не вправе разглашать, по каким основаниям пришли к такому выводу, а не другому. Не требует закон при обвинительном вердикте и в приговоре приводить доказательства о виновности подсудимых в совершении преступного деяния.
С учетом изложенного судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, постановленным в соответствии с решением коллегии присяжных заседателей.
Не может согласиться судебная коллегия с утверждением осужденных и в той части, что суд необоснованно при отсутствии заключения судебно-психиатрической экспертизы признал их вменяемыми.
В материалах дела отсутствуют данные о наличии у кого-либо из них психического заболевания. Сами они тоже об этом не заявляли. Учитывая эти обстоятельства и также поведение осужденных в судебном заседании, оснований сомневаться в их психической полноценности у суда не имелось.
Не находит таковых и судебная коллегия.
Находит несостоятельными судебная коллегия доводы кассационных жалоб и в той части, что в присутствии присяжных заседателей некоторые свидетели в своих показаниях упоминали об их прошлых судимостях и об употреблении ими наркотиков.
Согласно протоколу судебного заседания некоторые свидетели в своих показаниях действительно пытались сообщить об этом суду. Однако председательствующим по делу такие высказывания прерывались, а присяжным заседателям разъяснялось, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта.
С учетом изложенного следует признать, что и эти требования закона при рассмотрении дела были соблюдены.
Является необоснованным заявление Щ. в той части, что вердикт является незаконным по тем основаниям, что в совещательной комнате присяжные заседатели находились менее трех часов.
В соответствии со ст. 343 УПК РФ, если присяжным заседателям при обсуждении поставленных перед ними вопросов в течение 3 часов не удалось достигнуть единодушия, то решение принимается голосованием.
Из этого следует, что менее трех часов они не должны обсуждать поставленные перед ними вопросы в случае, если не достигнуто единодушия.
Материалами дела установлено, что при обсуждении поставленных вопросов присяжные заседатели достигли единодушия, в связи с чем нахождение их в совещательной комнате менее трех часов не является нарушением уголовно-процессуального закона.
Соблюдены судьей требования закона и при постановлении приговора.
Государственный обвинитель отказался от обвинения только в части, касающейся изменений, внесенных в УК РФ 8 декабря 2003 года, и с учетом этих изменений судом квалифицированы действия осужденных, в связи с чем утверждение Б. о том, что суд занял не свойственную ему обвинительную функцию и постановил приговор без учета мнения государственного обвинителя, является необоснованным.
Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного каждым и данных о личности каждого осужденного, оснований к его смягчению судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Хабаровского краевого суда с участием присяжных заседателей от 12 февраля 2004 года в отношении Щ., М. и Б. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о04-134 от 29.03.2005 Приговор суда оставлен без изменения, поскольку вина осужденного за кражу чужого имущества и за убийство потерпевшего, заведомо для него находившегося в беспомощном состоянии, с целью сокрытия другого преступления, подтверждается доказательствами, всесторонне, полно и объективно исследованными судом, наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности осужденного.  »
Общая судебная практика »
Читайте также