ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 65-о04-7 от 17.03.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку вина осужденных в совершении преступлений, предусмотренных п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ, подтверждается собранными по делу доказательствами, квалификация содеянного является правильной, а наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, конкретных обстоятельств дела, данных о личности осужденных, смягчающих обстоятельств, к которым судом обоснованно отнесены полное признание осужденными вины, несовершеннолетний возраст и активное способствование раскрытию преступлений.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 17 марта 2005 года
Дело N 65-о04-7
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Фроловой Л.Г.,
Коннова В.С.
рассмотрела в судебном заседании от 17 марта 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных А., Г., В-ва, В. на приговор суда Еврейской автономной области от 30 сентября 2004 года, которым В., 15 июля 1986 года рождения, уроженец г. Магдагачи Амурской области, судимый 3 декабря 2003 года с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией, по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "б" 161, ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы; осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - к 7 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 3 декабря 2003 года и окончательно назначено В. наказание в виде лишения свободы сроком на 8 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
В-в, 25 февраля 1987 года рождения, уроженец г. Барнаула Алтайского края, судимый 3 декабря 2003 года, с учетом изменений, внесенных кассационной инстанцией по ст. ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. п. "а", "б", 161 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы; осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - к 6 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 3 декабря 2003 года и окончательно назначено В-ву наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
А., 24 января 1987 года рождения, уроженец г. Шимановска Амурской области, судимый 2 декабря 2003 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы; осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - к 6 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 2 декабря 2003 года и окончательно назначено А. наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в воспитательной колонии.
Г., 21 июля 1986 года рождения, уроженец г. Благовещенска Амурской области, судимый:
- 10 июня 2003 года по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы на основании ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года;
- 8 декабря 2003 года по ст. 213 ч. 3 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года) к 2 годам лишения свободы, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы и на основании ст. ст. 70, 74 УК РФ окончательно с приговором от 10 июня 2003 года к 3 годам 6 месяцам лишения свободы;
осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - к 6 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 8 декабря 2003 года и окончательно назначено Г. наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.
Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных В., В-ва, Г., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Козусевой Н.А., полагавшей приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору, признаны виновными: В. и В-в - в умышленном причинении смерти Б., группой лиц по предварительному сговору, на почве личных неприязненных отношений, а А. и Г. - в умышленном причинении смерти К., группой лиц по предварительному сговору, на почве личных неприязненных отношений.
Преступления совершены в ночь на 10 марта 2004 года, в помещении карантинного отделения Биробиджанской воспитательной колонии УИН МЮ РФ по ЕАО, расположенной в г. Биробиджане Еврейской автономной области, при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.
В судебном заседании В., В-в, А. и Г. виновными себя в совершении указанных преступлений признали полностью.
В кассационных жалобах:
осужденный А., не отрицая участия в убийстве К., в то же время утверждает, что принял участие в убийстве из-за того, что К. и Б. высказывали ему и другим осужденным угрозы, он реально опасался этих угроз и вынужден был защищаться. Ссылается на наличие у него "нервного расстройства", считает, что это заболевание способствовало совершению им преступления. Считает, что в ходе предварительного следствия и в судебном заседании были нарушены его права в связи с тем, что при проведении следственных действий и в ходе судебного разбирательства не присутствовала его законный представитель - мать. Считает назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Полагает, что суд не в полной мере учел его чистосердечное признание, а также то, что наказание по предыдущему приговору было смягчено кассационной инстанцией до двух лет лишения свободы. Просит о смягчении наказания;
осужденный Г. утверждает, что не участвовал в причинении смерти К. Не отрицает того, что договорился с другими осужденными по делу об этом, но не смог по моральным соображениям принять участие в убийстве, только наблюдал за его совершением. Утверждает также, что он и другие осужденные по данному делу пришли к решению об убийстве потерпевших из-за их угроз, в целях защиты. Ссылается на самооговор на предварительном следствии и в суде по договоренности с другими осужденными из ложно истолкованного чувства товарищества. Просит об отмене приговора;
осужденный В-в, не отрицая своего участия в причинении смерти Б., утверждает, что преступление совершил из-за угроз потерпевших расправиться с ним. Считает, что судом не проверены с достаточной полнотой его доводы об угрозах со стороны потерпевших, в том числе не допрошены свидетели, которые могли подтвердить это. Утверждает также, что судом не были извещены о дне рассмотрения дела законные представители несовершеннолетних осужденных, а именно, их родители. Полагает, что иск потерпевшей Б. по делу должен быть обращен на администрацию воспитательной колонии. Просит разобраться в деле;
осужденный В., не отрицая участия в причинении смерти Б., утверждает, что вынужден был, таким образом, защищать свою жизнь, здоровье и репутацию. Ссылается на угрозы со стороны потерпевших различного характера, отсутствие соответствующего реагирования со стороны администрации колонии. Также ссылается на проведение расследования дела и его рассмотрения в суде без участия его законных представителей - родителей. Считает, что представитель администрации воспитательной колонии не мог быть признан законным представителем осужденных, поскольку заинтересован в исходе дела.
В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Кичакова И.А., потерпевшие К.Н. и Б.И. просят приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных В., В-ва, А., Г. в совершенных ими преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.
Так, вина осужденных В., В-ва, А., Г. подтверждается их собственными показаниями, в которых они последовательно и подробно поясняли о мотивах убийства потерпевших, обстоятельствах совершения преступления, а также роли каждого из них в содеянном.
Показания осужденных полно и правильно приведены в приговоре.
В подтверждение вины осужденных суд также правильно сослался в приговоре на показания свидетелей Радько на предварительном следствии, свидетелей Агапитова, Никитина, Гонцова, Журавлева, Дремлюга - в судебном заседании, данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.
Судом обоснованно признаны правдивыми показания свидетеля Радько на предварительном следствии о том, что он видел часть действий В., направленных на причинение смерти Б., понял, что тот душит Б., видел возле кровати К. четверых человек, слышал голоса Г. и В., видел также, что кровати Бахшалиева, А., Г. и Старикова пусты, испугался происходящего и накрылся с головой одеялом.
Показания свидетеля Радько, данные им на предварительном следствии согласуются с показаниями самих осужденных об обстоятельствах причинения ими смерти Б. и К., с показаниями другого свидетеля-очевидца - Агапитова, подтверждаются ими, а также другими материалами дела.
При таких данных суд обоснованно признал достоверными показания Радько на предварительном следствии и недостоверными показания Радько в суде о том, что он во время происшедшего спал, ничего не видел, а показания на предварительном следствии дал под воздействием со стороны лиц, производивших допросы.
Анализ показаний самих осужденных, свидетелей из числа лиц, содержащихся на момент происшедшего в воспитательной колонии, а также из числа сотрудников Биробиджанской воспитательной колонии, позволил суду прийти к правильному выводу о мотиве действий осужденных по причинению смерти потерпевшим - личные неприязненные отношения всех осужденных по данному делу к потерпевшим, в связи с определенным поведением потерпевших в условиях нахождения всех в изоляции от общества.
Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются Судебной коллегией правильными выводы суда о том, что каждый из осужденных принимал непосредственное участие в процессе лишения жизни потерпевших: В. и В-в - Б., а А. и Г. - К. При этом роль Г. заключалась в удержании ног потерпевшего К.
Из показаний осужденных, а также свидетелей-очевидцев - Радько и Агапитова усматривается, что В. сразу после происшедшего предложил всем, кто участвовал в лишении жизни потерпевших, не скрывать своего участия в этом при расследовании, а также заявил, что все, кто видел происшедшее, также могут об этом рассказать при допросах.
При таких данных Судебной коллегией признаются несостоятельными доводы кассационной жалобы осужденного Г. о том, что он не принимал участия в причинении смерти К., оговорил себя по договоренности с другими осужденными, из ложно понятого чувства товарищества.
Судом не установлено обстоятельств, свидетельствующих о совершении потерпевшими К. и Б. действий, поставляющих в опасность жизнь, здоровье и жизненно важную в местах изоляции репутацию осужденных.
Объем исследованных в судебном заседании доказательств позволил суду прийти к бесспорному выводу об этом.
При таких обстоятельствах Судебной коллегией признаются несостоятельными доводы осужденных о причинении смерти потерпевшим в целях защиты от их неправомерных действий, поставляющих в опасность жизнь, здоровье и репутацию каждого из них, а также об оставлении без проверки данного довода судом.
С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных В., А., Г. и В-вым преступлений, прийти к правильному выводу о виновности каждого из них в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.
Решение суда о вменяемости В., А., Г., В-ва основано на материалах дела, данных о личности каждого из них, поведении до совершения преступления, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов судебных психолого-психиатрических экспертиз, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.
При таких обстоятельствах ссылки А. в кассационных жалобах на совершение преступления в результате заболевания психики признаются Судебной коллегией несостоятельными.
При назначении В., А., Г. и В-ву наказания судом, в соответствии с требованиями закона в полной мере учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие обстоятельства, к которым судом обоснованно отнесены полное признание осужденными вины, несовершеннолетний возраст и активное способствование раскрытию преступлений, изобличение других соучастников.
Назначенное осужденным В., А., Г. и В-ву наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению Судебной коллегией не усматривается.
Не повлияла на решение суда о назначении наказания А. по совокупности с приговором от 2 декабря 2003 года, также неосведомленность суда о смягчении ему кассационной инстанцией наказания по этому приговору с 2 лет 6 месяцев лишения свободы до 2 лет лишения свободы.
Как видно из дела, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию, назначенному по настоящему приговору, частично - в виде 1 года лишения свободы, присоединена неотбытая часть наказания, назначенного по приговору суда от 2 декабря 2003 года и окончательно назначено А. наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет, что отвечает требованиям справедливости.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.
В том числе в полной мере соблюдены права несовершеннолетних осужденных на участие в досудебном и судебном производстве по делу их законных представителей.
Так, сразу после возбуждения уголовного дела, 12 марта 2004 года следователем были вынесены постановления о признании в качестве законных представителей несовершеннолетних обвиняемых и допуске к участию в уголовном деле их родителей: В.С., В-вой Н., Чернышовой И.А., Бахшалиевой Л.Н., А.И., Переваловой Н.А., Стариковой С.Ю., а также о признании в качестве законного представителя всех несовершеннолетних обвиняемых, в том числе Г., не имеющего близких родственников, и допуске к участию в уголовном деле начальника отдела воспитательной работы БВК - Котикова Р.П., что законом не запрещено (т. 1 л.д. 87 - 135).
Всем законным представителям

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о04-136 от 17.03.2005 Приговор суда изменен: действия осужденного переквалифицированы с п. ж ч. 2 ст. 105 и п. к ч. 2 ст. 105 УК РФ на п. п. ж, к ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку квалификация действий виновного отдельно по каждому убийству с последующим назначением ему наказания по совокупности преступлений ухудшила его положение, а потому его действия подлежат единой квалификации.  »
Общая судебная практика »
Читайте также