ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 81-о04-132 от 02.03.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку вина осужденного подтверждена совокупностью объективных доказательств, исследованных в судебном заседании, а наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 марта 2005 года
Дело N 81-о04-132
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Боровикова В.П.,
Ермолаевой Т.А.
рассмотрела в судебном заседании от 2 марта 2005 года кассационные жалобы осужденного С. и адвоката Бочкаревой В.В. на приговор Кемеровского областного суда от 22 сентября 2004 года, которым С., 21 июня 1975 года рождения, уроженец села Булаево Северо-Казахстанской области Республики Казахстан, несудимый, осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы и по ч. 2 ст. 167 УК РФ к 3 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 14 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвокатов Потокиной О.В. и Потокиной Н.Н., осужденного С., поддержавших жалобы, выступление прокурора Тришевой А.А., полагавшей оставить приговор без изменения, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору С. признан виновным и осужден за убийство Ч. в ходе разбойного нападения и умышленном уничтожении чужого имущества путем поджога.
Преступления им совершены при обстоятельствах, указанных в приговоре.
Осужденный С. совершил преступления 21 апреля 2004 года в г. Новокузнецке Кемеровской области.
В судебном заседании осужденный не признал вину.
В кассационной жалобе осужденный просит оправдать его либо направить дело на повторное расследование.
Он полагает, что приговор является незаконным и несправедливым.
По его мнению, суд неправильно оценил доказательства, что привело к неправильному установлению фактических обстоятельств дела. Осужденный утверждает о том, что показания, данные им в ходе предварительного следствия при допросе в качестве подозреваемого (л.д. 38 - 41), обвиняемого (л.д. 67 и 68) и при проверке показаний на месте (л.д. 42 - 46), на которые суд сослался в приговоре в обоснование доказанности его вины в предъявленном обвинении являются незаконными, так как эти показания он дал в результате физического воздействия со стороны сотрудников милиции. Он настаивает на том, что оговорил себя по просьбе Лохмачева.
Именно со слов Лохмачева ему стало известно об обстоятельствах совершения преступлений. В жалобе осужденный указал на то, что при проверке его показаний на месте происшествия следователь не составлял протокол и ни он, ни понятые не расписывались в протоколе, последние поставили свои подписи на отдельном листе. Впоследствии оперативный сотрудник СИЗО-2 г. Новокузнецка заставил его подписать все бумаги, не дав их прочитать.
Кроме того, осужденный в жалобе сослался на то, что при обстоятельствах, при которых было совершено убийство Ч., на его одежде должна остаться кровь.
Кровь, обнаруженная на его футболке, не могла произойти от Ч., так как он был в куртке.
С. ссылается на то, что суд не исследовал его алиби и не допросил Дацука Александра, который видел его в другом месте в момент совершения убийства.
В кассационной жалобе адвокат Бочкарева В.В. просит отменить приговор и направить уголовное дело в отношении С. на новое судебное разбирательство.
В обоснование своей просьбы адвокат Бочкарева сослалась на те же доводы, что и ее подзащитный.
Кроме того, адвокат Бочкарева указала в жалобе дополнительно на то, что суд должен был допросить сокамерников осужденного, на чем в суде настаивал С., для проверки его доводов о том, что оперативный работник СИЗО заставил С. подписать протокол проверки показаний на месте происшествия.
Это произошло 16 июля 2004 года.
Адвокат полагает, что свидетели Попов и Чусовитин - работник милиции и следователь соответственно - не могут дать достоверную информацию.
По мнению Бочкаревой, в деле отсутствуют необходимые достоверные и достаточные доказательства, подтверждающие размер ущерба, причиненного в результате поджога.
В возражениях государственный обвинитель Караева Н.А. просит оставить приговор без изменения. Она полагает, что приговор является законным и обоснованным, а назначенное осужденному наказание - справедливым.
Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений, Судебная коллегия считает необходимым оставить приговор без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения по следующим основаниям.
Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Суд первой инстанции тщательно и верно оценил исследованные в суде доказательства. Виновность осужденного подтверждается доказательствами, анализ которых приведен в приговоре.
При допросе в качестве подозреваемого (л.д. 38 - 41) С. в присутствии адвоката Бочкаревой В.В. подробно рассказал об обстоятельствах совершения преступлений.
Осужденный пояснил, что он убил Ч., после чего похитил деньги из сейфа.
Далее, действуя с целью сокрытия следов преступления, он облил бензином и поджог помещение.
Данные обстоятельства совершения преступлений осужденный подтвердил при проверке показаний на месте происшествия (л.д. 42 - 49).
В ходе проведения указанных следственных действий осужденный показал, что ночью 21 апреля 2004 г. после случившегося он поехал домой, где рассказал о том, что взорвалась лампа и погиб сторож.
В ходе предварительного следствия осужденный рассказал о том, где он спрятал похищенные деньги.
После такого сообщения осужденного, как следует из протокола выемки (л.д. 51 - 55), в сарае домовладения С. были обнаружены и изъяты похищенные деньги. Осужденный добровольно выдал деньги.
В ходе судебного разбирательства С. подтвердил, что он был на месте происшествия в момент взрыва, в результате чего у него образовались ожоги на теле и была обожжена одежда частично.
Наличие телесных повреждений (термических ожогов) объективно подтверждается заключением эксперта (л.д. 60 и 61).
Достоверность первоначальных показаний осужденного, данных в ходе предварительного следствия, об обстоятельствах совершения им преступлений подтверждается и другими исследованными в суде доказательствами.
В судебном заседании свидетели С.Н. и С.И. - жена и мать осужденного соответственно - подтвердили, что осужденный вернулся домой около четырех часов ночи. Лицо, голова и руки С. были сильно обгоревшими. На их вопрос, что случилось, осужденный пояснил, что сторож (женщина) открыла ему дверь помещения, он поговорил с ней, после чего произошел взрыв, от которого сторож умер.
Данные обстоятельства в суде подтвердил свидетель Волков.
Кроме того, данный свидетель показал, что 20 апреля 2004 года вечером он довозил осужденного до определенного места, а затем где-то через 4 - 5 часов отвез осужденного обратно домой.
Из протокола выемки (л.д. 34) следует, что была изъята одежда осужденного, в том числе футболка.
Согласно заключению судебной экспертизы (л.д. 167 - 171) на рукаве футболки обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от убитой Ч.
В соответствии с ч. 1 ст. 88 УПК РФ суд оценил каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для постановления обвинительного приговора.
Исследованные в суде доказательства в их совокупности свидетельствуют о доказанности вины осужденного в предъявленном обвинении. Судебная коллегия считает, что суд правильно признал законными доказательствами протокол допроса С. в качестве подозреваемого и протокол проверки его показаний на месте.
Суд исследовал доводы осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и обоснованно признал их несостоятельными.
Понятая Сазонова, следователь Чусовитин и оперуполномоченный Попов опровергли в суде утверждения осужденного о незаконности первоначальных следственных действий. Сазонова подтвердила о том, что в ходе проверки показаний на месте осужденный рассказал об обстоятельствах дела.
Протокол был прочитан и подписан участниками следственного действия.
Чусовитин и Попов отрицают факты применения к осужденному недозволенных методов ведения следствия.
В ходе предварительного следствия Лохмачев отрицал свою причастность к совершению преступлений.
Свидетель Бедарева в суде пояснила, что 21 апреля 2004 года в первом часу ночи она заходила к соседке и там находился Лохмачев.
Судебная коллегия считает, что с учетом всех обстоятельств дела суд первой инстанции пришел к правильному выводу о надуманности версии С. о причастности Лохмачева к совершению преступлений.
Судебная коллегия не может согласиться и с доводами защитника.
У суда не было оснований для допроса сокамерников осужденного, так как они не являлись очевидцами событий, о которых в суде рассказал С.
Несостоятельным является утверждение защитника о незаконности осуждения С. по ч. 2 ст. 167 УК РФ.
Размер ущерба, причиненного в результате умышленного поджога, и наименование уничтоженного имущества подтверждаются исследованными в суде справкой и показаниями Серебрякова, Бушнина, Тимофеева, Масаловой, Дубровского и Платонова, а также протоколом осмотра места происшествия.
Для квалификации действий осужденного не имеет значение принадлежность имущества. В ч. 2 ст. 167 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за умышленное уничтожение чужого имущества общеопасным способом, каковым является - поджог.
Судебная коллегия считает, что суд правильно квалифицировал действия осужденного.
Назначенное осужденному наказание является законным, обоснованным и справедливым.
На основании изложенного и, руководствуясь положениями ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Кемеровского областного суда от 22 сентября 2004 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 47-Г05-1 от 02.03.2005 В удовлетворении заявления о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Оренбургской области от 27.11.2003 n 613/70-Ш-ОЗ О налоге на имущество организаций отказано правомерно, поскольку оспариваемый Закон не противоречит федеральному законодательству и принят в пределах полномочий субъекта РФ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также