ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (Д. Катунин) (Бизнес-адвокат, 2005, n 4) Зарегистрировано - не значит бесспорно

Способы защиты, равно как оспаривания прав на недвижимое имущество, в силу особой значимости данного объекта гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 130 ГК РФ), постоянно находятся в центре внимания юридической общественности. Специфику правоотношениям, связанным с недвижимостью, придает необходимость регистрации прав на нее. Призванный придать прозрачность и стабильность отношениям в данной сфере, институт государственной регистрации зачастую способствует возникновению юридических сложностей, анализу которых посвящена настоящая статья.
Гражданское законодательство (п. 2 ст. 8, п. 1 ст. 131, ст. 219, п. 2 ст. 223 ГК РФ) в качестве общего правила предусматривает, что право на недвижимое имущество возникает с момента его регистрации в Едином государственном реестре. Такое законодательное решение породило в свое время практику обращения в суд с иском (заявлением), предметом которого являлось оспаривание государственной регистрации права (акта, записи в реестре, выданного свидетельства и т.д. и т.п.). Классический пример такой ситуации - признание сделки (либо ряда сделок), на основании которой было приобретено недвижимое имущество, недействительной и последующее обращение с указанными требованиями со ссылками на ст. 17 ФЗ от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (в ред. от 30 декабря 2004 г., далее по тексту - ФЗ "О государственной регистрации"), на ст. 166 (п. 1) и ст. 167 (п. 1) ГК РФ. Логика данных обращений вполне понятна - отсутствие государственной регистрации означает отсутствие самого права. При этом достигалась своеобразная процессуальная экономия - истец избавлялся от необходимости опровержения возможных "неудобных" возражений со стороны правообладателя (например, о добросовестности приобретения или о том, что имущество существенно изменено, что исключает возможность его возврата по виндикационному и реституционному искам). Главным оппонентом являлся регистрирующий орган, который не имел материальной заинтересованности в разрешении такого рода дел, а следовательно, и претензий относительно содержания решения. Правообладатель привлекался в дело третьим лицом (в некоторых случаях не привлекался вовсе), что лишало его определенных процессуальных способов защиты (заявление о пропуске срока исковой давности, возможности влиять на оценку сторонами обстоятельств дела и т.п.). Словом, грамотная формулировка исковых требований позволяла избавить себя от необходимости углубления в тонкости цивилистики, выработанные за тысячелетия ее развития.
Первоначально судебная практика признавала возможность рассмотрения указанных требований. "Прекращение судом апелляционной инстанции производства по делу в части исковых требований о применении последствии недействительности сделки путем признания недействительной регистрации права собственности ЗАО "Новотэк" на спорное помещение нельзя признать законным. Ссылка в постановлении апелляционной инстанции на Федеральный закон "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", согласно которому право заинтересованного лица на предъявление иска о признании недействительной регистрации права собственности не предусмотрено, противоречит норме, содержащейся в статье 2 названного Закона" (постановление Президиума ВАС РФ от 30 января 2001 г. N 5482/00).
Впрочем, совсем скоро содержание ст. 2 ФЗ "О государственной регистрации" привело Высший Арбитражный Суд РФ к диаметрально противоположным выводам, а именно, что по смыслу названной статьи Закона в судебном порядке может быть оспорено зарегистрированное право, а не запись о регистрации и что поэтому такое требование не может быть разрешено без привлечения в качестве ответчика обладателя зарегистрированного права (постановления Президиума ВАС РФ: от 26 июня 2001 г. N 4156/00; от 10 июля 2001 г. N 4794/00; от 20 марта 2002 г. N 8619/01; от 27 марта 2002 г. N 5152/01; от 10 апреля 2002 г. N 11879; от 6 августа 2002 г. N 4107). Данный вывод ВАС РФ представляется обоснованным, однако в свою очередь порождает ряд вопросов, главный из которых заключается в следующем - что следует понимать под "оспариванием зарегистрированного права"?
Можно выделить два подхода к ответу на данный вопрос, первый из которых может быть проиллюстрирован следующим примером. Учреждение обратилось с иском к ООО (правообладателю) и Мосрегистрации с иском о признании недействительным зарегистрированного права собственности на здание. В обоснование своих требований истец привел следующие обстоятельства: сделка приватизации в части внесения в уставный капитал АООТ спорного имущества (которое впоследствии приобрело ООО) признана недействительной в судебном порядке и не могла повлечь у АООТ возникновения права собственности, а следовательно, и правомочия по распоряжению данным имуществом, связанным с переходом права собственности на объект к ООО - основания возникновения права собственности на спорное имущество у ООО являются недействительными. Решением суда первой инстанции иск удовлетворен, апелляционная и кассационная инстанции оставили решение суда без изменения. При этом кассационная инстанция указала следующее: "Поскольку... основания для приобретения права признаны судом недействительными, суд обоснованно указал на правомерность требований истца о признании такого права недействительным" (постановление ФАС МО от 15 апреля 2004 г. N КГ-А40/2639-04). Имели место и иные случаи признания права недействительным, например, права оперативного управления (см. постановление ФАС МО от 22 апреля 2003 г. N КГ-А40/2225-03).
На первый взгляд, содержание иска учреждения строго следует приведенным выше выводам ВАС РФ. Однако попробуем проанализировать, что же в данном случае оспаривало учреждение? На самом деле суть исковых требований сводится к стремлению истца добиться исключительно аннулирования регистрационной записи в реестре прав собственности, т.е. по сути, несмотря на вербальную благозвучность, является требованием об оспаривании как раз государственной регистрации, т.к. к иным юридическим последствиям удовлетворение указанных требований привести не может. Это обстоятельство, кстати, не является тайной для судей арбитражных судов: "Предъявленный истцом иск о признании недействительным зарегистрированного права по существу является требованием о признании незаконной регистрации данного права" (постановление ФАС МО от 24 марта 2004 г. N КГ-А41/1734-04-П).
Рассмотрим проблему в более широком контексте и попытаемся проанализировать, что скрывается за таким явлением, как "недействительность права". Вещное право, как известно, возникает по основаниям, предусмотренным законом (основания возникновения права собственности установлены в гл. 14 ГК РФ "Приобретение права собственности"). Отсутствие основания возникновения права (например, признание сделки недействительной) может влечь за собой только одно следствие - отсутствие самого права. Словом, возможно две ситуации: когда право либо есть, либо его нет. Недействительность предполагает несоответствие чего-либо закону, в данном случае несоответствие закону оснований возникновения права. Но данное обстоятельство всего-навсего означает не недействительность права собственности, а отсутствие такового. Таким образом, если право есть - оно действительно, если его нет, то и не может быть смысла вести речь о его недействительности. Аналогично собственник имущества - это всегда законный собственник либо не собственник вовсе. Следовательно, использование таких терминов, как "недействительность права" либо "незаконный собственник" (см. постановление Президиума ВАС РФ от 6 апреля 2004 г. N 16524/03) является некорректным - их место в одном ряду с аналогичными терминами "жареный лед", "круглый квадрат" и т.п.
Немаловажен вопрос и о том, какие права истца защищаются путем удовлетворения такого требования, ведь иск - это всегда защита своего субъективного права (ст. 4 АПК РФ), средство его восстановления. Удовлетворение исковых требований всегда должно влечь какие-либо положительные последствия для лица, защищающегося с помощью данного правового средства. Признание недействительным права не влечет ни восстановления титула собственника у истца, ни возвращения ему правомочий владения и пользования имуществом. Следствием удовлетворения является лишь констатация того факта, что такое-то лицо собственником имущества не является (кстати, гл. 15 ГК РФ "Прекращение права собственности" такого основания для прекращения права, как "признание его в судебном порядке недействительным", не установлено). Данная констатация каким-либо положительным образом повлиять на права истца не может, зато может весьма существенно ударить по обороту, поскольку влечет возникновение правового вакуума в отношении недвижимости, при котором у вещи отсутствует правообладатель.
И наконец самое главное. Статья 12 ГК РФ устанавливает, что защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными данной статьей, либо иными предусмотренными законом способами. Термин "недействительность" используется в гражданском законодательстве в отношении сделок (параграф 2 гл. 9 ГК РФ), ненормативных актов (ст. 13 ГК РФ, ст. 198 АПК РФ); брака (ст. 27 Семейного кодекса РФ), торгов (ст. 449 ГК РФ), акта сдачи и приемки работ (ст. 753 ГК РФ), завещания (ст. 1131 ГК РФ). Ни статьей 12 ГК РФ, ни иными нормативными актами не предусмотрено такого способа защиты права, как признание права (собственности, хозяйственного ведения, оперативного управления и т.д.) недействительным. На данное обстоятельство неоднократно указывалось судебной практикой (см. постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10 июня 2003 г. N А10-5193/02-1-Ф02-1701/03-С2; постановление ФАС МО от 17 марта 2004 г. N КГ-А411448-04; постановление ФАС МО от 15 апреля 2004 г. N КГ-А41/2593-04).
Учитывая вышеизложенное, можно предположить, что под оспариванием зарегистрированного права ВАС РФ подразумевал не обращение с исками о признании указанного права недействительным, а нечто иное. Что же? По нашему мнению, оспаривание зарегистрированного права означает предъявление известных праву исков, направленных на восстановление своего права собственности. К таковым можно отнести:
- виндикационный иск. При этом отсутствие у истца государственной регистрации не является препятствием для удовлетворения такого иска. Так, отменяя состоявшиеся судебные акты, которыми истцу было отказано в удовлетворении иска на основании ст. 301 ГК РФ по причине того, что им не оспорено зарегистрированное право собственности ответчика, что является препятствием для удовлетворения иска, ФАС МО указал: "Ссылаясь на указанную норму Федерального закона (п. 1 ст. 2 ФЗ "О государственной регистрации"), суд обеих инстанций не учел, что право собственности на объект недвижимости возникает в силу государственной регистрации права, но не по причине такой регистрации, которая не отнесена законом к одному из оснований приобретения права собственности (ст. 218 ГК РФ). Поэтому в таких случаях, когда истцом по существу оспаривается право собственности, в связи с чем им ставится под сомнение законность самих оснований приобретения такого права ответчиком, то государственная регистрация права на спорное имущество за ответчиком не будет выступать единственным доказательством принадлежности ему зарегистрированного права, а должна быть оценена судом наравне с иными доказательствами, на которые ссылаются истец и ответчик в обоснование наличия у них оснований для приобретения прав собственности (иного вещного права) в отношении спорного имущества. В этой связи суду следовало исходить из того, что наличие государственной регистрации права за ответчиком в данном случае не является препятствием для разрешения по существу вопроса о том, кому и на каком основании принадлежит право собственности на истребуемое имущество" (постановление ФАС МО от 16 июля 2004 г. N КГ-А40/6013-04). Аналогичная позиция изложена в постановлении ФАС МО от 28 мая 2004 г. N КГ-А40/4162-04);
- иск о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности. Главной сложностью, возникающей на практике, является определение момента, когда право считается оспоренным - в случае, когда только договор признан недействительным или когда судом одновременно применены последствия его недействительности. Однозначного ответа на данный вопрос практикой еще не дано - в одних случаях суды считают, что право оспорено при признании недействительной сделки (постановление Президиума ВАС РФ от 30 сентября 2003 г. N 8093/03), в других - только тогда, когда применены последствия ее недействительности (постановление ФАС Московского округа от 19 декабря 2003 г. N КГ-А40/8862-03). Думается, что правильным является второй вариант, поскольку только тогда, когда суд определил судьбу имущества, применив последствия недействительности сделки, можно без сомнений считать, что у лица какие-либо права в отношении имущества отсутствуют. Если же исходить из обратного, то удовлетворение иска о признании недействительной регистрации права собственности на основании только того, что сделка, по которой приобретено имущество, признана недействительной, может повлечь ущемление прав добросовестных приобретателей, поскольку регистрационная запись, пожалуй, единственное обстоятельство, которое может защитить их не только от собственника, но и от третьих лиц. Ее прекращение повлечет фактическую беззащитность данных субъектов гражданского оборота. Хотелось бы также отметить, что часто предъявляемые требования о признании недействительной государственной регистрации права собственности в качестве последствия недействительности сделки не являются законными, поскольку п. 2 ст. 167 ГК РФ в качестве последствий недействительности сделки предусматривает возврат каждой из сторон всего полученного по сделке. Такого последствия недействительности сделки, как недействительность акта государственной регистрации, законодательством не предусмотрено;
- иск о признании права.
Данный перечень не является исчерпывающим, оспаривание возможно и иными предусмотренными законом способами например, кондикционным иском (иск об истребовании неосновательного обогащения). Однако только после удовлетворения иска об оспаривании права возможно оспаривание государственной регистрации, в тех случаях, когда она по каким-то причинам продолжает существовать. То есть только разрешив вопрос о праве и разрешив его положительным путем (признав право за собой либо восстановив одно из утраченных правомочий), возможно совершить акт юридической негации - признать недействительной государственную регистрацию права (целесообразно дополнять требование по перечисленным искам требованием о признании государственной регистрации недействительной). Такой подход позволяет избежать возникновения правового вакуума в отношении оспариваемой недвижимости, придав складывающимся в отношении ее правоотношениям юридически однозначный характер.
Стажер
коллегии адвокатов
"Московский юридический центр"
Д.КАТУНИН

[ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (А. Крохмалюк)] (Бизнес-адвокат, 2005, n 4) Репутационный вред как новое оружие  »
Общая судебная практика »
Читайте также