[ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ (О. Рыбина)] (Внешнеторговое право, 2005, n 1) Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ: злоупотребление сторонами правом в спорах, связанных с договорами международной купли-продажи товаров

МЕЖДУНАРОДНОГО КОММЕРЧЕСКОГО АРБИТРАЖНОГО СУДА ПРИ ТПП РФ:
ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ СТОРОНАМИ ПРАВОМ В СПОРАХ,
СВЯЗАННЫХ С ДОГОВОРАМИ МЕЖДУНАРОДНОЙ КУПЛИ-ПРОДАЖИ ТОВАРОВ
Пунктом 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации закрепляется общий принцип, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.
Правовые нормы, направленные на ограничение такой возможности, содержатся наряду с другими правовыми актами и в Гражданском кодексе РФ. Одной из статей, закрепляющих такие ограничения, является ст. 10 Кодекса. Включенные в нее нормы впервые за всю историю российского права содержат понятия "пределы осуществления гражданских прав" и "злоупотребление гражданскими правами".
Положения ст. 10 ГК РФ заимствованы из правовых систем других стран, в гражданско-правовых доктринах которых не сложилось единого мнения о целесообразности запрета злоупотребления гражданскими правами. Нормы, в которых говорилось о злоупотреблении субъективными гражданскими правами, впервые были введены в гражданское право Германии (1896 г.), а затем Швейцарии (1907 г.).
В частности, параграф 226 Германского гражданского уложения, действующий и до настоящего времени, признал недопустимым осуществление права исключительно с целью причинения вреда другому, запретив шикану <*>. Комментируя данный параграф, известный немецкий цивилист Л. Эннекцерус указывает, что под осуществлением права здесь понимается пользование любым правом возникшим в том числе, на основании и иных законов, кроме как Германского гражданского уложения, поскольку "нельзя предположить, что те законы имеют в виду исключить применение общего принципа, основанного на началах нравственности" <**>.
---------------------------------
<*> Германское право. Часть 1. Гражданское уложение / Пер. с нем. // Серия: Современное зарубежное и международное частное право. М., 1996.
<**> Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. 1. Полутом 2. Введение и общая часть. М., 1950. С. 436.
Вопросы злоупотребления правом всегда вызывали различное к ним отношение как в теории, так и в практике. Проблема пределов осуществления гражданских прав (злоупотребления гражданскими правами) имеет давнюю историю. В юридической литературе России она обсуждается с начала XX века. Свое отношение к ней высказали многие российские ученые: М.М. Агарков, М.И. Бару, С.Н. Братусь, В.П. Грибанов, В.П. Доманжо, О.С. Иоффе, Н.С. Малеин, И.А. Покровский, В.А. Рясенцев, В.А. Тархов и др.
Однако, несмотря на продолжительность дискуссии, данная проблема не была решена. После введения в гражданское законодательство России понятий "пределы осуществления гражданских прав" и "злоупотребление гражданскими правами" она вновь стала актуальной, так как без теоретического обоснования этих категорий содержащиеся в ст. 10 ГК нормы могут стать довольно опасным инструментом, неправильное использование которого судебными органами неизбежно приведет к отходу от принципа законности.
Дискуссия о правовой природе злоупотребления правами и различные позиции по указанному вопросу достаточно подробно освещены В.П. Грибановым <*>. Наиболее распространенным является определение, предложенное В.П. Грибановым: "Злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему общего типа поведения".
---------------------------------
<*> Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000.
В современной учебной литературе под злоупотреблением правом понимается особый вид правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при реализации принадлежащего ему права <*>. А.С. Сергеев, разделяя точку зрения В.П. Грибанова, определяет понятие "злоупотребление правом" как действия субъектов гражданских правоотношений, совершаемые в рамках предоставленных прав, но с нарушением их пределов.
---------------------------------
<*> Гражданское право. Учебник. Том I / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Бек, 2000. С. 390.
По мнению Малиновского А.А., "злоупотребление правом есть такая форма реализации права в противоречии с его назначением, посредством которой субъект причиняет вред другим участникам правоотношений <*>.
---------------------------------
<*> Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты // Журнал российского права. 1998. N 7. С. 70.
Емельянов В.И. полагает, что термин "злоупотребление гражданскими правами" может быть использован в науке гражданского права. Необходимость обозначения такого понятия в законодательстве в настоящее время отсутствует, поскольку привлечение к ответственности за злоупотребление гражданскими правами исчерпывающим образом регулируется нормами о договорной ответственности <*>.
---------------------------------
<*> Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. М., 2002. С. 28.
Пункт 1 статьи 10 ГК РФ предусматривает следующий примерный перечень случаев злоупотребления правом: использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции; злоупотребление доминирующим положением на рынке; действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу (так называемая шикана); злоупотребление правом в других формах.
В доктрине конкретные формы злоупотребления правом разделяют на два вида: а) злоупотребление правом, совершенное в форме действия, осуществленного исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана); б) злоупотребление правом, совершенное без намерения причинить вред, но объективно причиняющее такой вред другому лицу <*>. Существуют и иные классификации <**>.
---------------------------------
<*> Гражданское право. Том I / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Волтерс Клувер, 2004.
<**> Малиновский А.А. Злоупотребление правом: теоретические аспекты // Журнал российского права. 1998. N 7. С. 71.
Злоупотребление правом как особый вид гражданского правонарушения может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом или по неосторожности. В случае с шиканой большое значение имеет цель злоупотребления - причинить вред другому лицу. Как правильно указывал Покровский И.А., "намерение, причиняющее зло, является... непременным и единственным надежным критерием шиканы. Там где намерение отсутствует, естественно отпадает и основание для ответственности" <*>.
---------------------------------
<*> Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 118.
На практике сложности, связанные с применением статьи 10 ГК РФ, возникают в связи с отсутствием законодательного закрепления за определением понятия "злоупотребление правом" четких критериев, которыми должен руководствоваться суд при отказе лицу в защите принадлежащего ему права в случаях, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 ГК РФ.
Неясность по указанным вопросам может порождать как необоснованно широкое толкование указанной статьи, так и отсутствие ее применения в необходимых случаях. Следует согласиться с мнениями авторов, полагающих, что, являясь универсальным средством восполнения пробелов в праве, статья 10 ГК подлежит разумному применению на основании выработанных теорией и практикой критериев <*>.
---------------------------------
<*> Рыжков Ю.В., Махненко Р.Н., Мельник В.В. Практика рассмотрения Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа споров, связанных с применением ст. 10 Гражданского кодекса РФ // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа. 2002. N 1. Январь - март.
Санкцией при совершении лицом действий, свидетельствующих о злоупотреблении с его стороны правом, является отказ судом, арбитражным судом или третейским судом лицу в защите принадлежащего ему права (п. 2 ст. 10 ГК РФ). При этом из смысла п. 1 статьи 10 ГК следует, что наличие вреда у второй стороны при обращении лица за защитой своего субъективного права не является решающим признаком для квалификации судом действий как злоупотребления правом. Достаточно, чтобы на момент рассмотрения дела существовала хотя бы явная угроза его причинения в результате защиты права, которым лицо злоупотребило.
Имеется практика государственных арбитражных судов <*> и Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ по спорам, связанным с применением ст. 10 ГК РФ <**>.
---------------------------------
<*> Там же.
<**> Практика Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП РФ / Составитель М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2003. 2001 - 2002. 1999 - 2000. 1998.
Проведенный автором анализ опубликованной практики МКАС при ТПП РФ о применении ст. 10 ГК РФ за период с 1996 года позволяет разделить ее на две группы.
Применение МКАС ст. 10 ГК РФ по спорам, связанным с требованиями о взыскании задолженности за товар, возмещении убытков и неосновательным обогащением
Дело N 134/2001 (решение от 22.10.03)
Иск был предъявлен российской организацией (продавец) к итальянской фирме (покупатель) в связи с неполной оплатой изделий, поставленных по контракту, заключенному 19 мая 1999 г., с дополнением N 1 к контракту, подписанному сторонами 21.02.2000.
Покупатель предъявил к продавцу встречный иск о возмещении убытков и договорного штрафа, вызванных нарушением продавцом заключенного сторонами Соглашения о предоставлении покупателю исключительного права продажи конкретного изделия, производимого продавцом, а также ненадлежащим исполнением контракта от 19 мая 1999 г. Кроме того, покупатель требовал расторжения указанных контракта и Соглашения.
По условиям контракта от 19 мая 1999 г. покупатель поставлял продавцу комплектующие узлы и детали, которыми продавец укомплектовывал изделия, поставляемые покупателю. Оплату изделий покупатель должен был производить путем перевода продавцу суммы разницы между стоимостью изделий и комплектующих узлов и деталей. Контракт предусматривал его действие на период до 2001 года включительно.
Причем было оговорено, что стороны будут уточнять и согласовывать объемы, номенклатуру, цены и количество изделий и комплектующих узлов и деталей не позднее 1 ноября текущего года. Такое уточнение и согласование были произведены на 1999 и 2000 гг. А в соответствии с Дополнением N 1 к контракту стороны согласовали условие о том, что изделия могут быть проданы другим покупателям, если покупатель в течение 30 дней со дня истечения срока платежа не примет мер по погашению просроченной задолженности. Таким образом, стороны изменили ранее существовавшие между ними обязательства и установили, что право на исключительную продажу изделий покупателя зависит от надлежащего и своевременного исполнения обязательств по оплате счетов продавца.
Стороны спора компетенцию МКАС при ТПП РФ на рассмотрение споров, вытекающих из контракта и Соглашения, не оспаривали, более того, согласились с компетенцией МКАС при ТПП на рассмотрение заявленных исков.
Поскольку контракт и Соглашение об исключительном праве на продажу изделий продавца не содержали ссылок на применимое право, МКАС определил:
- при рассмотрении исков подлежит применению Венская конвенция, так как стороны контракта не исключили ее применение;
- Конвенция применяется в силу подп. "а" п. 1 ст. 1, так как Россия и Италия являются участницами данной Конвенции, а коммерческие предприятия сторон находились в указанных странах;
- к контракту и Соглашению субсидиарно подлежит применению российское гражданское законодательство.
Предъявленные иски МКАС удовлетворил частично. При этом определил, что не может быть предметом рассмотрения требование покупателя о расторжении контракта, срок действия которого истек до даты заявления этого требования.
Рассматривая требование покупателя о взыскании с продавца договорного штрафа по Соглашению, суд не признал нарушением Соглашения о предоставлении покупателю исключительного права продажи действия продавца, продавшего товар третьим лицам, поскольку в силу дополнения к соглашению сторон продавец был вправе осуществлять такие действия при нарушении покупателем платежных обязательств. Факт такого нарушения обязательств покупателем был доказан в ходе судебного разбирательства.
Оценивая утверждение покупателя о том, что у него даже в случае нарушения своих обязательств по оплате изделий сохраняется право исключительной продажи изделий, МКАС усмотрел в этом злоупотребление правом и указал, что это недопустимо в соответствии со ст. 10 ГК РФ <*>. В удовлетворении требования о взыскании договорного штрафа по Соглашению, по нашему мнению, отказано обоснованно.
---------------------------------
<*> Следует отметить, что Гражданский кодекс Италии, принятый в 1942 году, не предусматривает запрещение шиканы в качестве общего принципа, распространяющего свое действие на все сферы регулирования гражданского права. Вместе с тем Кодекс признает недопустимыми действия собственника, осуществляющего свое право исключительно для того, чтобы причинить вред другому лицу (ст. 833). Но в сфере обязательственного права названная статья не содержит указаний на возможные последствия "злостного" осуществления права управомоченного лица. Следует согласиться с мнением Яценко Т.С., что в таких ситуациях, предположительно, действуют общие нормы Кодекса, устанавливающие ответственность за деликты. См.: Яценко Т.С. Категория шиканы в гражданском праве: история и современность. М.: Статут, 2003. С. 72.
Дело N 199/2001 (решение от 26.03.02)
Иск был предъявлен панамской фирмой (покупатель) к российской организации (продавец) в связи с неисполнением продавцом обязательств по контракту от 17 сентября 1997 г. о купле-продаже судна водного транспорта (теплохода). В сданном продавцом судне были обнаружены дефекты, требовавшие ремонта. После осуществления ремонта продавец в нарушение контракта самовольно забрал судно.
Требования истца включали: возврат суммы произведенной им предоплаты, взыскание договорной неустойки, процентов за пользование денежными средствами и возмещение убытков, понесенных истцом в связи с неисполнением ответчиком договорных обязательств, включая упущенную выгоду, а также издержек по ведению дела. В связи с задержкой ответчиком исполнения ранее вынесенного МКАС решения истец просил внести в резолютивную часть решения положение о том, что проценты подлежат начислению на дату вынесения решения.
Ответчик оспаривал компетенцию МКАС рассматривать данное дело, утверждая, что ни одно из требований, предъявленных истцом, не подпадает под арбитражную оговорку контракта. По существу, ответчик исходил из того, что договорными являются только те обязательства, которые конкретно названы (поименованы) в условиях договора и составляют его содержание, и только

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 42-Г05-1 от 13.02.2005 Заявление о признании незаконными и отмене постановлений избирательной комиссии оставлено без движения правомерно, поскольку недостатки заявления лишают суд возможности определить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.  »
Общая судебная практика »
Читайте также