ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 67-о04-102 от 10.02.2005 Постановление о применении к обвиняемому принудительных мер медицинского характера и направлении его на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа оставлено без изменения, поскольку данное постановление принято судом с учетом инкриминируемого обвиняемому деяния, данных заключения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы и пояснений лечащего врача о состоянии его здоровья.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 10 февраля 2005 года
Дело N 67-о04-102
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Коннова В.С.,
Саввича Ю.В.
рассмотрела в судебном заседании от 10 февраля 2005 года кассационную жалобу адвоката Ялпута М.В. на постановление Новосибирского областного суда от 22 октября 2004 г., которым к С., родившемуся 2 января 1969 г. в г. Новосибирске, с высшим образованием, ранее не судимому, обвиняемому в совершении деяния, запрещенного уголовным законом, предусмотренным ч. 3 ст. 33; ч. 3 ст. 30 и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа и производство по уголовному делу приостановлено до выздоровления С.
С. обвиняется в организации покушения на убийство Х. группой лиц по предварительному сговору и по найму, совершенном в январе - феврале 2004 г.
Вменяемое ему в вину преступление совершено в г. Новосибирске при обстоятельствах, изложенных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого от 16 апреля 2004 г.
Постановлением следователя от 15 июня 2004 г. в отношении С. было назначено проведение комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы.
Заключением стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 16 июля 2004 г. N 42 признано, что С. ранее психическим заболеванием не страдал, на время инкриминируемых ему действий он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, однако после этого у него возникло временное болезненное расстройство психической деятельности в форме реактивного психоза и в настоящее время он не может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими, участвовать в производстве следственных действий, он нуждается в применении принудительной меры медицинского характера - направлении его на лечение в психиатрический стационар специализированного типа.
9 сентября 2004 г. следователем назначена дополнительная комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.
Заключением акта экспертизы от 17 сентября 2004 г. указано, что при назначении принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа учитывается опасность, связанная с характером правонарушения, а также - особенности протекания психических расстройств.
Постановлением следователя от 29 сентября 2004 г., утвержденным заместителем прокурора Новосибирской области от 5 октября 2004 г., уголовное дело направлено в суд для применения к С. принудительных мер медицинского характера.
Заслушав доклад судьи Коннова В.С., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационной жалобе адвокат Ялпута М.В. в защиту интересов обвиняемого С. просит отменить постановление суда и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на необоснованность постановления, на недоказанность вины С. в деянии, на недоказанность совершения вменяемого ему деяния С. Как указывается в жалобе, в судебном заседании не были допрошены основные свидетели.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным по следующим основаниям.
Из материалов дела следует, что в нем имеются достаточные данные, указывающие на причастность С. к общественно-опасному деянию, по поводу которого возбуждено уголовное дело и ведется расследование. Эти данные послужили основанием для предъявления С. обвинения.
Потерпевший Х. пояснял в судебном заседании о похищении его неизвестными лицами и помещении в квартиру. При его удержании в квартире неизвестные лица сообщили ему, что С. "заказал" его убийство и предложил им за это 100000 рублей. Удерживали его в квартире в течение трех суток. За сутки до освобождения ему дали послушать фрагмент записи разговора, где С. спрашивали, почему он решил "заказать" его и С., как он понял по голосу говорившего, объяснил, что он любит его (Х.) жену и жить без нее не может. В последующем похитители сказали, что убивать его не будут, что они убийствами не занимаются, взялись за это дело ради интереса, "не стандартное дело". Его отпустили.
Свидетель Х.С., отец потерпевшего Х., пояснял в судебном заседании, что от младшего сына утром 19 февраля 2004 г. он узнал о пропаже сына Дмитрия. Они искали его, не нашли и сообщили в милицию. Когда через несколько дней сын пришел, то был грязным, сын сказал, что будет писать заявление на С., что С. все организовал, говорил, что ему давали прослушать аудиозапись о переговорах, что С. обещал 100000 рублей похитителям. Как он предполагал, эти действия предназначались в качестве платы за убийство Дмитрия.
Ссылка в жалобе на недоказанность вины С. в деянии и на недоказанность совершения им этого общественноопасного деяния, вменяемого ему в вину, несостоятельна и не может являться основанием для отмены постановления суда, поскольку на данной стадии процесса принимается не окончательное, а промежуточное решение по делу, связанное с временным болезненным расстройством психической деятельности. Разрешение на данной стадии процесса вопросов доказанности (или недоказанности) совершения С. деяния, вменяемого ему в вину, и его виновности в этом деянии предрешало бы последующий приговор. По смыслу закона (ст. 442 УПК РФ) разрешение вопроса о совершении деяния лицом, в отношении которого рассматривается уголовное дело, входит в компетенцию суда при принятии по делу окончательного, завершающего решения, когда деяние было совершено лицом в состоянии невменяемости (и лицо в силу этого освобождается от уголовной ответственности) либо когда у такого лица после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение (и лицо в силу этого освобождается от уголовного наказания). По данному делу вопросы освобождения С. от уголовной ответственности или от наказания не разрешались.
Как поясняла свидетель Каретникова Т.В., лечащий врач С., у С. возможна ауто-агрессивная тенденция, на период его временного психического расстройства его следует поместить в психиатрический стационар специализированного типа до выхода из такого состояния, он может причинить вред даже себе.
При таких данных, с учетом инкриминируемого С. деяния, данных заключения стационарной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 16 июля 2004 г. и приведенных показаний лечащего врача Каретниковой, суд обоснованно применил к С. принудительную меру медицинского характера и направил его на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа.
Довод жалобы о неверности ссылки суда на то, что сторона защиты не возражала против помещения С. в психиатрический стационар, является несостоятельным. Как следует из протокола судебного заседания, в прениях адвокат Ялпута М.В. (автор жалобы) заявлял: "Я не возражаю против применения принудительных мер медицинского характера в отношении моего подзащитного, но считаю, что психиатрический стационар должен быть общего типа" (т. 3 л.д. 91).
При таких обстоятельствах Судебная коллегия не находит оснований к отмене постановления суда.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
постановление Новосибирского областного суда от 22 октября 2004 г. в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Ялпута М.В. оставить без удовлетворения.
Председательствующий
С.А.РАЗУМОВ
Судьи
В.С.КОННОВ
Ю.В.САВВИЧ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 66-о05-3 от 10.02.2005 Приговор оставлен без изменения, поскольку, оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осужденных в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. ж ч. 2 ст. 105 УК РФ, наказание осужденным назначено соразмерно содеянному ими, с учетом данных об их личности и всех конкретных обстоятельств дела.  »
Общая судебная практика »
Читайте также