ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 951п04пр от 09.02.2005 Суд кассационной инстанции, отменяя заключение коллегии из трех судей и прекращая производство по представлению прокурора, сославшись на положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ, вынес определение, не соответствующее требованиям уголовно-процессуального закона.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 9 февраля 2005 г. N 951п04пр
(извлечение)
Прокурор Саратовской области внес в Саратовский областной суд представление о даче заключения о наличии либо отсутствии в действиях Ш., депутата Саратовской областной Думы третьего созыва по Ершовскому одномандатному избирательному округу N 31, признаков преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ.
Коллегия из трех судей Саратовского областного суда 5 августа 2004 г. оставила без удовлетворения представление прокурора Саратовской области.
В заключении суда указано, что органами предварительного расследования решение о привлечении Ш. в качестве обвиняемого было принято и он приобрел статус обвиняемого до того, как стал депутатом Саратовской областной Думы. Порядок изменения обвинения, предусмотренный ч. 6 ст. 448 УПК РФ, к нему применен быть не может, так как он действует только в отношении членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей. Установленный порядок уголовного судопроизводства не предусматривает необходимости получения заключения судебной коллегии о наличии признаков преступления в действиях лица, не указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, для принятия решения о привлечении такого лица в качестве обвиняемого.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ при кассационном рассмотрении дела 29 сентября 2004 г. заключение коллегии из трех судей отменила, производство по представлению прокурора Саратовской области в отношении Ш. прекратила и указала в определении, что в соответствии со ст. 447 УПК РФ производство по уголовным делам в отношении указанных в ней лиц устанавливается Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации с предусмотренными главой 52 изъятиями.
Эта глава предполагает, что при производстве таких уголовных дел должны соблюдаться общие условия судебного разбирательства, установленные главой 35 УПК РФ.
Частью 7 ст. 246 УПК РФ, определяющей участие в судебном разбирательстве обвинителя, предусмотрено, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования.
Требования указанного уголовно-процессуального закона судом не выполнены.
Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства уполномоченный прокурором Саратовской области начальник отдела Саратовской областной прокуратуры в своем выступлении дважды заявил суду, что производство по представлению прокурора необходимо прекратить. С учетом такого заявления прокурора суду следовало производство по представлению прокурора Саратовской области в отношении Ш. прекратить, что не было сделано.
Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представлении просил отменить кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ и передать материалы дела на новое кассационное рассмотрение, указав, что кассационная инстанция правомерно прекратила производство по представлению прокурора Саратовской области, но мотивировала свой вывод неверно, ссылка на ч. 7 ст. 246 УПК РФ необоснованна.
Президиум Верховного Суда РФ 9 февраля 2005 г. надзорное представление прокурора удовлетворил по следующим основаниям.
Принимая решение об отмене заключения коллегии из трех судей и прекращении производства по представлению прокурора Саратовской области в отношении Ш., кассационная инстанция сослалась на положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ, согласно которым полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования.
Однако кассационная инстанция не учла, что коллегия из трех судей Саратовского областного суда рассматривала вопрос о наличии или отсутствии признаков преступления в действиях Ш., а не осуществляла разбирательство уголовного дела. Участвовавший в судебном заседании прокурор не поддерживал государственное обвинение и, следовательно, как правильно указано в надзорном представлении, не мог от него отказаться. Он лишь предложил прекратить производство по представлению прокурора области о даче заключения о наличии или отсутствии признаков преступления в действиях Ш. в связи с тем, что не является соответствующим субъектом.
При таких обстоятельствах кассационное определение нельзя признать отвечающим требованиям уголовно-процессуального закона. Поэтому оно в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ подлежит отмене.
На основании изложенного Президиум Верховного Суда РФ кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ отменил и материалы передал на новое кассационное рассмотрение.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 67-о04-94сп от 09.02.2005 Приговор по рассмотренному с участием присяжных заседателей делу отменен с направлением дела на новое судебное разбирательство ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона при произнесении напутственного слова председательствующим судьей, который не напомнил присяжным заседателям об исследованных в суде доказательствах, а также ввиду неясности и противоречивости вердикта коллегии присяжных заседателей.  »
Общая судебная практика »
Читайте также