ИНФОРМАЦИЯ О ДЕЛЕ (по материалам решения МКАС при ТПП РФ от 03.02.2005 n 57/2004) МКАС удовлетворил требования о взыскании долга с поручителя, поскольку кипрское законодательство, которым регулируется договор поручительства, не предусматривает прекращения поручительства в случае ликвидации основного должника.

арбитражного суда при Торгово-промышленной палате
Российской Федерации
от 3 февраля 2005 года N 57/2004
В Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (далее - МКАС) поступило исковое заявление от Акционерного общества, имеющего местонахождение на территории России (далее - Истец), к Компании, имеющей местонахождение на территории Кипра (далее - Ответчик), о взыскании денежной суммы в долларах США.
В исковом заявлении указывалось, что 6 декабря 1998 года между Истцом, выступавшим в качестве кредитора, и Ответчиком, выступавшим в качестве поручителя, был заключен Договор поручительства, согласно которому поручитель предоставил поручительство в отношении обязательств, причитающихся и подлежащих оплате по соответствующим контрактам, прилагаемым к договору в качестве Приложения 1 и называемых "гарантированные контракты".
Как утверждает Истец, среди гарантированных контрактов был и Контракт от 24 июня 1997 года на закупку товара между Истцом (продавец) и Фирмой (покупатель).
Основной должник не выполнил своего обязательства перед Истцом по оплате товара. В подтверждение задолженности покупателя перед Истцом Истец представил гарантийное письмо покупателя от 08.12.1998 о признании им задолженности по Контракту и о принятии покупателем на себя обязанности оплатить эту сумму до 20 января 1999 года.
В исковом заявлении также указано, что в соответствии с Договором поручительства в случае невыполнения обязательств в надлежащей форме или надлежащим образом при наступлении момента их выполнения, Истец вправе по своему выбору начать производство непосредственно против Ответчика (поручителя), требуя выполнения обеспеченного поручительством обязательства или возмещения ущерба, причиненного в связи с невыполнением обязательства, не начиная производства против какого-либо иного лица или каких-либо его имущественных прав.
Истец 23 января 1999 года направил Ответчику письменное требование о погашении задолженности. Ответчик произвел ряд платежей в погашение задолженности.
В исковом заявлении отмечено, что в результате частичной оплаты задолженности другими фирмами размер основного обязательства по гарантированному Контракту уменьшился.
Как указывалось в Договоре поручительства, он регулируется законодательством Республики Кипр - частью XI Закона о договорах, без применения коллизионных норм. Ссылаясь на ст. ст. 91 - 99 части XI кипрского Закона о договорах, Истец утверждает, что на дату предъявления искового заявления Договор действителен. Текст кипрского Закона о договорах представлен Истцом в заседании.
Компетенцию МКАС на рассмотрение и разрешение спора Истец основывает ссылкой на положение Договора, где предусматривается, что любые споры, возникающие между сторонами, которые не могут быть урегулированы миролюбиво или посредством неофициальных переговоров, по усмотрению какой-либо стороны спора, могут быть переданы для разрешения в Международный коммерческий арбитражный суд г. Москвы при Торгово-промышленной палате Российской Федерации в соответствии с его Регламентом.
В МКАС поступило ходатайство Истца об увеличении исковых требований. К ходатайству прилагаются расчет задолженности, с учетом трех платежей от Ответчика, копии платежных поручений и грузовых таможенных деклараций.
Позже в МКАС поступило ходатайство Ответчика об отложении слушания дела по следующим обстоятельствам. Во-первых, требования Истца основаны на Договоре поручительства от 06.12.1998, который подчинен действию законодательства Республики Кипр. Истец не представил вместе с исковым заявлением текста кипрского Закона о договорах. Получение соответствующего иностранного законодательства и перевод его на русский язык требует дополнительного времени. Во-вторых, Ответчик направил в кипрскую юридическую фирму запрос о подготовке юридического заключения по вопросу действительности Договора поручения. По заявлению кипрской фирмы, ей потребуется трехнедельный срок. По указанным причинам Ответчик просил МКАС отложить слушание дела на трехнедельный срок.
Позже в МКАС поступило заявление от Истца, в котором Истец обратился с просьбой рассмотреть дело до конца декабря 2004 года, мотивируя свою просьбу тем, что в конце декабря 2004 года может быть отозвана банковская гарантия, которая является необходимой мерой, направленной на обеспечение выполнения решения МКАС по делу. В заявлении указано, что 24.03.2004 Ответчиком подано заявление в провинциальный суд г. Никосии об отзыве банковской гарантии в связи с тем, что решение суда от 17.01.2002, в обеспечение которого была выдана упомянутая банковская гарантия, было отменено провинциальным судом г. Никосии, и решение о его отмене было утверждено Верховным судом Кипра 24.02.2004. Окончательное решение об отзыве гарантии может быть принято в конце 2004 года.
В связи с выяснившейся невозможностью одного из арбитров участвовать в деле и с учетом высказанного мнения сторон в отношении времени проведения устного слушания по делу, а также руководствуясь п. 2 параграфа 23 Регламента МКАС, состав арбитража назначил проведение устного слушания по делу на конец декабря 2004 года.
В заседании арбитража представители сторон отводов по составу арбитража, предварительных заявлений и ходатайств не выдвигали.
Представитель Истца изложил исковые требования, в частности, он заявил, что исковые требования основаны на Договоре поручительства от 6 декабря 1998 года. Обязательство по оплате задолженности по Контракту от 24.06.1997, обеспеченное Договором поручительства, возникло у Ответчика 01.02.1998. Договор поручительства регулируется законодательством Кипра, договор действителен. Истец настаивал на взыскании с Ответчика задолженности по указанному Договору.
В заседании, отвечая на вопросы состава арбитража, почему первоначально в исковом заявлении была указана другая сумма, Истец ответил, что в расчет были ошибочно включены суммы, поступившие на счет Истца, но не в счет Контракта. Бухгалтерия Истца ошибочно отнесла эти платежи в счет оплаты по Контракту. Отметки с указанием данного Контракта на копиях представленных Истцом платежных документов сделаны, как пояснил представитель Истца, бухгалтерией Истца.
Ответчик изложил основные положения отзыва на иск. В частности, он заявил, что Фирма, являющаяся покупателем по Контракту от 24 июня 1997 года, ликвидирована 30 января 2003 года. Документы, подтверждающие факт ликвидации, представлены Ответчиком в приложении к отзыву на исковое заявление. Контракт, содержащий основное обязательство, за исполнение которого поручился Ответчик, подчинен российскому праву. Следовательно, к Контракту применимы положения ст. 419 ГК РФ, согласно которой обязательство прекращается ликвидацией юридического лица.
Ответчик заявил далее, что в Договоре поручительства указано, что обязательство по предоставлению поручительства является строго акцессорным. На этом же настаивает и Истец в исковом заявлении. Договор поручительства не устанавливает, что обязательство Ответчика сохраняет силу после прекращения основного обязательства (по Контракту). С прекращением основного обязательства прекращается и акцессорное, т.е. обязательство Ответчика по оплате товаров за покупателя по Контракту прекратилось. По мнению Ответчика, эта позиция подтверждается также юридическим заключением, предоставленным кипрской юридической фирмой.
Представитель Ответчика также заявил, что Ответчик освобожден от ответственности в силу ст. 91 кипрского Закона о договорах, согласно которой в случае любого изменения в условиях договора между должником и кредитором, внесенного без согласия поручителя, поручительство прекращается в отношении сделок, совершенных после внесения изменения. Помимо самого Контракта, который и является договором для целей этой нормы, Истцом представлено Соглашение к Контракту от 10 октября 1997 г., которым изменяется порядок оплаты поставленного товара. В русском тексте Приложения N 1 к Договору поручительства это Соглашение не указано и отсутствуют какие-либо ссылки на него.
Таким образом, в силу ст. 91 кипрского Закона о договорах, по заявлению Ответчика, он как поручитель уже при заключении Договора поручительства не был извещен об изменениях, внесенных в Контракт, и не давал согласия на внесение таких изменений, в связи с чем поручительство Ответчика в части Контракта прекратилось.
Ответчик утверждал, что Истец неправомерно определяет размер обязательства по Договору поручительства. В исковом заявлении Истец указывает, что основное обязательство возникло в связи с неоплатой товара покупателем по Контракту, в отношении которого Ответчик выступает поручителем. Истец заявляет, что неоплаченный товар был отгружен по счетам Истца. Иных счетов по Контракту и иных оснований для возникновения денежных обязательств Истцом в материалах дела не представлено. Таким образом, как полагал Ответчик, ни первоначальная, ни увеличенная в дальнейшем сумма иска представленными Истцом материалами не доказана.
Ответчик заявил возражение против увеличения Истцом исковых требований, поскольку Истцом не доказано, что платежи, поступившие от фирм, осуществлены не во исполнение Контракта.
Ответчик утверждает, что основное обязательство по Контракту фактически исполнено, поэтому у Истца нет оснований требовать исполнения акцессорного обязательства. По мнению Ответчика, обязательство по оплате товара возникло у покупателя по Контракту на основании счетов Истца. В материалах дела имеются копии платежных документов, свидетельствующих о совершении Ответчиком платежей в пользу Истца со ссылкой на Контракт. Такие операции в силу п. 1. ст. 313 ГК РФ признаются исполнением обязательства третьим лицом, и Истец такое исполнение принял. Таким образом, основное обязательство по оплате товара по Контракту прекратилось исполнением, и у Истца отсутствует право требовать от Ответчика исполнения акцессорного обязательства по Договору поручительства от 6 декабря 1998 года.
Представитель Ответчика заявил суду, что Истец ссылается на недопустимые доказательства. Обосновывая сумму основного обязательства, он ссылается на гарантийное письмо покупателя по Контракту. Копия данного документа, как можно понимать, была направлена факсимильной связью, представлена без даты, из документа не следует, что он исходил от покупателя по Контракту и был фактически направлен Истцу.
Представитель Ответчика ссылается на п. 1 параграфа 34 Регламента МКАС при ТПП РФ, согласно которому стороны должны доказать те обстоятельства, на которые они ссылаются как на основание своих требований или возражений. Позиция Истца основана на противоречащих друг другу либо отсутствующих доказательствах, в связи с чем Ответчик счел исковые требования необоснованными и просил МКАС в иске отказать.
В деле представлена копия банковской гарантии, выданной в пользу Истца. Как следует из имеющихся в деле документов, 17.04.2002 Истец добился вынесения кипрским судом судебного приказа о запрете на продажу и/или передачу в залог акций, принадлежащих Ответчику в кипрской фирме. Ответчик ходатайствовал перед судом о замене обеспечительной меры, вынесенной судом в отношении принадлежащих ему акций, выдачей судебному регистратору безотзывной банковской гарантии и обеспечить таким образом соблюдение интересов Истца и выполнение формальных требований судебного регистратора. На вопрос состава арбитража представителям Истца о том, почему обязательства банка по гарантии могут истечь, Истец пояснил, что банковская гарантия являлась обеспечительной мерой в случае рассмотрения дела в МКАС. В гарантии указано, что она истекает, если спор направлен в арбитраж (в случае отмены решения Истец потерял бы единственное средство обеспечения). Есть решение кипрского суда об отмене решения, но на него подана апелляция. На дату рассмотрения дела в МКАС решение в законную силу не вступило.
Комментируя отзыв и выступление Ответчика, Истец заявил следующее.
1. Истец согласен, что Договор поручительства регулируется кипрским законодательством и что обязательство является акцессорным в том смысле, что объем обязательств поручителя не может превышать объема обязательств основного должника (ст. 86 кипрского Закона о договорах).
2. Истец принципиально не согласен с тем, что обязательство покупателя по Контракту по оплате товаров прекратилось с его ликвидацией, и считает данный аргумент необоснованным, поскольку Договор поручительства регулируется кипрским законодательством, а кипрское законодательство не предусматривает прекращения поручительства в случае ликвидации или смерти основного должника. По мнению Истца, исчерпывающий список оснований для прекращения Договора поручительства содержится в ст. ст. 91, 93, 94 и 97 кипрского Закона о договорах.
3. Дополнительное соглашение к Контракту было заключено 10 октября 1997 г., т.е. до заключения Договора поручительства (6 декабря 1998 г.). Истец утверждал, что после заключения Договора поручительства никаких изменений в Контракт не вносилось и что дополнительное соглашение не изменило ни существа, ни объема обязательства поручителя.
4. Истец заявил, что представленные им в заседании платежные документы безусловно доказывают, что перечисления по ним не относятся к Контракту, и Ответчик неправомерно перекладывает на Истца бремя доказывания этого факта. По мнению Истца, Ответчик обязан доказать, что поставленная продукция оплачена в полном объеме.
На вопрос состава арбитража о том, что означает представленный Истцом документ, на котором имеется рукописная пометка "Контракт", Истец ответил, что это ошибочная надпись, сделанная бухгалтерией, и она не является доказательством. По мнению Истца, Ответчик обязан доказать, что средства шли по Контракту. Истец отрицает, что платежи шли в счет платежей по Контракту.
Представитель Истца подтвердил, что представленные им в заседании платежные документы являются образцами платежей в пользу Истца, и поинтересовался, есть ли у Ответчика доказательства, что платежи по указанным четырем документам шли в счет Контракта.
5. Истец заявил, что доказательством поставки товаров и их стоимости служат представленные им грузовые таможенные декларации с отметкой таможни о пересечении товаром границы РФ. Он также отметил, что им представлены баланс платежей на дату предъявления иска и список платежей, которые зачтены им при расчете суммы иска в качестве оплаты по Контракту. Истец считает суммы, перечисленные Ответчиком на его счет по платежным документам, уплаченными по Контракту.
6. В отношении недопустимости доказательства: Истец утверждает, что гарантийное письмо от покупателя по Контракту было получено им по факсимильной связи (без даты). Истец ходатайствует о приобщении к делу письма покупателя по Контракту.
Рассмотрев данное ходатайство Истца, состав арбитража его удовлетворил.
Истец заявил, что письмо зарегистрировано в его учетных

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 11-В04-33 от 03.02.2005 Дело по иску о понуждении к перерасчету процентов по детскому целевому вкладу направлено в надзорную инстанцию для рассмотрения по существу в связи с существенными нарушениями судом норм материального права.  »
Общая судебная практика »
Читайте также