ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 56-о04-69 от 02.02.2005 Приговор суда изменен в части разрешения гражданского иска: вместо солидарного порядка взыскания в счет компенсации морального вреда определен долевой порядок и взыскано с каждого из осужденных в пользу потерпевшего по 100000 рублей.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 2 февраля 2005 года
Дело N 56-о04-69
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Русакова В.В.,
Шадрина И.П.
рассмотрела в открытом судебном заседании 2 февраля 2005 года кассационные жалобы адвоката Науменко Р.В. и осужденных К., Г. на приговор Приморского краевого суда от 15 июля 2004 года, по которому Г., 14 ноября 1978 года рождения, уроженец пос. Тавричанка Надеждинского района Приморского края, ранее не судим, осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
К., 15 ноября 1981 года рождения, уроженец г. Экибастуза Павлодарской области Республики Казахстан, ранее судим: 25 апреля 2003 года по ч. 3 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год, осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено шестнадцать лет лишения свободы.
В силу ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Г. и К. солидарно в счет возмещения материального ущерба 9930 рублей и в счет возмещения морального вреда 200000 рублей в пользу Г-ва А.
Г. и К. признаны виновными и осуждены за убийство Г-ва Е., 1979 года рождения, совершенное 15 сентября 2003 года в пос. Тавричанка Надеждинского района Приморского края группой лиц по предварительному сговору; за кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего судебное решение в отношении Г. и К. оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационных жалобах:
- осужденный Г. просит о смягчении наказания, указывая, что суд не учел смягчающие наказание обстоятельства: его явку с повинной, помощь следствию в раскрытии преступления; он является инвалидом второй группы, ранее не судим;
- адвокат Науменко Р.В. в интересах осужденного К. просит о смягчении наказания, ссылаясь, что К. вину признал, добровольно явился в правоохранительные органы и сообщил о совершенном им преступлении; положительно характеризуется по месту работы и жительства;
- осужденный К., не оспаривая правильность выводов суда относительно квалификации его действий, просит о смягчении наказания с применением ст. 64 УК РФ, ссылаясь на то, что он полностью раскаивается в содеянном, написал явку с повинной и активно способствовал раскрытию преступления.
В возражениях потерпевший Г-в А., его представитель Цой С.П. и государственный обвинитель Валькова Е.А. просят приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.
Виновность осужденных Г. и К. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства Г. последовательно пояснял о том, что 15 сентября 2003 года в течение дня вместе с К. и Г-вым распивали спиртные напитки в доме Г-ва. Вечером того же дня он и К. ушли из дома Г-ва, но через некоторое время вновь вернулись, предложив Г-ву продолжить распитие спиртного. Г-в стал выталкивать его и К. из дома. Он взял в руки гитару и нанес ею удар по голове Г-ва, а К. нанес удар ножом в грудь Г-ва. От удара ножом Г-в упал на кровать. Опасаясь, что Г-в обратится в органы милиции с заявлением о привлечении его и К. к уголовной ответственности, по предложению К. договорились убить Г-ва. Он пошел на кухню и взял нож, после чего вместе с К. стали наносить Г-ву удары ножами в туловище. Убедившись, что Г-в мертв, похитили из кармана Г-ва 80 рублей.
Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Г. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.
В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в доме N 13 в пос. Тавричанка Надеждинского района Приморского края на кровати был обнаружен труп Г-ва с признаками насильственной смерти.
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Г-ва Е. наступила в результате обильной потери крови, развившейся вследствие полученных множественных проникающих колото-резаных ранений передней поверхности грудной клетки с обеих сторон.
Виновность Г. и К. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами и не оспаривается в жалобах.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Г. и К. в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, и в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, верно квалифицировав их действия по п. "ж" ч. 2 ст. 105; п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ соответственно.
Выводы суда о наличии у Г. предварительного сговора с К. на совершение убийства и кражи надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Г. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Г. и К. при совершении убийства и кражи.
Наказание назначено Г. и К. в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
Доводы осужденного К. о применении к нему ст. 64 УК РФ Судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку согласно ст. 64 УК РФ исключительными суд может признать обстоятельства, связанные с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления.
Как видно из приговора, судом не признавались обстоятельствами исключительными такие, которые были связаны с целями и мотивами преступления, ролью К., поведением последнего во время и после совершения преступлений.
Вместе с тем Судебная коллегия считает необходимым приговор изменить в части разрешения гражданского иска, заменив солидарный порядок взыскания в счет компенсации морального вреда на долевой.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Приморского краевого суда от 15 июля 2004 года в отношении Г., К. изменить: вместо солидарного порядка взыскания в счет компенсации морального вреда определить долевой порядок и взыскать с Г. и К. в пользу Г-ва А. по 100000 (сто тысяч) рублей с каждого. В остальной части тот же приговор в отношении Г. и К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Г., К. и адвоката Науменко Р.В. - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 68-Г04-4 от 02.02.2005] Заявление о признании недействующим и не подлежащим применению Закона Агинского Бурятского автономного округа от 17.09.2001 n 211-3АО О временных нормативах бюджетной обеспеченности муниципальных образований Агинского Бурятского автономного округа удовлетворено правомерно, так как Закон принят с превышением полномочий законодательного органа субъекта РФ.  »
Общая судебная практика »
Читайте также