[ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 7-О от 18.01.2005] По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности статьи 7 Федерального закона О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 января 2005 г. N 7-О
ПО ЗАПРОСУ ВЕРХОВНОГО СУДА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
СТАТЬИ 7 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ДОПОЛНИТЕЛЬНЫХ
ГАРАНТИЯХ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ СУДЕЙ И РАБОТНИКОВ
АППАРАТОВ СУДОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей М.В. Баглая, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи О.С. Хохряковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Верховного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В запросе Верховного Суда Российской Федерации, направленном в Конституционный Суд Российской Федерации в порядке статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации в связи с рассмотрением дела гражданина В.И. Мухина, поставлен вопрос о проверке конституционности статьи 7 Федерального закона от 10 января 1996 года "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации" (с последующими изменениями и дополнениями), согласно которой в стаж работы в качестве судьи Российской Федерации при исчислении стажа, дающего право на отставку и получение всех видов выплат и льгот, включается время работы в судах и органах юстиции на должностях, для замещения которых необходимо высшее юридическое образование, а также в качестве прокурора, следователя, адвоката, если стаж работы в должности судьи составляет не менее пяти лет, за исключением случаев досрочного прекращения полномочий судьи по основаниям, предусмотренным подпунктами 2 и 9 пункта 1 статьи 14 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" (часть первая); действие этой статьи распространяется на судей Российской Федерации, ушедших в отставку или на пенсию до принятия настоящего Федерального закона (часть вторая).
Как следует из запроса и представленных материалов, В.И. Мухин был уволен с должности судьи Верховного Суда Российской Федерации в июле 1991 года на основании статьи 31 КЗоТ РСФСР (по собственному желанию) в возрасте 51 года и впоследствии работал юрисконсультом, генеральным директором юридической фирмы, а с февраля 1999 года является адвокатом. Ко времени увольнения с должности судьи стаж его работы судьей составлял 19 лет и 6 месяцев.
В апреле 2000 года В.И. Мухин обратился в комиссию Верховного Суда Российской Федерации по назначению судьям ежемесячного пожизненного содержания с заявлением о выплате ему такого содержания в соответствии с Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации". Отказывая в удовлетворении заявления, комиссия Верховного Суда Российской Федерации в решении от 1 июня 2000 года сослалась на статью 7 Федерального закона "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации" и указала, что положения данной статьи, в соответствии с которыми определяется стаж, дающий право на отставку и получение всех видов выплат и льгот, в том числе ежемесячного пожизненного содержания, распространяются на судей, ушедших в отставку или на пенсию; В.И. Мухин же к таковым не относится, поскольку в отставку или на пенсию с должности судьи не уходил, а был уволен по собственному желанию еще до принятия Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и ко времени увольнения не достиг пенсионного возраста.
Басманный районный суд города Москвы, куда В.И. Мухин обратился с жалобой, в которой просил отменить решение комиссии Верховного Суда Российской Федерации как незаконное и обязать ее оформить ему ежемесячное пожизненное содержание, решением от 20 апреля 2001 года в удовлетворении жалобы отказал по тем же мотивам. Последующие судебные инстанции согласились с выводами суда первой инстанции. По надзорной жалобе В.И. Мухина дело передано в Президиум Верховного Суда Российской Федерации для рассмотрения по существу.
Верховный Суд Российской Федерации в своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации просит проверить соответствие статьи 7 Федерального закона "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации" требованиям статей 19 (части 1 и 2) и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации и приводит в обоснование своей позиции следующие доводы.
Приобретение статуса судьи в отставке федеральный законодатель связывает не с возрастом, а лишь с установленными законом основаниями отставки, в частности с прекращением полномочий судьи в связи с подачей им письменного заявления об отставке. Судьи, чьи полномочия были прекращены до введения в действие Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" в связи с истечением срока полномочий или уходом на пенсию по основаниям, совместимым со статусом судьи, имеют право на получение ежемесячного пожизненного содержания при достижении ими, в том числе после ухода с судейской должности, 50- или 55-летнего возраста (соответственно для женщин и мужчин) и при наличии у них стажа работы в должности судьи не менее 10 лет, что подтвердил и Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19 февраля 2002 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", статьи 2 Федерального закона "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и части первой статьи 7 Федерального закона "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации". Оспариваемые же законоположения препятствуют назначению ежемесячного пожизненного содержания судьям, уволившимся с должности судьи по статье 31 КЗоТ РСФСР (по собственному желанию) до введения в действие Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", при том что увольнение с должности судьи по собственному желанию не может быть признано основанием, не совместимым со статусом судьи.
2. Конституция Российской Федерации гарантирует осуществление правосудия независимым и беспристрастным судом; в этих целях определяется статус судьи в Российской Федерации, провозглашается несменяемость и неприкосновенность судей, предусматривается их надлежащее материальное обеспечение (статьи 119, 120, 121, 122 и 124).
Конституционный статус судьи, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 февраля 2002 года, включает и предоставление ему в будущем особого статуса судьи в отставке, что также служит гарантией надлежащего осуществления правосудия, дает основания для предъявления к судьям высоких требований и позволяет сохранять доверие к их компетентности, независимости и беспристрастности. Право судьи на отставку, как и предоставление ему за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу, Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" относит к числу гарантий обеспечения независимости судей (статья 9).
2.1. В соответствии со статьей 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" отставкой судьи признается почетный уход или почетное удаление судьи с должности; каждый судья имеет право на отставку по собственному желанию независимо от возраста; судья считается ушедшим или удаленным в отставку, если его полномочия прекращены по основаниям, предусмотренным подпунктами 1, 2, 4, 5, 9, 11 и 12 пункта 1 статьи 14 данного Закона.
Федеральный законодатель, определяя статус судьи в отставке, установил, что за лицом, пребывающим в отставке, сохраняется звание судьи, гарантии личной неприкосновенности, принадлежность к судейскому сообществу, а также право на иные гарантии и льготы (пункты 1, 3, 4 и 5 статьи 15, абзацы второй, третий, четвертый пункта 1, пункты 4 и 5 статьи 19, абзац второй пункта 2 и пункт 4 статьи 20 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации").
Так, судье после ухода или удаления его в отставку выплачивается компенсация на приобретение проездных документов на все виды общественного транспорта городского, пригородного и местного сообщения за счет средств федерального бюджета; медицинское обслуживание судьи и членов его семьи, включая обеспечение лекарственными средствами, и санаторно-курортное лечение судьи, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей также оплачивается за счет средств федерального бюджета; судья, ушедший или удаленный в отставку со стажем работы в должности судьи не менее 20 лет либо ставший инвалидом в период работы и пожелавший переехать на постоянное место жительства в другую местность, обеспечивается благоустроенным жильем в виде отдельной квартиры или дома за счет средств федерального бюджета.
Пребывающий в отставке судья, имеющий соответствующий стаж работы в должности судьи, вправе получать по своему выбору вместо пенсии, назначаемой на общих основаниях, ежемесячное пожизненное содержание, которое регулируется пунктом 5 статьи 15, абзацами вторым, третьим и четвертым пункта 1 статьи 19, статьей 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" и статьей 7 Федерального закона "О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации".
Согласно пункту 6 статьи 15 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" судья считается пребывающим в отставке до тех пор, пока соблюдает требования о запрете заниматься деятельностью, указанной в пункте 3 статьи 3 данного Закона, сохраняет гражданство Российской Федерации и не допускает поступков, его порочащих и тем самым умаляющих авторитет судебной власти.
Таким образом, с приобретением статуса судьи в отставке законодатель связывает не только право на получение вместо пенсии ежемесячного пожизненного содержания (при наличии необходимого для этого стажа судебной работы и работы по юридическим профессиям), но и иные гарантии и льготы, а также обязанность соблюдения установленных законом требований и ограничений.
2.2. Введение Законом Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации" института отставки судьи и закрепление в нем перечня оснований прекращения полномочий судьи, которые дают ему право считаться ушедшим или удаленным в отставку (т.е. то обстоятельство, что получение статуса судьи в отставке законодатель связывает лишь с установленными законом основаниями отставки), само по себе не означает, что тем самым изменяется правовое положение всех бывших судей, чьи полномочия были прекращены до принятия данного Закона по аналогичным (сходным) основаниям, совместимым со статусом судьи, и что они приравниваются к судьям в отставке, в том числе при решении вопроса о праве на получение ежемесячного пожизненного содержания. Не вытекает это и из правовой позиции, выраженной Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 19 февраля 2002 года.
Общим (основным) принципом действия закона во времени является распространение его на отношения, возникшие после введения его в действие, и только законодатель вправе распространить новые нормы на факты и порожденные ими правовые последствия, которые возникли до введения соответствующих норм в действие, т.е. придать закону обратную силу. При этом установление правил действия во времени и по кругу лиц новых норм, закрепляющих либо изменяющих права граждан, предусматривающих для них гарантии и льготы, должно осуществляться им с соблюдением требований Конституции Российской Федерации, в том числе вытекающих из принципа равенства (статья 19, части 1 и 2), который гарантирует гражданам защиту от всех форм дискриминации при реализации прав и свобод, включая право на социальное обеспечение.
В сфере пенсионного обеспечения соблюдение принципа равенства означает помимо прочего запрет вводить такие различия в пенсионных правах лиц, принадлежащих к одной и той же категории, которые не имеют объективного и разумного оправдания (запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях). Критерии (признаки), лежащие в основе установления специальных норм пенсионного обеспечения, должны определяться исходя из преследуемой при этом цели дифференциации в правовом регулировании, т.е. сами критерии и правовые последствия дифференциации - быть сущностно взаимообусловлены (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 3 июня 2004 года N 11-П по делу о проверке конституционности положений статей 28 и 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации").
Федеральный законодатель, решая вопрос о распространении на судей, ушедших с судейской должности до введения в действие Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", норм, определяющих статус судьи в отставке, в том числе устанавливающих право на получение вместо пенсии, назначаемой на общих основаниях, ежемесячного пожизненного содержания (пункт 5 статьи 15 и пункт 1 статьи 19), предоставил возможность получения ежемесячного пожизненного содержания тем судьям, кто ушел с этой должности на пенсию (независимо от времени ухода) или в связи с истечением срока полномочий; действие абзацев первого и третьего пункта 5 статьи 15 распространено также на судей, переведенных на работу в государственные организации и ушедших на пенсию с этой работы, а также на лиц, работавших на должности государственного арбитра и ушедших на пенсию с этой должности (пункт 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 26 июня 1992 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", статья 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации").
Тем самым в качестве критерия распространения на бывших судей права на получение ежемесячного пожизненного содержания выступает объективная невозможность в связи с пенсионным возрастом или инвалидностью либо истечением срока полномочий оставаться на должности судьи. Это относится и к судьям, переведенным на работу в иные государственные органы и вышедшим на пенсию с этой работы, поскольку, как отмечает и сам Верховный Суд Российской Федерации в своем запросе, такие переводы судей на другую работу в прошлом (в период существования Союза ССР) осуществлялись, как правило, без учета личных пожеланий переводимых лиц.
Установленные законодателем на основе указанного критерия различия в объеме пенсионных прав названных категорий судей и судей, уволенных по статье 31 КЗоТ РСФСР, прекращение полномочий которых

РЕШЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n ГКПИ04-1577 от 18.01.2005 В удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца 1 параграфа 23 Правил перевозки пассажиров и багажа автомобильным транспортом в РСФСР, утвержденных приказом Министерства автомобильного транспорта РСФСР от 24.12.1987 n 176, отказано, поскольку оспариваемые положения приняты Министерством автомобильного транспорта РСФСР в пределах предоставленных ему полномочий, не противоречат Закону РФ О защите прав потребителей и прав заявителя не нарушают.  »
Общая судебная практика »
Читайте также