[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о04-85 от 13.01.2005] Об изменении приговора и смягчении осужденному наказания с учетом данных о личности осужденного.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 13 января 2005 года
Дело N 53-о04-85
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.,
судей Фроловой Л.Г.,
Саввича Ю.В.
рассмотрела в судебном заседании от 13 января 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных К., З., адвокатов Струченко Н.Н. и Исхаковой М.Ю. на приговор Красноярского краевого суда от 22 июня 2004 года, которым К., 16 апреля 1984 года рождения, уроженец г. Боготола Красноярского края, несудимый, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ - на 12 лет, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) - на 8 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "к" УК РФ - на 12 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено К. наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
По ст. 167 ч. 2 УК РФ К. оправдан за отсутствием в действиях состава преступления.
З., 11 ноября 1982 года рождения, уроженец с. Критово Боготольского района Красноярского края, несудимый; осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ - на 11 лет, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) - на 8 лет, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "к" УК РФ - на 12 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено З. наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
По ст. 167 ч. 2 УК РФ З. оправдан за отсутствием в действиях состава преступления.
Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного К., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Филимонова А.Н., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
согласно приговору З. и К. признаны виновными в том, что по предварительному сговору группой лиц, совершили убийство из хулиганских побуждений Н., в том, что группой лиц, по предварительному сговору совершили разбойное нападение на Б. и К-ова, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевших и с угрозой применения такового, с незаконным проникновением в жилище, с применением предмета, используемого в качестве оружия, а также в покушении на умышленное причинение смерти двум лицам: Б. и К-ову, с особой жестокостью, с целью сокрытия другого преступления. Преступления совершены 26 и 27 января 2003 года в г. Боготоле Красноярского края при обстоятельствах, установленных судом и приведенных в приговоре.
В кассационных жалобах:
осужденный З. утверждает, что убийство Н. совершил он один и из личных неприязненных отношений. Ссылается на оговор К. в явке с повинной, противоречивость показаний Усковой Анны относительно роли К. в убийстве. Отрицает намерение на причинение смерти потерпевшим Б. и К-ову. С учетом смягчающих обстоятельств, признания им вины, активного способствования раскрытию преступлений просит правильно квалифицировать им содеянное и смягчить наказание;
адвокат Исхакова М.Ю. в интересах З. приводит аналогичные доводы, просит отменить приговор с прекращением дела по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "к" УК РФ, переквалифицировать действия З. со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ на ст. 105 ч. 1 УК РФ, квалифицировать действия З. по совершению разбойного нападения по ст. 162 ч. 2 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года, исключив при этом квалифицирующий признак разбоя - совершение его с проникновением в жилище, назначить гуманное наказание;
осужденный К. и адвокат Струченко Н.Н. в его интересах утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы К. о непричастности к убийству Н., об отсутствии умысла на причинение смерти Б. и К-ову. Считают, что суд дал неправильную оценку всем исследованным в судебном заседании доказательствам и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности К. Приводят анализ исследованных в судебном заседании доказательств, дают им иную оценку, по их мнению, правильную. Адвокат просит приговор в части осуждения К. за посягательство на жизнь потерпевших Н., Б., К-ова отменить, дело производством прекратить, смягчить К. наказание за совершенный им разбой. К. просит разобраться в деле и принять по нему правильное решение, исключить при этом из приговора осуждение его за убийство Н.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Каретников Е.П. просит приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.
Осужденный З. также выражает несогласие с доводом кассационной жалобы адвоката Струченко Н.Н. о том, что он вовлек младшего по возрасту К. в совершение преступлений.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных З. и К. в совершенных ими преступлениях основанными на доказательствах, полученных в установленном законом порядке, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.
Так, вина осужденных З. и К. в ими содеянном подтверждается их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они соответствуют фактическим обстоятельствам преступлений, подтверждаются другими доказательствами.
Судом, в соответствии с требованиями закона, в приговоре даны подробный анализ и оценка показаниям З. и К., приведены мотивы признания одних их показаний правдивыми, других - неправдивыми.
Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются Судебной коллегией правильными выводы суда о допросе З. и К. на предварительном следствии в установленном законом порядке, в том числе с соблюдением их права на защиту.
Судом выяснялись причины изменения показаний З., чему дана правильная оценка в приговоре.
Правильными являются также выводы суда о допустимости такого доказательства, как явка с повинной З., отсутствии у З. оснований к оговору К.
Поскольку в данном случае имело место добровольное изложение самим осужденным в письменном виде, в произвольной форме обстоятельств совершенных им и К. преступлений, то к этому документу не применяются правила составления процессуальных документов по уголовному делу, в том числе не требуется присутствие защитника и разъяснение правил ст. 51 Конституции РФ.
В подтверждение вины З. и К. суд также правильно сослался в приговоре на показания потерпевших Н., Б. и К-ова, показания свидетелей Усковой А., Усковой Т., Усковой О., Курганова, Сысолятиной и других, данные, зафиксированные в протоколе осмотра места происшествия, содержащиеся в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другие доказательства.
Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях свидетелей Усковой Т., Курганова, изменения ими показаний, чему дана правильная оценка в приговоре.
Показания указанных лиц обоснованно признаны правдивыми в той части, в которой они согласуются между собой, с пояснениями З., данными им в явке с повинной, подтверждаются другими доказательствами.
Судом не установлено противоречий в показаниях свидетеля Усковой А., не усматривается таковых и Судебной коллегией. Ускова А. допрашивалась на предварительном следствии неоднократно, ее показания при каждом новом допросе носят более подробный уточняющий характер.
Показания Усковой А. на предварительном следствии оглашены в судебном заседании при наличии к тому оснований и с соблюдением предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуры, а именно, с согласия сторон.
Правильная оценка дана судом также показаниям свидетеля Кургановой о том, что в день происшедшего К. один заходил к ней в дом, был возбужден, ничего не говорил, ушел через пять минут.
Сам по себе факт прихода К. на непродолжительное время в дом Кургановой не составляет алиби К. и не поставляет под сомнение выводы суда о его участии в причинении смерти потерпевшему Н.
К указанному выводу позволяют прийти содержащиеся в деле данные о том, что дом Кургановой находится на незначительном расстоянии от места убийства потерпевшего Н. и от дома Савельевых, куда К. и З. вернулись после совершенного убийства. При этом Курганова не видела на одежде К. следов крови, тогда как по приходу осужденных в дом Савельевых свидетели видели следы крови на одежде как З., так и К.
При таких обстоятельствах суд обоснованно расценил заход К. в дом Кургановой как попытку обеспечить себе алиби.
Судом с достоверностью установлен механизм причинения смерти потерпевшему Н. Для правильного разрешения данного вопроса в суде проводилась комиссионная судебно-медицинская экспертиза, заключение которой оценено судом в соответствии с правилами оценки доказательств, в совокупности с другими доказательствами.
При этом следует признать правильными выводы суда о том, что выводы комиссионной судебно-медицинской экспертизы о механизме причинения смерти потерпевшему Н. подтверждают правдивость пояснений З., изложенных им в явке с повинной.
Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые З. и К. в свою защиту, в том числе о причинении смерти потерпевшему Н. одним З. из личной неприязни, непричастности К. к этому преступлению, заявленное им алиби, а также доводы осужденных об отсутствии у них умысла на причинение смерти потерпевшим Б. и К-ову, оговоре их потерпевшими и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения как опровергающиеся совокупностью доказательств по делу.
Судом приведено в приговоре убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденных.
С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных К. и З. преступлений, прийти к правильному выводу о их виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.
В том числе основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются Судебной коллегией правильными выводы суда о хулиганском мотиве действий З. и К. по причинению смерти потерпевшему Н., наличии у них умысла на убийство Б. и К-ова, о незаконном проникновении в жилище потерпевших Б. и К-ова в целях хищения принадлежащего им имущества.
Решение суда о вменяемости З. и К. основано на материалах дела, данных о личности каждого из них, поведении до совершения преступлений, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято также с учетом выводов судебно-психиатрических экспертиз, оснований сомневаться в правильности которых не имелось.
При назначении З. и К. наказания судом, в соответствии с требованиями закона, учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности, смягчающие обстоятельства.
Отягчающих наказание З. и К., обстоятельств судом не установлено.
Наказание, назначенное К. соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению Судебной коллегией не усматривается.
При наличии к тому законных оснований наказание З. по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "и" УК РФ назначено с учетом правил ст. 62 УК РФ. Оснований к смягчению наказания, назначенного З. по этой норме закона, а также по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года), Судебной коллегией не усматривается.
Суд признал в качестве смягчающего наказание З. обстоятельства его явку с повинной, активное способствование им на предварительном следствии раскрытию убийства Н., изобличение соучастника убийства - К.
При этом из протокола судебного заседания усматривается, что З. в судебном заседании дал более правдивые показания, чем К. об обстоятельствах совершенных им и К. преступлений и в отношении потерпевших Б. и К-ова, уличал К. в совершении этих преступлений.
С учетом указанного обстоятельства, а также того, что З. характеризуется по месту жительства удовлетворительно, по месту учебы - положительно, несудим, отсутствия отягчающих его наказание обстоятельств, Судебная коллегия находит возможным, смягчить наказание, назначенное З. за посягательство на жизнь Б. и К-ова.
Наказание З. по совокупности совершенных им преступлений назначается Судебной коллегией на основании ст. ст. 60, 69 УК РФ, с учетом приведенных в приговоре и настоящем определении обстоятельств.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, Судебной коллегией по настоящему делу не усматривается.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда от 22 июня 2004 года в отношении З. изменить.
Смягчить наказание, назначенное З. по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "а", "д", "ж", "к" УК РФ до 11 лет.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначить З. наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет 6 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальном этот же приговор в отношении З. и тот же приговор в отношении К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и адвокатов - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 81-о04-129 от 13.01.2005] Приговор отменен и дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд со стадии предварительного слушания, поскольку приговор вынесен с нарушениями уголовно-процессуального законодательства.  »
Общая судебная практика »
Читайте также