ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 53-о04-91 от 12.01.2005 Приговор суда оставлен без изменения, поскольку вина осужденного подтверждена, действия квалифицированы правильно, наказание полностью соответствует характеру и степени общественной опасности преступления и данным, характеризующим личность осужденного.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 12 января 2005 года
Дело N 53-о04-91
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Русакова В.В.,
Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 12 января 2005 года дело по кассационной жалобе осужденного Э. на приговор Красноярского краевого суда от 1 сентября 2004 года, которым Э., 15 июля 1961 года рождения, уроженец г. Телави Грузинской ССР, не работал, женат и имеющий троих несовершеннолетних детей, был судим 22 апреля 2003 года по ч. 1 ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, содержался под стражей с 27 июня 2002 года по 22 апреля 2003 года и арестованного после розыска 24 июня 2004 года, - осужден: по ч. 5 ст. 33, п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с зачетом времени содержания под стражей до вынесения приговора.
Приговор Красноярского краевого суда от 22 апреля 2003 г. в отношении Э., которым он осужден по ч. 1 ст. 175, 73 УК РФ к 1 (одному) году лишения свободы условно, постановлено исполнять самостоятельно.
Э. осужден за пособничество в разбойном нападении, совершенном с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия, группой лиц по предварительному сговору.
Преступление совершено 28 февраля 2002 года в г. Красноярске при обстоятельствах, указанных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., возражения прокурора Козусевой Н.А. на кассационную жалобу осужденного, просившей об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационной жалобе Э. просит об отмене приговора, считая его необоснованным.
В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Г.А. Цибульская просит об оставлении приговора без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не усматривает оснований к ее удовлетворению.
Вина Э. в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах материалами дела подтверждена, и действия его квалифицированы правильно.
Из дела видно, что все показания, приведенные Э. в свою защиту, были проверены в стадии судебного разбирательства и правильно оценены судом в совокупности с другими доказательствами по делу.
Суд признал установленным, что 28 февраля 2002 года Э., не располагая сведениями о созданной Нозадзе банде (члены которой осуждены приговором от 22 апреля 2003 года), договорился с членами этой банды - Горманчуком и неустановленным следствием лицом о совершении разбойного нападения с целью завладения деньгами работников пункта приема цветных металлов. Приводя в исполнение преступный умысел, члены банды и Э. встретились утром у дома Нозадзе и обговорили план нападения, распределив между собой роли и вооружившись револьвером и ножом, взяв с собой маски и скотч для подавления сопротивления со стороны приемщиков цветного металла. Э. была отведена роль наблюдателя за окружающей обстановкой. В соответствии с указанной ролью Э. после прибытия к месту происшествия оставался около пункта, в то время когда члены банды совершали нападение. В связи с неожиданным появлением на месте происшествия владельца приемного пункта Нозадзе, Горманчук и неустановленное следствием лицо скрылись с места происшествия. Э. также скрылся с места происшествия на автомашине под управлением Смирнова, на которой через некоторое время вывезли и других участников преступления.
Деньги, похищенные в пункте приема цветных металлов и из автомобиля, были разделены впоследствии между всеми участниками разбойного нападения.
В судебном заседании Э. не признал своей вины. Он показал, что 28 февраля 2002 года он был вместе со Смирновым, когда случайно встретил Нозадзе, Горманчука и Елгина Ивана. Нозадзе попросил подвезти их до гаражей, сказав, что ему нужно истребовать долг. Когда они приехали к указанному Нозадзе месту, он выходил из машины, что делали и где были в это время другие ребята, он не видел. Когда он вернулся к машине, там уже находился только Смирнов. Они подождали ребят несколько минут и уехали от гаражей. Потом Горманчук, Нозадзе и Елгин сообщили, что они находятся в районе ул. Крупской, откуда они и забрали их в машину. О совершении разбойного нападения он не знал и ни с кем не состоял в сговоре на совершение указанного преступления. Деньги Нозадзе дал ему в долг.
Показания допрошенных по делу в качестве свидетелей, ранее осужденных за указанное преступление, Горманчука и Нозадзе соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в суде и изложенным в приговоре роли и степени участия каждого из них в преступлении, причастность же к преступлению Э. они в судебном заседании отрицали.
Однако, признавая доказанной вину Э., суд, анализируя исследованные в стадии судебного следствия доказательства, обоснованно сослался в приговоре на показания Э., данные им в период расследования дела, в том числе и во время проверки его показаний с выходом на место происшествия и во время проведения очной ставки со Смирновым, и на протокол его явки с повинной. Указанные показания свидетельствуют о том, что между ним, Нозадзе, Горманчуком и Елгиным состоялась договоренность о совершении разбойного нападения на пункт приема цветных металлов. В соответствии с этой договоренностью утром 28 февраля все приехали к приемному пункту, в машине еще раз обговорили план действий, согласно которому ему отводилась роль наблюдателя за окружающей обстановкой. Он должен был предупредить об опасности в случае признаков таковой. Смирнов перед совершением нападения предварительно выяснил число находившихся в пункте людей. Он видел, как Нозадзе вооружился револьвером, Горманчук примерял маску с прорезями для глаз. Видел, как Нозадзе, Горманчук и Елгин, надев маски, ворвались внутрь гаража. В то время, когда он ходил около гаража, он увидел, как приехал К., посигналил, вышел из машины. После того как уехал К., он со Смирновым на его машине тоже уехал с места происшествия. В машине они созвонились с Горманчуком, выяснили, где они все находятся, и забрали их. После этого Нозадзе дал ему 6000 рублей.
Правильно в приговоре отмечено, что Нозадзе на предварительном следствии признавал, что договоренность о нападении на пункт приема состоялась в присутствии Э. В его же присутствии он с Горманчуком и Елгиным оговорил необходимость взять на место происшествия маски и перчатки. Сам он имел при себе оружие. Непосредственно на месте происшествия они еще раз обсудили план нападения. Сначала Горманчук примерил маску, потом он, Горманчук и Елгин пошли к приемному пункту, Э. шел за ними. После совершенного нападения похищенные деньги они разделили на 5 равных частей - по 6000 рублей каждому.
Аналогичные показания давали в период предварительного расследования Горманчук и Смирнов.
Вышеприведенные показания, уличающие Э. в пособничестве в совершении по предварительному сговору группой лиц разбойного нападения с незаконным проникновением в помещение, с применением оружия, обоснованно признаны судом достоверными, как нашедшие свое подтверждение в других материалах дела.
В подтверждение вины осужденного суд обоснованно сослался в приговоре на показания потерпевшего Б., данные им в стадии расследования дела. Поскольку в судебном заседании потерпевший изменил свои показания в части причастности к преступлению Э., суд принял меры к выяснению причин противоречий в его показаниях. По основаниям, полно изложенным в приговоре, суд обоснованно пришел к выводу о неубедительности приведенных Б. объяснений о том, что он вынужденно оговорил Э. под воздействием противозаконных действий работников милиции.
При проверке дела Судебной коллегий не было выявлено нарушений уголовно-процессуального закона, влекущего отмену приговора.
Обоснованно суд признал доказательствами вины Э. протоколы осмотра места происшествия и орудий преступления, показания потерпевшего К., показавшего, что, когда трое нападавших в масках запрыгивали в его машину, он увидел проходившего в сорока метрах от места происшествия мужчину кавказской внешности. Он ему крикнул, чтобы он вызвал милицию, но тот сразу скрылся за гаражами. Указанные показания полностью соответствуют признанным судом достоверными показаниям лиц, уличивших осужденного в преступлении.
Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины Э. и признавая правильной квалификацию его преступных действий, Судебная коллегия считает, что назначенное ему наказание полностью соответствует характеру и степени общественной опасности преступления и данным, характеризующим его личность. С учетом ряда обстоятельств, смягчающих наказание, суд счел возможным назначить Э. более мягкое наказание, чем предусмотрено законом, по которому он осужден. Оснований к внесению изменений в приговор в этой части Судебная коллегия также не усматривает.
На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Красноярского краевого суда от 1 сентября 2004 года в отношении Э. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 74-Г04-14 от 12.01.2005] Заявление о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими отдельных норм Положения, утвержденного постановлением Правительства Республики Саха (Якутия) от 24.04.2003 n 244, удовлетворено правомерно, так как возложение полномочий по выдаче разрешений на строительство объектов недвижимости на орган исполнительной власти субъекта РФ противоречит федеральному законодательству.  »
Общая судебная практика »
Читайте также