[ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 64-о04-16 от 25.12.2004] Приговор оставлен без изменения, поскольку наказание назначено в соответствии с требованиями Уголовного кодекса РФ, соразмерно содеянному и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 25 декабря 2004 года
Дело N 64-о04-16
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Глазуновой Л.И.,
судей Русакова В.В.,
Хлебникова Н.Л.
рассмотрела в открытом судебном заседании 28 декабря 2004 года кассационное представление государственного обвинителя Жаботинского С.Ю. и кассационную жалобу осужденного К. на приговор Сахалинского областного суда от 22 июня 2004 года, по которому К., 2 марта 1975 года рождения, уроженец г. Макарова Сахалинской области, ранее судим: 1) 14 октября 2002 года по ч. 1 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; 2) 5 ноября 2003 года по п. "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ к семи годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы; осужден по ч. 1 ст. 296 УК РФ к двум годам лишения свободы; по ч. 2 ст. 297 УК РФ к одному году шести месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.
На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено два года три месяца лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Макаровского районного суда от 5 ноября 2003 года и окончательно назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с К. в счет возмещения морального вреда 20000 (двадцать тысяч) рублей в пользу Л.
К. признан виновным и осужден за неуважение к суду, выразившееся в оскорблении судьи, участвовавшей в отправлении правосудия; за угрозу убийством в отношении судьи в связи с рассмотрением дела в суде.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей судебное решение в отношении К. изменить, по основаниям, указанным в представлении, а в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия
установила:
в кассационном представлении государственный обвинитель просит исключить из приговора указание на применение при назначении наказания ч. 3 ст. 69 УК РФ, оставив ч. 5 ст. 69 УК РФ, и смягчить К. наказание до четырнадцати лет шести месяцев лишения свободы.
В кассационных жалобах (основной и дополнительной) осужденный К. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что суд отказал ему в подготовке для выступления в прениях; указывает на несвоевременное ознакомление его с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы, что лишило его возможности поставить перед экспертом вопросы; по мнению осужденного, судом не дано оценки показаниям свидетеля Лыкова; полагает, что сотрудники милиции его оговорили в совершении преступления.
В возражении государственный обвинитель просит оставить без удовлетворения кассационные жалобы К. и изменить приговор по основаниям, указанным в кассационном представлении.
Проверив материалы дела, выслушав объяснение осужденного К., поддержавшего доводы своих жалоб, по основаниям, в них изложенным, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.
Виновность осужденного К. в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства К. не отрицал того обстоятельства, что действительно 16 и 17 октября 2003 года он говорил в адрес судьи Л. оскорбительные высказывания.
Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания К. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.
Из показаний потерпевшей Л. в судебном заседании явствует, что 16 октября 2003 года при рассмотрении уголовного дела в отношении К. последний высказывал в ее адрес оскорбительные слова, сопровождая их грубой нецензурной бранью, унижающей ее честь и достоинство. Не подчиняясь ее законным требованиям о соблюдении порядка в зале судебного заседания, К. продолжал высказываться в ее адрес грубой нецензурной бранью, а затем высказал ей угрозу убийством после освобождения из мест лишения свободы. На следующий день К. оплевал мантию судьи, вновь выражался грубой нецензурной бранью, а также угрожал убить после своего освобождения из мест лишения свободы. Противоправные действия К. были прекращены только после удаления того конвоем из зала судебного заседания.
Свидетели Кашевская В.П. и Колобанова Л.В. в судебном заседании категорически утверждали о том, что К. выражался в адрес судьи Л. грубой нецензурной бранью, неоднократно высказывал угрозу, на следующий день К. оплевал мантию судьи и продолжал высказывать угрозы, сопровождая их грубой нецензурной бранью.
Свидетель Чернякова в судебном заседании показала, что 16 и 17 октября 2003 года при рассмотрении уголовного дела в отношении К. подсудимый неоднократно высказывал в адрес судьи Л. угрозы, выраженные в грубой нецензурной форме.
Виновность К. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины К. в неуважении к суду, выразившемся в оскорблении судьи, а также в угрозе судьи, в связи с осуществлением правосудия, верно квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 296; ч. 2 ст. 297 УК РФ.
Выводы суда о наличии у К. прямого умысла на совершение указанных преступлений надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями К. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям К. при совершении преступлений.
Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного об оговоре его со стороны потерпевшей и свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными, и суд правильно отверг их.
Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии доказательств его вины, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.
Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у Судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.
Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденного в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.
Ссылка осужденного К. на то, что судом в приговоре не дана оценка показаниям свидетеля Лыковой А.П., не свидетельствует о нарушении закона, поскольку, как видно из протокола судебного заседания, Лыковой А.П. об обстоятельствах происшедшего ничего не было известно. Кроме того, Лыкова А.П. длительное время проживала совместно с К., поэтому является заинтересованным в исходе дела лицом.
Доводы осужденного К. о том, что обвиняемого несвоевременно знакомили с постановлением о назначении судебно-психиатрической экспертизы, не влияют на выводы суда о виновности осужденного, на обоснованность и законность приговора, поскольку он был ознакомлен с постановлениями о назначении экспертизы, с актом экспертизы и в связи с этим никаких ходатайств не заявлял.
Изготовление копий актов судебно-психиатрической экспертизы и приложений к ним, а также вручение их обвиняемому и осужденному действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено, вследствие чего его права в этой части не нарушены.
Наказание назначено К. в соответствии с требованиями ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.
Доводы кассационного представления о нарушении судом требований ст. 69 УК РФ при назначении наказания Судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку наказание по совокупности преступлений в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 69 УК РФ назначается по тем же правилам, указанным в ч. 3 ст. 69 УК РФ. Учитывая то обстоятельство, что ранее К. был осужден за совершение особо тяжкого преступления, применение судом ч. 3 и ч. 5 ст. 69 УК РФ при назначении наказаний К. по совокупности преступлений, по мнению Судебной коллегии, является правильным.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену либо изменение приговора, из материалов дела не усматривается.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия
определила:
приговор Сахалинского областного суда от 22 июня 2004 года в отношении К. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденного К. - без удовлетворения.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ n 41-В04-32 от 24.12.2004 Суд правомерно взыскал сумму возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, с государственного органа, которому принадлежало транспортное средство.  »
Общая судебная практика »
Читайте также