[ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ВАС РФ n 9366/04 от 21.12.2004] Дело по заявлению о признании незаконным требования таможни об уплате ввозной таможенной пошлины, налога на добавленную стоимость и пеней направлено на новое рассмотрение, поскольку судами не исследован вопрос о выполнении Российской Федерацией внутригосударственных процедур с целью доведения до всеобщего сведения информации о введении изъятий из режима свободной торговли товарами с Республикой Молдова и применении таможенных пошлин, налогов и сборов.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 21 декабря 2004 г. N 9366/04
Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Яковлева В.Ф.;
членов Президиума: Арифулина А.А., Бойкова О.В., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой А.С., Козловой О.А., Наумова О.А., Нешатаевой Т.Н., Слесарева В.Л., Суховой Г.И., Чистякова А.И., Юхнея М.Ф.
рассмотрел заявление открытого акционерного общества "Лискисахар" о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции от 08.09.2003, постановления суда апелляционной инстанции от 29.01.2004 Арбитражного суда Воронежской области по делу N А14-1469-03/50/13 и постановления Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.04.2004 по тому же делу.
В заседании приняли участие представители:
от заявителя - открытого акционерного общества "Лискисахар" - Кравченко С.А., Хайнак О.Н.;
от Воронежской таможни и Федеральной таможенной службы - Дяченко В.С., Зарубина С.С., Стрижов А.Е.;
от общества с ограниченной ответственностью "И Д энд Ф Мэн" (третьего лица) - Дегтярева М.В.
Заслушав и обсудив доклад судьи Чистякова А.И., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.
Открытое акционерное общество "Лискисахар" (далее - общество) обратилось в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о признании незаконным требования Воронежской таможни от 25.02.2003 N 10 об уплате ввозной таможенной пошлины в сумме 36404605 рублей 72 копеек, налога на добавленную стоимость в сумме 3640460 рублей 58 копеек и пеней в сумме 2074296 рублей 98 копеек по грузовым таможенным декларациям (далее - ГТД) от 22.11.2002 N 10104040/221102/0000325, от 11.11.2002 N 10104040/111102/0000312, от 10.11.2002 N 10104040/101102/0000309, от 29.11.2002 N 10104040/291102/0000331, от 26.11.2002 N 10104040/261102/0000328, от 04.01.2003 N 10104040/040103/0000001, от 08.01.2003 N 10104040/080103/0000002.
Определением от 06.03.2003 суд первой инстанции привлек к участию в деле на стороне заявителя в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, общество с ограниченной ответственностью "И Д энд Ф МЭН".
Решением суда первой инстанции от 08.09.2003 заявление общества удовлетворено частично, а именно: требование таможни от 25.02.2003 N 10 признано недействительным в части начисления таможенной пошлины, налога на добавленную стоимость и пеней по ГТД от 10.11.2002 N 10104040/101102/0000309, от 11.11.2002 N 10104040/111102/0000312, от 22.11.2002 N 10104040/221102/0000325, от 26.11.2002 N 10104040/261102/0000328. В удовлетворении заявления общества о признании недействительным оспариваемого требования таможни в части начисления сумм таможенной пошлины, налога на добавленную стоимость и пеней по ГТД от 29.11.2002 N 10104040/291102/0000331, от 04.01.2003 N 10104040/040103/0000001, от 08.01.2003 N 10104040/080103/0000002 отказано.
Постановлением суда апелляционной инстанции от 29.01.2004 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Центрального округа постановлением от 23.04.2004 указанные судебные акты оставил в силе.
В заявлении о пересмотре в порядке надзора решения суда первой инстанции и постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, общество просит отменить данные судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Воронежской области, ссылаясь на нарушение судами материального права, выразившееся в необоснованном применении Протокола от 29.05.2001 о внесении изменений и дополнений в Протокол к Соглашению между Советом Министров - Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова о свободной торговле от 09.02.1993 (далее - Протокол от 29.05.2001), послужившего основанием для начисления таможенных платежей.
Проверив обоснованность доводов, содержащихся в заявлении, отзывах на него, а также выступлениях присутствующих в заседании представителей сторон, Президиум считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене, дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.
В период с ноября 2002 года по январь 2003 года общество ввезло на таможенную территорию Российской Федерации из Республики Молдова сахар белый по указанным ГТД.
Получателем и декларантом по этим ГТД являлось общество.
На основании Соглашения между Советом Министров - Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Молдова о свободной торговле от 09.02.1993 (далее - Соглашение о свободной торговле от 09.02.1993) таможенные пошлины, налоги и сборы с общества не взимались.
В соответствии с письмом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 21.01.2003 N 01-06/1843 "О тарифных изъятиях из режима свободной торговли" была проведена проверка правильности применения ставок таможенных пошлин по товарам, подпадающим под тарифные изъятия из режима свободной торговли, по результатам которой обществу начислено к уплате 42119363 рубля 28 копеек по товарам, ввезенным по вышеперечисленным ГТД, в том числе 36404605 рублей 72 копейки ввозной таможенной пошлины и 3640460 рублей 58 копеек налога на добавленную стоимость, а также 2074296 рублей 98 копеек пеней за просрочку уплаты таможенных платежей, и направлено требование от 25.02.2003 N 10 об уплате названных сумм.
Признавая указанное требование таможни частично недействительным, суд первой инстанции исходил из того, что таможня пропустила сроки проведения камеральной проверки и направления требования по четырем ГТД: от 22.11.2002 N 10104040/221102/0000325, от 11.11.2002 N 10104040/111102/0000312, от 10.11.2002 N 10104040/101102/0000309, от 26.11.2002 N 10104040/261102/0000328.
Отказывая в удовлетворении требований общества в отношении начисления таможенных платежей и пеней по ГТД от 29.11.2002 N 10104040/291102/0000331, от 04.01.2003 N 10104040/040103/0000001, от 08.01.2003 N 10104040/080103/0000002, суд первой инстанции исходил из того, что Протокол от 29.05.2001 вступил в законную силу с 15.04.2002, в связи с чем обществу, по мнению суда, правомерно начислены таможенные платежи по этим ГТД.
Оставляя данное решение без изменения, суды апелляционной и кассационной инстанций указали, что моментом вступления в законную силу названного Протокола является дата опубликования его текста в Бюллетене международных договоров Российской Федерации, в связи с чем Протокол от 29.05.2001 следует считать вступившим в законную силу на момент ввоза обществом товара.
Между тем выводы судебных инстанций о порядке и сроке вступления в законную силу Протокола от 29.05.2001 сделаны на основании неполного исследования обстоятельств дела и неправильного толкования норм права.
В соответствии с пунктом 1 статьи 1 Соглашения о свободной торговле от 09.02.1993 договаривающиеся стороны не применяют таможенные пошлины, налоги и сборы, имеющие эквивалентное действие на экспорт и/или импорт товаров, происходящих из таможенной территории одной из договаривающихся сторон и предназначенных для таможенной территории другой договаривающейся стороны. Исключения из данного торгового режима по согласованной номенклатуре товаров оформляются двусторонними документами, являющимися неотъемлемой частью этого Соглашения.
Позднее, 29.05.2001, был подписан Протокол о внесении изменений и дополнений в Протокол к указанному Соглашению, в котором предусмотрено, что стороны уведомляют друг друга о введении изъятий из режима свободной торговли товарами, указанными в приложениях 1 и 2 (в этот список включен сахар белый), не менее чем за два месяца до их введения (пункт 3 статьи 1 Протокола от 29.05.2001).
В соответствии со статьей 24 Венской конвенции о праве международных договоров договор вступает в силу в порядке и в срок, предусмотренные в самом договоре. Кроме того, статья 39 Конвенции предусматривает, что договор может быть изменен по соглашению между участниками и в том порядке, который согласован либо в тексте основного договора, либо непосредственно в самом соглашении, которым вносятся поправки в текст основного договора.
Статьей 2 Протокола от 29.05.2001 предусмотрено, что данный Протокол вступает в силу с момента получения последнего письменного уведомления о выполнении сторонами внутригосударственных процедур, необходимых для его вступления в силу.
В материалах дела имеется письмо Министерства экономического развития и торговли Российской Федерации, подписанное заместителем руководителя правового департамента, в котором указано, что Протокол от 29.05.2001 подписан на основании Постановлений Правительства Российской Федерации от 09.10.1999 N 1139 и от 27.10.2000 N 827, которыми одобрен текст Типового протокола о внесении изменений и дополнений в Протокол к Соглашению о свободной торговле, заключенному Правительством Российской Федерации с государствами - участниками СНГ, в том числе и с Республикой Молдова. В этих Постановлениях Минэкономразвития России дано поручение провести переговоры и подписать от имени Правительства Российской Федерации указанный Протокол при условии невнесения в него изменений и дополнений, носящих принципиальный характер.
Протокол был подписан 29.05.2001, опубликован в Бюллетене международных договоров Российской Федерации за 2002 год N 7 (июль) с указанием на то, что он вступил в силу 15.04.2002.
В соответствии с пунктом 3 статьи 1 Протокола от 29.05.2001 стороны уведомляют друг друга о введении изъятий из режима свободной торговли товарами, указанными в приложениях 1 и 2 (в этот список включен, в том числе, и сахар белый), не менее чем за два месяца до их введения.
Таким образом, для установления изъятий необходимо специальное уведомление договаривающихся сторон о введении изъятий, а также соблюдение двухмесячного срока при условии доведения нового правила до всеобщего сведения.
Поскольку Протокол от 29.05.2001 вступил в силу лишь 15.04.2002, до этого момента действовало Соглашение о свободной торговле от 09.02.1993, которое в статье 1 предусматривало, что исключения из режима свободной торговли должны оформляться двусторонними документами, являющимися неотъемлемой частью данного Соглашения. В связи с этим установление изъятий в порядке, согласованном договаривающимися сторонами в Протоколе от 29.05.2001, могло быть осуществлено лишь после вступления последнего в силу, то есть после 15.04.2002.
В материалах дела имеется заявление Минэкономразвития России от 17.01.2002, которое можно рассматривать как уведомление об изъятиях из режима свободной торговли, однако данные изъятия могут быть введены лишь после истечения двухмесячного срока, исчисляемого в отношении российской стороны с 15.04.2002.
Сведения о публикации заявления от 17.01.2002 в материалах дела отсутствуют; судом этот вопрос не исследовался.
Для того чтобы международный договор мог создавать правовые последствия для физических и юридических лиц, на деятельность которых он распространяет действие, в соответствии со статьей 5 Федерального закона "О международных договорах" необходимо принятие соответствующих правовых актов. Международный протокол вступает в силу только с момента публикации таких актов.
Протокол от 29.05.2001 предусматривает лишь возможность введения изъятий, однако непосредственно их не устанавливает. Поэтому факт официальной его публикации не может свидетельствовать о доведении до всеобщего сведения информации о введении российской стороной изъятий из режима свободной торговли с 29.01.2002. Следовательно, указание ГТК России в письме от 21.01.2003 N 01-06/1843 на то, что изъятия из режима свободной торговли вводятся с данной даты, не подлежит применению.
Таким образом, вывод суда кассационной инстанции о том, что для применения Протокола от 29.05.2001 не требовалось принятия внутригосударственного нормативно-правового акта, поскольку таможенный тариф на товар "сахар белый" уже существовал, как и ставка налога на добавленную стоимость, сделан без учета названных обстоятельств и правовых положений.
Судами не принято во внимание то обстоятельство, что на момент оформления заявителем ГТД в период с 10.11.2002 по 08.01.2003 действовал приказ ГТК России от 26.04.1996 N 258 "О ставках ввозных таможенных пошлин", пунктом 6 которого предусмотрено, что таможенные пошлины в отношении товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации и происходящих с территорий государств - участников СНГ, в том числе Республики Молдова, не применяются.
Именно на основании данного нормативно-правового акта таможенные органы осуществляли исчисление таможенных платежей на момент оформления обществом ГТД.
Сами таможенные органы были проинформированы об изменении таможенной политики в отношении товара "сахар белый", ввозимого на таможенную территорию Российской Федерации с территории Республики Молдова, лишь в феврале 2003 года, поскольку лишь 21.01.2003 ГТК России издал письмо N 01-06/1843 "О тарифных изъятиях из режима свободной торговли", указав в нем, что в отношении товаров, ввозимых на территорию Российской Федерации и происходящих, в частности, из Республики Молдова, с 15.04.2002 подлежат применению ставки таможенных пошлин, действующих для товаров, происходящих из стран, в торгово-политических отношениях с которыми Российская Федерация применяет режим наиболее благоприятствуемой нации.
Данное указание противоречит положению пункта 2 статьи 5 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому в целях правовой определенности акты законодательства о налогах и сборах обратной силы не имеют.
Исходя из смысла правовой определенности для того, чтобы правовой акт мог непосредственно создавать права и обязанности физических и юридических лиц, он должен быть доступен для заинтересованного лица. Только в этом случае лицо может сообразовывать свое поведение с соответствующей правовой нормой, предвидеть для себя последствия, которые повлечет ее неисполнение.
При рассмотрении настоящего дела судами не исследован вопрос о выполнении Российской Федерацией внутригосударственных процедур с целью доведения до всеобщего сведения информации о введении изъятий из режима свободной торговли товарами с Республикой Молдова и применении таможенных пошлин, налогов и сборов, в связи с чем не сопоставлены надлежащим образом даты ввоза товара и возникновения публичной обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов и сборов.
При названных обстоятельствах оспариваемые судебные акты в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене как противоречащие закону и нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
постановил:
решение суда первой инстанции от 08.09.2003, постановление суда апелляционной инстанции от 29.01.2004 Арбитражного суда Воронежской области по делу N А14-1469-03/50/13 и постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 23.04.2004 по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Воронежской области.
Председательствующий
В.Ф.ЯКОВЛЕВ

[ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РФ n 389-О от 21.12.2004] Об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства гражданки Курилко Лидии Михайловны о разъяснении постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 года n 18-П по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации  »
Общая судебная практика »
Читайте также